Федор Вессарт Все статьи автора
14 ноября 2020, 16:54 44345

250 дней под запретами: локдаун захватывает Петербург

Фото: Сергей Коньков

В марте 2020 года губернатор Александр Беглов подписал постановление о введении в Петербурге режима "повышенной готовности". Так в жизни Северной столицы впервые появились COVID-ограничения.

"Финансовой подушки уже нет": ТЦ в ожидании полного коллапса

"Финансовой подушки уже нет": ТЦ в ожидании полного коллапса

39997
Максим Мунгалов

В ноябре, спустя восемь месяцев, удалёнка, маски и запреты для бизнеса всё ещё с нами. Более того, к концу года городскую систему здравоохранения, похоже, ждёт главная проверка вирусом. В преддверии "решающей битвы" "ДП" решил напомнить, как в Петербурге изменилось восприятие "новой нормальности" и какие уроки извлёк из 250-дневного противостояния с коронакризисом Смольный.

Конечно, к 13 марта, когда Беглов завизировал исторический документ, коронавирус сам по себе уже не был ни для кого новостью: ВОЗ к этому моменту как раз объявила о пандемии, а число заболевших в России стало трёхзначным. Однако, безусловно, стали событием первые ограничения: новостную повестку захватили сводки об отмене форумов, концертов и спортивных событий, бизнес заговорил о серьёзных потерях.

Фото: gov.spb.ru

Единственный реальный запрет, который ввёл Смольный первым связанным с COVID-19 указом, касался мероприятий с численностью участников более 1 тыс. человек, спустя всего неделю ограничения резко ужесточили и организованно собираться стало нельзя уже и группами по 50+.

Читатели "ДП наверняка помнят, что было дальше: резкий рост числа заболевших вынудил власти забыть про удобные сравнения с Москвой — столица серьёзно опережала Петербург по заболевшим и первой прокладывала дорогу к локдауну — и перейти от полумер (остановленной призывной кампании и нового режима работы метро) к штрафам за нарушение самоизоляции и полному закрытию общепита и непродуктовых магазинов. Бизнес потом скажет, что всё напоминало фильм катастрофу, чиновники подтвердят: период самых жёстких ограничений всем стоил дорого.

Осенью главным лозунгом властей стало обещание не допустить повторения сценария первой волны: останавливать экономику снова нельзя ни в коем случае — сказал Владимир Путин, строгие ограничения не рассматриваются — дружно отозвались главы регионов.

Фото: gov.spb.ru

Только вот кардинально снизить нагрузку на систему здравоохранения ни в мегаполисах, ни тем в более на периферии под натиском второй волны не получилось. К 14 ноября суточное число случаев заражения COVID-19 в России приблизилось к отметке в 23 тыс. (это в два раза выше весеннего максимума), в Петербурге — преодолело отметку в 1,8 тыс. (в мае рекордным показателем было 541 заражение за сутки).

Да, значительно вырос охват тестирования (в Петербурге сейчас работает в два раза больше (48) лабораторий, где проверяют анализы на коронавирус), и показательны, конечно, в большей мере другие цифры, а ещё — заявления и решения властей. В Северной столице почти ежедневно обновляется рекорд по числу госпитализированных пациентов с пневмонией, в пятницу в больницы увезли более 850 человек. В Смольном предупреждают: если так продолжится, в стационарах закончатся места. Глава комитета по здравоохранению Дмитрий Лисовец говорит, что в таких условиях нужно смещать акцент на амбулаторную помощь, и при этом сам же докладывает о дефиците участковых врачей.

Я/мы не виноваты: петербургские ТЦ как фактор новой волны заражений

Я/мы не виноваты: петербургские ТЦ как фактор новой волны заражений

24193
Анна Серпер, Софья Ляховская

На этой неделе в Петербург приезжала делегация Минздрава (случается такое нечасто). Публичной критики действий властей города, как и в принципе важных заявлений по ситуации с коронавирусом, не последовало, но вскоре губернатор Александр Беглов всё-таки снова поправил то самое мартовское постановление №121.

Худшие опасения предпринимателей не подтвердились: обошлось без ограничения на число посетителей за столиками кафе, выдохнули, не увидев упоминания о себе в обновлённом документе, владельцы ТЦ. Кардинально для бизнеса по сравнению с ранее вступившими в силу ограничениями ("комендантский час" для баров и увеселительных заведений, запрет на работу фуд-кортов) ничего не поменялось. Основное в новом постановлении — это запрет на массовые мероприятия и самоизоляция для пожилых.

История закольцевалась. Спустя восемь месяцев после введения первых ограничений власти пришли почти туда, откуда начали. А дальше — только локдаун.

Морально готовы, материально — нет

Бизнес, который летом активно жаловался на несправедливые ограничения, а в преддверии второй волны просил "не добивать в висок после выстрела в ногу", к осени точно знает только одно: в новых условиях ничего нельзя планировать.

"Вопрос: будет ли локдаун? — не стоит. Стоит вопрос: когда он будет и на каких условиях для бизнеса и сотрудников? Мы все здравомыслящие, и прекрасно понимаем, что если продолжится быстрый рост количества активных случаев, то власти просто вынуждены будут снова поэтапно закрывать бизнес. Индустрия красоты сейчас как на иголках. Никто не планирует ничего дальше, чем на неделю. Как говорится, нам бы день простоять, да ночь продержаться", — делится соображениями общественный омбудсмен индустрии красоты Лялья Садыкова.

Выживет или не выживет та или иная компания, зависит исключительно от запаса прочности, который она смогла накопить, добавляет президент Ассоциации владельцев пассажирских судов Санкт-Петербурга Владимир Родионов. Меры государственной поддержки, по его мнению, — это работа ради работы, а не на результат.

"Отсрочки по налогам и сборам и их продление, иначе чем "отрубание хвоста у кошки по кусочкам", назвать нельзя. Пассажиропоток судоходных компаний-членов Ассоциации АВПС в 2020 году упал по сравнению с 2019 в среднем на 60%, соответственно упали и доходы. А вот расходы, наоборот растут. Запас прочности у всех компаний разный", — говорит собеседник "ДП".

Те, у кого запаса прочности не было, уже закрылись, отмечает исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК "Универ Капитал" Артём Тузов.

"Кто не смог приспособиться, уже закрылся (порядка 1 млн малых и средних предприятий прекратили свое существование в том году). А всего потери экономики от первого локдауна составили 8% ВВП 2020 года (по расчётам Счетной палаты). Учитывая новые ограничения, по году общие потери экономики могут превысить прогноз Центрального Банка — они явно будут выше 5% ВВП", — напоминает Тузов.

Фото: Ермохин Сергей

Уроки пандемии

Восемь месяцев противостояния коронавирусу показали, что даже частичное отключение экономики вызывает мгновенные негативные последствия (резкий рост безработицы, банкротства МСП), но также имеет и долгосрочные: падение доходов и уровня жизни населения, переход к пессимистичным настроениям бизнеса.

"Самый главный урок, который смогли извлечь власти из весеннего локдауна: отключение экономики (даже нескольких отраслей) вызывает массу негативных последствий, которые на протяжении долгого времени не дадут возможности экономике восстановиться. В первую очередь, это касается доходов граждан, которые в этом году рухнули на 8% во втором квартале и на 4,2% — в третьем. Бизнес понёс потери: в зависимости от отрасли, в размере от 20% до 80% прибыли от прошлогоднего уровня", — подтверждают в "Универ Капитал".

Власти пытаются соблюсти баланс — снизить нагрузку на здравоохранение, не навредив экономике, говорит региональный координатор "Клуба лидеров" в Петербурге и Ленобласти Вячеслав Трактовенко. По сравнению с весенним периодом, когда всё было в новинку, прогресс в вопросе противодействия коронавирусу налицо, уверен Трактовенко.

"Действия власти стали более продуманными и спокойными. Они, естественно пытаются соблюсти баланс: сохранить как можно больше жизней, не допустить перегрузки системы здравоохранения, чтобы хватало коек и в целом была возможность работать, и в тоже время не закрыть полностью работу предприятий", — говорит собеседник "ДП".

Скорее оптимистично смотрит на ситуацию и первый вице-президент "Опоры России" Павел Сигал.

"Весной ситуация была сложнее, так как масштаб пандемии нарастал очень быстро и не было понимания, как решать проблему. Сейчас сдерживать число заболевших удаётся за счет масочного режима и социальной дистанции, поэтому ужесточения стоит ждать в сферах общепита, досуга, фитнес-центрах и других местах массового скопления населения", — отмечает Сигал.

По его словам, бизнес, который дожил до ноября, тоже подстроился под изменившиеся условия: сформировал зарплатный фонд, усилил меры безопасности на рабочих местах и перевёл часть сотрудников на удалёнку.

"Бизнес, который мог, уже приспособился к изменениям и на долгий период, ведь понятно, что и в следующем году (зимой и весной) мы не вернёмся к прежней жизни", — полагает Артём Тузов.

Важно, что изменилось отношение к новым условиям, у самих горожан, подчёркивает председатель петербургского регионального отделения "Деловой России" Дмитрий Панов.

"Мы можем с уверенностью утверждать, что в стране и в частности в Санкт-Петербурге наблюдается серьёзное изменение отношения граждан к соблюдению рекомендаций и предписаний Роспотребнадзора по профилактике заболевания и использованию средств индивидуальной защиты. Вместе с этим у граждан серьёзно изменилось отношение к привычным ранее способам времяпрепровождения: встречи всё чаще проводятся по видеосвязи, кинотеатры постепенно заменяют онлайн-сервисы, а значительная доля заказов в заведениях общепита перешла в онлайн-формат", — говорит Панов.

Фото: Ермохин Сергей

И что всё-таки дальше?

Бизнесу, особенно малым и средним предпринимателям, нужна прямая финансовая помощь властей. Деньги, которые сейчас помогут компаниям выжить, вернутся в казну налогами, напоминает Лялья Садыкова.

"Город просто обязан протянуть пострадавшему бизнесу руку помощи. Да и не надо быть гуру экономики, чтобы понимать, что гораздо выгоднее сохранить уже построенное, чем строить заново. Ведь все деньги, вливаемые государством в экономику через малый бизнес, вернутся довольно быстро и сторицей", — отмечает Садыкова.

Чтобы экономика начала восстанавливаться, мало введения моратория на проверки и локальных налоговых каникул, соглашаются собеседники "ДП". Как полагает Владимир Родионов, эффективными будут только долгосрочные меры поддержки.

"Реально помочь бизнесу выжить в условиях пандемии на текущий момент могут налоговые каникулы в первом квартале 2021 года в сочетании с отсрочкой по налогам и сборам до третьего квартала 2021 года. И то при условии, что будет прогресс в борьбе с коронавирусом во всём мире", — констатирует Родинов.

Осторожно делать оптимистичные прогнозы помогают новости о российской вакцине от коронавируса, добавляет Павел Сигал.

"Тестируется вакцина, что даёт сфере здравоохранения больше возможностей для работы, поэтому, думаю, что представители власти не будут лишний раз устраивать стрессовую проверку бизнесу", — говорит первый вице-президент "Опоры России". Недавно "ДП" рассказывал, что в Петербурге вакцину пока получили менее 40 медицинских работников.

Фото: Ермохин Сергей

Что точно изменилось в Северной столице за эти восемь месяцев, так это характер диалога бизнеса и власти. Пандемия научила чиновников быстрее реагировать на запросы, которые формируют новые обстоятельства, говорит Вячеслав Трактовенко.

"Увеличилась скорость реакции и принятия решений. Добавилась значительное количество новых инструментов коммуникации на всех уровнях — например, региональные чаты с вице-губернаторами, отвечающими за ковидные ограничения, и федеральные напрямую с министрами. Сам бизнес, особенно те отрасли, которые раньше с властью не взаимодействовали, стали искать необходимые для них формы диалога: собирать новые ассоциации, искать представителей, которые могли бы выражать интересы всей отрасли и к которым прислушиваются. Эффективность этого диалога не всегда высока, но по крайней мере есть желание с обеих сторон идти на встречу друг другу", — подытоживает Трактовенко.

Не согласиться с координатором "Клуба лидеров" трудно. Уходить от публичной активности в эпоху коронавируса чиновникам стало гораздо сложнее. Первым на контакт, чтобы предупредить неприятные реакции, теперь зачастую идёт сам Смольный: отсюда и голосования в соцсетях по важным вопросам и отеческие призывы потерпеть, формулируемые на максимально доступном языке ("чуть меньше потанцуем и пообнимаемся").

До конца пандемии ещё долго, но то, что некоторые её уроки оказались весьма ценными, очевидно уже сейчас.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама