Фото: Ермохин Сергей

"Сначала было похоже на фильм-катастрофу": петербургский бизнес в кризис

"Деловой Петербург" продолжает цикл интервью "Петербургский бизнес побеждает кризис" с бизнесменами города о том, как они преодолевают кризисный период в экономике. На вопросы отвечает Леонид Кисиль, владелец студии хореографии в Петербурге. Проект "Петербургский бизнес побеждает кризис" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Как вы пришли в бизнес?

Потеря ориентиров и "умные весы": петербургский бизнес в кризис

Потеря ориентиров и "умные весы": петербургский бизнес в кризис

12632

— Я всю жизнь был связан с театром и балетом: окончил знаменитую Академию русского балета им. А. Я. Вагановой, 10 лет служил в Михайловском театре, работал у Б.Я. Эйфмана — руководил его труппой. Затем меня пригласили возглавить новый театр в Китае. Но мне всегда хотелось чего-то еще: не просто танцевать, а ставить, причем ставить свое. Однажды я улетел по работе в Израиль, провел там 10 дней, посмотрел на город Тель-Авив-Яффа, увидел, что сделал с ним Наполеон, по-другому посмотрел на свою жизнь, вернулся и буквально через неделю открыл свою студию хореографии. Это было в ноябре 2018 года. К тому времени у меня уже было юридическое образование, которое мне сильно помогает до сих пор.

Леонид Кисиль,
Леонид Кисиль,

Чем ваша компания занималась до самоизоляции?

— Мы обучали и продолжаем обучать девушек и юношей классическому балету, а также преподаем балетную растяжку и гимнастику. Изучаем танцы и вариации из классических балетов, проводим образовательные лекции, ходим в театр, делаем обзоры на балеты. То есть активно занимаемся просвещением в этой области. Кроме того, мы открываем театр и планируем ставить балеты — с участием наших учениц и профессиональных артистов.

Леонид Кисиль
Леонид Кисиль

Кто ваша целевая аудитория?

— В последние время популярность классического балета вновь возросла. Первый всплеск был где-то в конце девяностых — в начале нулевых, теперь новая волна тех, кто хочет заниматься балетом. К нам обращаются люди и 20, и 30 лет, есть ученица, которой 60 лет. Она приезжает к нам из Сибири летом и зимой. Мотивация у всех разная. Кто-то учиться в профессиональных училищаха и берет дополнительные уроки, кто-то воплощает мечту детства, кто-то хочет таким образом сохранить фигуру, улучшить растяжку, приобрести осанку, воздушность и грацию.

Как пандемия повлияла на ваш бизнес?

— Когда объявили, что студии не могут работать, мы перешли в удаленный режим. Довольно быстро выяснилось, что кто-то уезжает на дачу, у кого-то дети и он уже не успевает заниматься, кто-то уехал на несколько месяцев на дачу без стабильного Интернета, кто-то не может по работе, кто-то стесняется и не хочет показывать свой домашний интерьер. Мы приняли решение и заморозили все абонементы. Сделали запись занятий, начали проводить бесплатные открытые уроки в своих соцсетях, нас смотрели люди со всей планеты. Конечно, это уже не работа тет-а-тет, но такой формат позволял поддерживать себя в форме. В начале мы потеряли 50% учеников: те, кто был готов заниматься, объединяли в классы, проводили отдельные уроки в Skype и Zoom.

Вместо фитнеса — масло: петербургский бизнес в кризис

Вместо фитнеса — масло: петербургский бизнес в кризис

2327
Леонид Кисиль
Леонид Кисиль

Как поменялась специфика работы?

— Мы полностью переформировались. Когда вы, например, занимаетесь фитнесом, можно на время уйти "на удаленку", спокойно включить запись и повторять за тренером. Но когда вы занимаетесь классическим балетом, это совершенно другой формат. Педагоги должны не просто видеть человека, а трогать, щупать, следить за тонкой работой мыщц, ловить мельчайшие движения. Есть своя специфика: не всегда можно на слух понять, что от вас хочет педагог. Нам обязательно нужен второй экран, чтобы понимать, как и что вы делаете, поправлять и комментировать. Правда, мы все-таки давно думали о том, чтобы сделать онлайн курсы, пандемия заставила нас ускориться. Удивительно, но снимать большие залы, приглашать артистов, делать грим, арендовать технику не пришлось. Грубо говоря, мы все сделали на коленке. Написали сценарий, записали курс на iPhone дома, сделали монтаж и, удивительно, но курс отлично зашел. Люди активно стали его покупать, и я понял: "Не важно, какие у вас декорации, важно то, как вы это рассказываете и что стоит за вашим продуктом". Что интересно, во время самоизоляции были очень востребованы лекции про балет. Бывало, что за день театры транслировали по четыре балета. Я делал себе график и рассказываем, что и как смотреть, о чем этот балет, на что обращать внимание. Мы проводили прямые трансляции с артистами балета, осваивали YouTube, с утра и до вечера постоянно работали в социальных сетях.

Насколько уменьшился ваш оборот?

— Сначала мы еще жили на тех деньгах, которые заработали до этого. Но во второй и третий месяц было сложно, мы работали в ноль. Надо сказать больше спасибо нашему арендодателю, потому что он сильно снизил для нас цены и это очень помогло: нам хватило на аренду, на зарплаты и рекламу в социальных сетях. Как только мы открылись в первый же месяц мы практически восстановили оборот, сейчас могу уверенно сказать, что уже вернулись 95% учеников. Мы набрали новую группу.

Как пандемия повлияла на ваш рынок?

— Конечно, не все смогли перестроиться на онлайн-уроки. Сложно сказать, но я думаю, что примерно 40% сейчас либо ушли с рынка, либо копят средства на то, чтобы заново открыться. Активность на рынке точно у всех упала. С другой стороны, появляются новые проекты, никуда не ушли известные игроки: студия Дианы Вишневой, Матильды Шнуровой. Они, естественно, выжили.

Обращались ли вы за государственной поддержкой для бизнеса?

— Налоговые вычеты, скидки и гранты — ничего такого мы не получали. В программе поддержки написано, что помощь направлена на тех, кто сильно пострадал из-за пандемии. Но кто определяет, кто и как пострадал? Например, бухгалтерская фирма, которая нас обслуживает, с одной стороны не закрывалась и работала удаленно, с другой стороны почти все их клиенты или ушли с рынка или попросили об отсрочке оплаты. Является она пострадавшей? Скорее всего да. Мы тоже пострадали, но относительно спокойно прожили этот период и не закрылись. Хочу отметить, что в какой-то момент появилось очень много мошенников. Звонили с неизвестных номеров и рассказывали, что нам предоставляется государственный кредит под ноль процентов, что можно взять этот грант, давайте мы вас в очередь запишем. Это было неприятно.

Оглядываясь назад, как бы вы охарактеризовали весну 2020 года?

— Начало пандемии было похоже на голливудский фильм-катастрофу. В таком фильме все сначала вполне хорошо, потом начинается небольшой отток людей, потом резко меняется кадр и в городе уже никого нет. В начале мы работали в обычном режиме, потом, естественно, купили антисептики, обрабатывали все поверхности. Потом начали совмещать оффлайн и онлайн, потом полностью перешли "на удаленку". Похоже, правда?

dp.ru Все статьи автора
13 сентября 2020, 13:49 8150
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама