Фото: vk.com/myhoodisgood

Художества на брандмауэрах. Граффити как рекламный ход

Если еще лет десять назад надписи на фасадах вызывали исключительно возмущение, то теперь горожане готовы спасать труды настенных райтеров. А сами художники используют возникающие скандалы как мощный способ пиара. Где грань между реальным уличным искусством и вандализмом? И на чьей стороне закон?

Петербург захлестнула волна скандалов, связанных с появлением изображений на брандмауэрах старинных домов и трансформаторных будках. Как правило, они развивались по одному и тому же сценарию: последователи стрит–арта самовольно наносили баллончиками изображение на стену и активно пиарили свое творение в СМИ. На смольнинском портале "Наш Санкт–Петербург" появлялась затем жалоба с просьбой закрасить рисунок. Тут внимание прессы многократно увеличивалось: телеканалы брали интервью у художников, газеты посвящали подробные статьи.

От Дурова до Черчесова. Культовые петербургские граффити, которые мы потеряли

От Дурова до Черчесова. Культовые петербургские граффити, которые мы потеряли

2068
Карашаш Ногаева

Подобную информационную продукцию объединяло одно: главным злом всегда объявляли не неожиданный акт настенной самодеятельности, а автора жалобы. Грамотный перевод стрелок на жалобщиков позволял не замечать вероломный характер самостийного творчества.

В Петербурге ведь существуют ограничения, причем жесткие: запрещается размещение рисунков и росписей на лицевых фасадах зданий и сооружений. Установлены правилами благоустройства, а именно пунктом 6.4. Допускается разрисовывать только дворовые фасады, да и то с обязательным предварительным согласованием. Задним числом легализовать уже появившийся рисунок нельзя. "Самовольное нанесение росписей на стены — административное правонарушение с соответствующими последствиями", — говорит главный художник Петербурга Алексей Моор.

Вот тут и кроется непреодолимое противоречие: райтеры хотят, чтобы их работы видели все, и потому "украшают" большей частью лицевые фасады.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Один из наиболее активных пользователей портала "Наш Санкт–Петербург", который шифруется под ником "Александр С.", был инициатором закраски портретов Станислава Черчесова и Сергея Бодрова. Он сказал, что борется не столько за чистоту стен, сколько против незаконной рекламы — именно так он оценивает граффити с хештегами и интернет–адресами.

"Считаю, что городское пространство не должно использоваться под рекламу безвозмездно. Большинство рисунков на стенах, в том числе работы пресловутой команды HoodGraff, у нас принято относить к стрит–арту, хотя это, на мой взгляд, ошибочно. С тем же успехом можно причислять к высокой кухне пельмени из соседнего супермаркета. В перерисовке на стену очередного фото нет никакого искусства", — считает Александр С.

То, что граффити могут быть скрытой рекламой, не исключает и руководитель коммуникационного агентства "Репутация" Наталья Суслова, которая занимается вопросами продвижения. Она уверена, что жалобы только на руку райтерам: "Не думаю, что работа с небольшими городскими объектами, такими как трансформаторные будки, способна сделать имя какому–нибудь художнику. Но вот скандал — кратчайший путь к известности".

Директор по развитию Музея стрит–арта Татьяна Пинчук говорит, что средняя коммерческая цена за подобный рисунок составляет около 5 тыс. рублей. Стоимость зависит от площади или сложности поверхности. Если у авторов есть портфолио, то работа может обойтись и дороже. Попадание в СМИ помогает расценки увеличить.

Есть и другая проблема: закрасить рисунок на будке не особо сложно. Другое дело — крупноформатное граффити во весь брандмауэр. Не известно ни одного случая, когда убирали по жалобе на портале. На Обводном канале — напротив ТРЦ "Лиговъ" (пропутинское творчество движения "Сеть") и на углу с ул. Константина Заслонова (реклама чая Lipton) убрали после обращения одной из сетевых газет. Она же вынудила жилищную инспекцию и жилкомсервис начать судиться из–за огромной надувной лодки (с логотипами Yota и "Трезвой России") на углу Обводного и Подольской ул. Суд обязал закрасить плавсредство, но до исполнения дело пока не дошло.

Особенно много несогласованных брандмауэрных картин на Петроградской стороне.

Председатель комитета по градостроительству и архитектуре Петербурга Владимир Григорьев уверен, что появление таких работ недопустимо: "Историческая часть нашего города имеет одну из серьезных архитектурных и пространственных характеристик — брандмауэры, изначально лишенные изображений. Это создает особый петербургский колорит. Поэтому я не вижу смысла в рисунках на брандмауэрах".

Что мы красили этим летом

30 апреля

Портрет Михаила Боярского, болеющего за «Зенит», на Петроградской стороне забросали раской. Подозревают болельщиков ЦСКА.

21 мая

На Введенской ул. появился портрет главного тренера сборной России по футболу Станислава Черчесова. Местные жители потребовали от властей его закрасить еще до окончания работы. Но официально разрешили оставить до 1 ноября.

8 июля

У Черчесова «отрезали» указательный палец, нарисовав там открытую рану.

10 июля

Черчесова закрасили и потом нарисовали снова — отдающим воинское приветствие.

15 июля

На портрете Черчесова появилась надпись: «Почему мундиаль в гомофобной стране? хЕВАх». На следующий день граффити закрасили.

21 июля

На портрете Сергея Бодрова появилась надпись красной краской: «В чем сила, брат? В ЛГБТ. хЕВАх». Надпись закрасили.

25 июля

Закрасили портрет Виктора Цоя на углу Зверинской ул. и Любанского пер., оставив только надпись «Сквер Виктора Цоя».

1 августа

Закрасили Константина Кинчева и уголок памяти Михаила Горшенева на Лиговском пр., рядом с магазином Castle Rock.

Максим Казинцев, Александр Тупеко Все статьи автора
21 сентября 2018, 10:01 16050
Новости партнеров
Реклама