воскресенье, 28 ноября 2021
$

Пищепром и загадки экономики: почему растут цены на продукты

Автор фото: Архив "ДП"

Продуктов много, купить не на что.

Пищевая промышленность и её развитие — немного загадочная история. С одной стороны, ассортимент на полках магазинов убеждает, что с продуктами всё в порядке и до дефицита, который помнит старшее поколение, очень далеко.
Уже в 2018 году Россия по объёмам производства основных видов растениеводческой продукции превысила среднегодовые уровни 1986-1990 годов: по сахарной свёкле и овощам — примерно в 1,5 раза, по пшенице, подсолнечнику, кукурузе — в 2-4 раза, по сое — почти в 5 раз. Наибольший рост урожайности наблюдается по сахарной свёкле, кукурузе, фруктам и зерновым (в 1,7-1,9 раза), сое, картофелю и овощам (в 1,4?1,5 раза). Производство мяса птицы увеличилось по сравнению с дореформенным периодом в 2,8 раза. По свинине объёмы производства превысили советский уровень на 6%. Продуктивность молочных коров в сельхозорганизациях выросла с 2,2 тонн в 1992-м до 5,8 тонн в 2017-м.
С другой стороны, цены на всё это изобилие могли бы быть и пониже, поскольку инфляция "даётся нам в ощущении" именно через ценники в продуктовых магазинах.
В аналитическом центре университета "Синергия" посчитали летом, что "около 60,4% граждан России отдают за продукты примерно половину своего ежемесячного дохода. У 16% на питание уходит почти весь заработок, а у 14,8% — примерно треть".
А что, цены на продукты в оценке уровня инфляции имеют такое большое значение? Решающее, скажут авторы исследования Exposure to Daily Price Changes and Inflation Expectations ("Как повседневные изменения цен влияют на ожидания инфляции"). Ещё в 2019 году экономисты выяснили, что именно "личные покупки продовольствия" — ключевой источник знаний потребителей о ситуации с ростом цен в стране (а не данные статистики и не обещания чиновников).

Парадоксы импортозамещения

Тут что-то не так. Пищевая промышленность восстановилась после карантинов, производство продуктов растёт на 3% в год. Но почему продукты так дороги? Вроде отечественный производитель должен был бы давным-давно завалить прилавки качественными дешёвыми товарами, особенно в ситуации продуктового эмбарго?
"Импортозамещение" сработало, однако не совсем так, как этого ожидали люди. Действительно, согласно данным Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС при Президенте РФ, "доля импортной продукции в обороте розничной торговли продовольствием снизилась с 36% в 2013 г. до 22% в 2017 г."
Но всё не так просто. По данным аналитического обзора "Импортозамещение или перемещение", подготовленного Национальным рейтинговым агентством, "несмотря на активно проводимую уже шесть лет политику импортозамещения, а также на рост темпов внутреннего производства различных категорий продуктов питания, полного импортозамещения в России не произошло… Объём ввоза санкционной продукции за период 2013-2019 годов сократился на четверть в реальном и на 40% в стоимостном выражении. При этом объём российского производства данных категорий продуктов вырос на 12,3%. Многие крупнейшие действующие поставщики в РФ существенным образом нарастили объём импорта из ЕС, что, скорее всего, не обусловлено столь же значительным ростом внутреннего потребления, а, как можно предположить, увеличением объёмов реэкспорта в Россию. Белоруссия заменила ЕС в качестве основного поставщика в РФ (с долей в 25%) от совокупного российского импорта санкционной продукции".
Люди не стали потреблять больше и дешевле. Сравнительно бюджетные импортные продукты заместились более дорогими отечественными, а доходы людей не выросли.
В целом, как подсчитали в РАНХиГС, на "импортозамещении" люди ежегодно теряют (то есть переплачивают) 445 млрд рублей (в ценах 2013 года, когда доллар был вдвое дешевле по отношению к рублю). Однако "чистые потери" покупателей продукции отечественного пищепрома составляют в среднем 13% от этой суммы. А вот оставшиеся 87% дополнительных расходов покупателей распределились так — 3% пошли "в пользу импортёров", а вот 84% — отечественным производителям.

Задача по экономике

А вот тут начинается самое интересное. Кто эти абстрактные "отечественные производители", ставшие главными бенефициарами импортозамещения и всяких таких мер поддержки. Это вовсе не "фермеры", а "аграрные олигархи".
Экономисты Центра агропродовольственной политики РАНХиГС в исследовании "Оценка влияния институциональных и структурных изменений на развитие аграрного сектора России" установили, что в 2016 году на долю 100 агрохолдингов (0,5% от общего числа компаний на рынке), владеющих крупнейшими активами, пришлось 29% всех сельскохозяйственных активов страны, а на 2,5% — уже больше половины.
Те же 0,5% — то есть 100 сельхозорганизаций с крупнейшими активами — получили в 2016 году 57,9% всех выданных банками инвесткредитов в отрасли, а 1% из них — уже две трети кредитов. На долю 95% организаций, не вошедших в топ-1000 владельцев активов АПК, пришлось лишь 12,4% от общего отраслевого объёма кредитования.
"Бесконтрольная монополизация рынка крупными агрохолдингами сопровождается вымыванием малых и средних предприятий, что, в свою очередь, создаёт структурные ограничения для развития сельских территорий, обрекает их на стагнацию и в конечном счёте замедляет рост в АПК", — делают вывод исследователи.
При этом монополизация сосредоточена на самых важных и высокомаржинальных рынках: зерно, масличные, сахарная свёкла, курятина (и индейка) и свинина. Первые три — основные экспортные отрасли. Резкий рост цен на еду на мировом рынке спровоцировал отток продовольствия из России. В случае, когда пшеницу можно продать по $280-290 за тонну на внешнем рынке и $170-190 (13-14 тыс. рублей) на внутреннем, угадайте, какой рынок выберет производитель? Зерно, подсолнечник (растительное масло), сахар пошли на экспорт. Первое время, чтобы удержать эту продукцию "внутри России" переработчики вынуждены были поднимать цены. Позже подключилось правительство с заградительными пошлинами на вывоз. Но повышенные внутренние цены всё равно остались.
А теперь — внимание. Задача на знание основ экономической теории. Представьте себе ситуацию, когда большую часть своих доходов люди тратят на еду, и цены на эту самую еду растут. Как будет вести себя человек в магазине? Выбирать что подешевле (логично). Но, с точки зрения производителя, это будет означать рост спроса на самые дешёвые товары. Что надо делать, если вы видите рост спроса? Правильно, поднимать цены. И при этом — отказываться от "неприбыльной" части ассортимента. А надо ли инвестировать в расширение производства? Нет. Зачем, если вы видите, что доходы людей не растут, кто будет вашим покупателем? Лучше продать побольше на экспорт. Ах, правительство говорит, что хочет затруднить этот экспорт? Ну и отлично. Тогда тем более нет смысла расширять производство: своему "бедному" покупателю много не продашь, зарубежному "богатому" — не позволяют. Тогда можно просто поддерживать производство на прежнем уровне и не торопиться с инвестициями.