Ольга Ларина Все статьи автора
22 декабря 2020, 07:01 17818

"В кризис надо тратить": Андрей Никитин о ВСМ, потерях бюджета и падении турпотока

Фото: коллаж Алены Марченко

Проект "Итожа двадцатый" подводит итоги года в регионах Северо-Западного федерального округа. С DP.RU побеседовал губернатор Новгородской области Андрей Никитин.

"Чуть лучше, чем в среднем по стране"

Магистраль мечты: ВСМ для Великого Новгорода как выход из тупика

Магистраль мечты: ВСМ для Великого Новгорода как выход из тупика

9794
Ольга Ларина

Андрей Сергеевич, как завершается 2020 год в Новгородской области?

— Вот прямо сейчас подписал план-график программы газификации на 2021 год. Это Хвойная, Мошенское, в перспективе — Пестово.

То есть это те районы, где газа сейчас нет и где он наконец появится?

— Да. Во-первых, газифицируется часть Боровичского района и Хвойнинский, дальше оттуда пойдёт ветка на Мошенское. А Пестовский район — это будет другая ветка, которая идёт из Вологодской области в Тверскую. Но все эти газопроводы теперь есть на плане, "Газпром" официально всё согласовал. По Хвойной уже идёт проектирование, по остальным — сейчас начнётся. Если помните, весной было поручение президента РФ Владимира Путина ускорить газификацию, вот она и ускорилась для нашего региона.

И в 2021 году уже будет что-то ощутимое?

— В 2021 году будет стройка на Хвойную и трассировки на Мошенское и Пестово.

А в целом как экономика Новгородской области пережила уходящий год?

Палата раздора: как "варяги" раскололи общественность Новгорода

Палата раздора: как "варяги" раскололи общественность Новгорода

9125
Ольга Ларина

— По индексу промышленного производства наши показатели чуть лучше, чем в среднем по стране — примерно 98% к 2019 году, по обрабатывающим производствам — почти 99%. То есть мы примерно остались на уровне прошлого года. Есть отрасли, которые удивили в хорошем смысле: были плохие прогнозы по лесопереработке в начале года, но, тем не менее, наши лесопереработчики отработали с большим плюсом. Неплохо отработали химики и, в общем, наша экспортная составляющая более-менее осталась на уровне. Конечно, пострадала отрасль туризма, общественного питания, индустрия гостеприимства. Промышленность вся работает.

Предприятия ЛПК и химической промышленности, которые показывают рост, не останавливались весной?

— У нас не останавливалась никакая промышленность — ни радиоэлектронная, ни какая-то ещё. Не останавливались дороги и стройки. Какое-то время не работали гостиницы, рестораны работали только на доставку, были ограничения в транспортной отрасли — так, что пришлось субсидировать наших перевозчиков, потому что в этом году они сильно пострадали, особенно в первом полугодии.

"Экономить не будем"

Получил ли бюджет Новгородской области запланированный объём доходов в 2020 году?

— Если формально смотреть, доходов стало больше — это субсидии федерального центра на доплаты медикам, закупку лекарств и так далее. Но если говорить именно о собственных доходах, то мы очень сильно потеряли в налоге на прибыль: суммарно потери регионального бюджета по этому налогу мы оцениваем где-то в 3,5 млрд рублей. Примерно 1,5 млрд из них были компенсированы федеральными субсидиями, но почему-то только полтора. Плюс мы создали резервный фонд, потому что когда встал вопрос — как пройти пандемию — мы приняли решение, что экономить не будем.

Каким получился "бюджет пандемии"? В какую сумму обошлись принятые меры?

— Всего получается около 4,5 млрд рублей: порядка 2 млрд рублей мы получили из федерального бюджета — на финансирование лекарств, выплаты медикам, закупку оборудования. Плюс примерно столько же выделили из резервного фонда региона. И это тоже минус, который у нас появился в бюджете.

Понятно, что этих средств в бюджете Новгородской области заложено не было. Как собираетесь решать проблему с образовавшимся дефицитом средств?

— Есть федеральное решение по бюджетным кредитам, которое будет действовать и в следующем году. Это практически бесплатный кредит, который позволит нам максимально сократить коммерческую часть заимствований. А дальше — либо будет дополнительная федеральная помощь, либо будут доходы восстанавливаться, надеемся на это. Те региональные деньги, которые мы потратили, пошли на две основные статьи расходов. Первая: льготные кредиты бизнесу, потому что очень много наших предпринимателей по ОКВЭД не подходили под федеральную помощь. Мы докапитализировали свой региональный фонд для того, чтобы все, у кого выручка упадёт на 30%, могли взять предельно льготные и длинные кредиты. Я посчитал это важным, чтобы сохранить налоговую базу и рабочие места на будущее, чтобы потом работала экономика. Если бы мы не дали эти кредиты — у нас бы закрылась половина малых и средний компаний.

Вторая часть региональных расходов — доплаты так называемому немедицинскому персоналу, который также не попал в федеральный список поддержки. Например, водители скорой помощи федеральную поддержку получили, а водители "неотложек" — нет. Буфетчицы, кастелянши, другие работники ковидных госпиталей — слесари, сантехники. Это люди, которые так же работают в "красной зоне", без них больница жить не может. Конечно, мы сделали доплаты и для них весной, что, естественно, потребовало от нас достаточно серьёзных денег.

Какова ситуация с государственным долгом региона?

— У нас не ухудшилась ситуация со стоимостью обслуживания госдолга, потому что он практически весь бюджетный стал. Долг, конечно, вырастет на конец года. Он не превысит предельных значений, но тем не менее он будет. Это уже задача следующего года — увеличивать доходы, работать с федеральным центром, чтобы госдолг сокращать.

В этом году важнее было другое: чтобы регион не попал в какие-то критические катаклизмы, чтобы не случилось остановок компаний, массовой безработицы, не произошло задержек зарплат. Например, в сельских, районных домах культуры всегда много было внебюджетных средств, и когда случился локдаун, они, как и рестораны, закрылись и не оказывали своих услуг — не было ни кружков, ни каких-то ещё мероприятий, и часть работающих там людей оказались под угрозой лишения зарплаты. Мы компенсировали эти расходы муниципалитетам из регионального бюджета, чтобы работники культуры, библиотекари не ушли, не потеряли работу — их же тоже много, и все они нужны нам. Решение было таким: в кризис надо тратить. Надо развивать инфраструктуру, поддерживать людей и тогда у тебя будет возможность что-то зарабатывать после кризиса.

"Налоги от малого бизнеса нужны на местах"

В этих условиях каким получается бюджет Новгородской области на 2021 год?

— Он получается сбалансированным и ещё более социальным, чем бюджет текущего года. Там и горячее питание для школьников, и соцконтракты для малообеспеченных. Мы один из пилотных регионов по соцконтрактам, и в этом году около 6 тыс. человек получили почти по 250 тыс. рублей на создание собственного дела, решение бытовых проблем, обучение. Такого в регионе раньше никогда не было, и всё это мы оставляем.

Дефицит бюджета будет большим?

— Бюджет будет бездефицитным или с небольшим дефицитом. Он будет, но техническим: сумма дефицита будет равна сумме остатков, и уже в начале года мы его профинансируем. Конечно, хотелось бы лучше. Но есть какие-то вещи, на которых экономить мы не будем. Например, расходы на поддержку местных инициатив. 35 млн рублей в год — и фантастический результат! В поселениях появляются спортивные, детские площадки, люди ремонтируют дома культуры, которые закрылись 20 лет назад… Эти деньги необязательно тратить, они не заложены в какой-либо федеральной программе, но эти вещи никто не финансировал 30 лет, и все эти годы в этих поселениях ничего не происходило. Так что сказать сейчас: "Мы экономим, прекратите это делать"— наверное, будет очень несправедливо. В конечном счёте эти небольшие вложения оборачиваются улучшением жизни, оживлением, в том числе экономическим.

Андрей Сергеевич, Вы в числе немногих глав регионов поддержали бизнес в проблеме отмены единого налога на вменённый доход (ЕНВД), просили федеральное правительство продлить этот налоговый режим. ЕНВД всё-таки будет отменён, что бизнес получит взамен? И как возместите потери муниципальных бюджетов от этого налога?

— В начале пандемии мы старались проводить регулярные прямые трансляции с бизнесом в соцсетях, и как-то все привыкли, что можно задавать вопросы, решать острые проблемы. Мы стараемся помогать нашим предпринимателям. Как альтернативу ЕНВД расширили патент, кое-где у нас нулевая ставка по патенту и налогам. По "упрощёнке" у меня позиция очень простая: налоги от малого бизнеса должны уходить в муниципалитеты. Когда я пришёл в регион в 2017 году (Андрей Никитин возглавляет Новгородскую область с 2017 года. — Ред.), от УСН муниципальных бюджетах был ноль! С 2018 года местные бюджеты уже получили 50% отчислений по "упрощёнке", в 2019 году — 60%, сейчас — 70%. Пока сделали трёхлетний перерыв, но затем будет добавлять по 10% ежегодно и дойдём до 100% отчислений по УСН в бюджеты муниципалитетов.

С чем связан перерыв?

— Публично-правовая компания "Российский экологический оператор" по факту не заработала в этом году, и те субсидии, которые нам обещали на мусорные полигоны, мы не получили. А ситуация со строительством полигона в Великом Новгороде была очень напряжённой. Поэтому в начале года мы собрались с главами муниципальных районов и приняли решение, что эти 30% платежей от данного налога пока заморозим в областном бюджете и направим их на строительство полигонов ТБО. Достроим городской полигон и построим ещё два, чтобы в ближайшие лет 15 в регионе не было проблем с тем, куда вывозить мусор.

То есть многострадальный полигон в Великом Новгороде достроят?

— Он уже построен, на днях я побывал там. Стройка завершена, но ещё месяца три понадобится на оформление необходимой документации. За счёт тех 30% отчислений от УСН, которые мы не отдали в муниципалитеты, началось строительство большого полигона в Крестцах. Готовится строительство ещё одного полигона в Боровичах — сейчас объявляется концессия. Всё это позволит нам открыть три больших полигона с полноценной сортировкой отходов. Для новгородского мусора этого будет абсолютно достаточно.

Соответственно, полигон в Малой Вишере, куда сейчас вывозят отходы из Великого Новгорода, разгрузится?

— Он пойдёт на рекультивацию. На эти цели мы планируем получить федеральное финансирование по программе "Чистая страна", чтобы уже в 2022–2023 годах провести эти работы. А сейчас в рамках этой же программы почти закончили рекультивацию свалки в Чудовском районе.

"Начнём ремонт первичного звена"

А что с медициной? Жители Новгородской области жалуются на "заоптимизированную" систему здравоохранения. Как Вы сейчас оцениваете те шаги, которые были сделаны и по укрупнению больниц, и по сокращению дневных стационаров — может быть, что-то будет пересмотрено в связи с пандемией?

— А как вы думаете, сколько коек было закрыто в 2018 году? По ощущениям, очень много, а на самом деле, закрыто было всего 80 коек — при том, что в регионе только ковидных коек сейчас — 2 тысячи. И гораздо больше других, не под ковид — всего коек по области 4500.

То есть оптимизировано было только управленческое звено медучреждений — бухгалтерии, администрации?

— Конечно. Сокращали лишние звенья. Оптимизация здравоохранения в Новгородской области была, но гораздо раньше 2018 года, и следствием её стало отсутствие нормального первичного звена — у нас очень поздно и плохо, как правило, происходит диагностика. Новгородский онкоцентр недавно занял первое место в конкурсе Ассоциации онкологов России по качеству лечения, то есть у нас хорошие, серьёзные больницы и профессиональные врачи. Но туда попадают люди с запущенными формами онкологических заболеваний.

Что мы сделали? Во-первых, мы погасили почти 600 млн рублей долгов наших медучреждений, которые "висели" на больницах, не давали приобрести бинты, йод, премии врачам выплатить и так далее. За этот год мы капитально обновили "тяжёлую технику" в детской больнице, в онкоцентре, аппарат КТ впервые появился в Центральной городской клинической больнице — это всё скорость и качество диагностики. В новгородском госпитале ветеранов при поддержке "Акрона" создан гериатрический центр. Раньше могли получать реабилитацию где-то 3 тыс. человек в год, сейчас — 19 тысяч. И главный гериатр страны говорит, что это лучший центр на Северо-Западе, даже в Петербурге такого нет. А в следующем году, как и поручил президент, мы начнём модернизацию первичного звена, и получим 3 млрд рублей на пять лет. Начнём ремонтировать и насыщать это самое первичное звено. Надеюсь, это сильно изменит ситуацию. Из хорошего: в этом году у нас впервые новых врачей стало больше тех, которые вышли на пенсию.

Откуда берёте специалистов? Поделитесь секретом с другими регионами, испытывающими острейший дефицит медиков.

— Это наш секрет. То, что мы закрыли долги медучреждений, позволило нам создать программу для привлечения врачей дефицитных специальностей – например, педиатров, которых у нас очень не хватает. Мы даём врачам квартиры. Медработник живёт семь лет, а потом получает это жильё в собственность. И вот уже почти 60 человек в этом году живут в новых квартирах, и я к ним обязательно съезжу в гости.

Это жильё на селе или в городах тоже?

— В Новгороде, Боровичах, Старой Руссе, плюс в тех небольших городах, которые тоже захотели участвовать в программе – Окуловка, Демянск. С педиатрами, например, проблема в Новгороде: наш медицинский институт пока их не готовит, подана заявка на сертификацию. И пока своих специалистов нет, для области нехватка педиатров — болезненная тема. Но как результат всех наших действий — в Новгородской области, даже принимая во внимание серьёзную вторую волну, рост показателя общей смертности от всех причин за 11 месяцев этого года составил 4,7% — по Российской Федерации этот показатель на конец ноября дошёл до 13%. Показатель смертности от COVID-19 в Новгородской области (0,66%) также остаётся одним из самых низких и находится значительно ниже средних показателей в стране (1,77%) и СЗФО (2,3%).

"Это ощущение, это не про деньги"

Какие проблемы Новгородской области пандемия обострила больше всего? Весной вы говорили: "Наши минусы стали плюсами", имея в виду небольшую численность населения региона и отсутствие аэропорта. А что бы сказали теперь, когда регион столкнулся с серьёзной второй волной COVID-19?

— Своё мнение я не поменял. Знаете, когда регион небольшой — очень короткая управленческая дистанция. Я знаю всех главных врачей лично, они меня знают, какие-то решения можно принять очень быстро, не нужно для этого собирать большие совещания. То же самое с бизнесом. Плюсы небольшого региона они, наверное, в этом: иногда можно решения принять быстро, без сложных форматов.

Здесь много взаимной поддержки. Помните, был момент, когда нельзя было нигде купить маски? Были только маски без полного набора документов, которые нельзя было купить за бюджетные средства. Мне тогда позвонили все директора заводов и сказали: давайте мы их купим. Никто не остался в стороне. Рестораны, которые не работали, кормили врачей; людям, которые оказались в изоляции, фермеры развозили свою картошку. Помощь оказывали и крупные компании, и малый бизнес, была очень серьёзная взаимовыручка.

По итогам 2019 года в рейтинге инвестклимата Агентства стратегических инициатив Новгородская область поднялась на 11 место, а когда-то была на 60-х позициях. Удастся ли на нём удержаться, что ожидаете по итогам этого года ? Новгородстат фиксирует снижение объёма инвестиций по итогам 9 месяцев 2020 года (76,7%). Чем вы это объясняете?

— Инвестклимат — это ощущение, это не про деньги. Это желание или нежелание бизнеса вкладывать, работать именно в этом регионе. Доверие или недоверие, удобство, возможность какие-то свои проблемы решать. Достигается высокий рейтинг только общением и отсутствием бюрократии при принятии решений. Наша оценка по итогам этого года будет зависеть от того, как бизнес оценит нашу работу за этот год. Опросы начнутся с января — посмотрим.

Теперь про деньги, про сами инвестиции. Есть два показателя: инвестиции общие и частные. А в показатель общих инвестиций входят, в том числе, инвестиции в инфраструктуру. И, пока строилась трасса М-11, этот показатель был высоким — последний год, когда инвестиции в эту стройку показывались, был 2019-й. Но зависит ли это как-то от губернатора?

Но теперь-то есть новый мегапроект — ВСМ, и снова будет рост инвестиций...

— Но согласитесь, моя заслуга может быть в том, как магистраль пройдёт и где именно, ведь то, что дорога из Москвы в Петербург в любом случае будет проложена через Новгородскую область — очевидно. Но то, что эти 450 млрд рублей инвестиций окажутся в статистике — вряд ли это заслуга региональной власти, это федеральное решение.

Важный показатель, на мой взгляд, это частные инвестиции, и он у нас с 2017 года каждый год рос. Эти инвестиции, безусловно, упадут, потому что в начале года бизнес замер, и коллеги свои планы отложили на какой-то период. Другое дело, что ни один из тех проектов, которые сейчас есть в портфеле Агентства развития Новгородской области — а там проекты примерно на 60 млрд рублей — ни один из них не свёрнут, никто не сказал, что отказывается и уходит. Где-то сроки растянулись, где-то ещё что-то изменилось, но все планируют реализовываться и занимаются стройкой.

"Это будет хорошая история"

Что происходит сейчас с проектом особой экономической зоны в Новгородской области? Удастся ли, как и планировалось ранее, сформировать её к середине следующего года?

— Проект сейчас проходит последние согласования в Минэкономразвития и, думаю, уже в этом году попадёт в правительство РФ. А дальше практика такая: будет полноценная защита, на которую поеду я доказывать, что особая зона в регионе нужна. У нас есть все основания, чтобы она была: есть инвесторы, есть понимание: зачем и что это будет. У нас рядом экономически развитая Ленинградская область, Санкт-Петербург, даже в Пскове "Моглино" есть. Получается, что инвестору, когда он выбирает Северо-Запад, очень сложно остановить свой выбор на Новгородской области, потому что рядом есть регионы с более привлекательными условиями. Для нас особая экономическая зона — принципиальный вопрос, и мы постараемся убедить коллег из правительства нас поддержать.

Новгородская область замахнулась на проект первой в СЗФО инновационно-технологической долины под названием "Валдай". Когда начнётся его реализация? И что это за проект?

— Инновационная долина, если очень упрощённо, — это аналог особой экономической зоны, со "сколковскими режимами" научной деятельности, которые позволяют выгодно развиваться стартапам и внедренческим компаниям. В чём сейчас проблема радиоэлектроники, в том числе новгородской? Есть оборонзаказ, там жёсткая рентабельность — от 2–3 до 5%. В принципе, у коллег налажено производство, они платят зарплату, обновляют оборудование, но вкладывать деньги в инновации, в разработку новой техники с 3-процентной рентабельности очень сложно. А долина как раз даёт такую возможность, позволяет создать площадки для новых технологий. Частью этого проекта является создание Новгородской технической школы. Кстати, заявку на долину подала не область, а Новгородский государственный университет. Заявка подана в октябре, тоже проходит согласования. И если по особой зоне, я надеюсь, решение будет принято в первом квартале 2021 года, по долине — в первом полугодии. Полное её название — "Интеллектуальная электроника "Валдай".

А почему "Валдай"? В Валдае будет что-то ключевое? Или для привлечения внимания?

— И ключевое будет, и чтобы внимание привлекало. "Валдай" — слово известное всей стране, у нас и Валдайский клуб есть. На самом деле, радиоэлектроника — наша сильная сторона, и этот проект как раз для того, чтобы она развивалась. Среди наших партнёров — концерн "Ростех", "Росэлектроника", куда входят и наши новгородские предприятия. Надеемся на участие РЖД, ряд других компаний. Это будет хорошая история. Долина будет включать в себя и уже построенный университетом инжиниринговый центр, и Новгородскую техническую школу, и Дом научной коллаборации, и другие инновационные проекты — такой "зонтик" над всем этим.

Как идёт стройка Новгородской технической школы?

— Сейчас уже и контуры заметны. Оказалось, что берег Волхова в этом месте настолько болотистый — там сваи больше 20 метров в глубину, и их там несколько тысяч. Самые тяжёлые работы были там, сейчас уже заливается бетоном основание.

Пандемия никак не повлияла на строки строительства?

— Все строители работали. А параллельно с этим 13 лабораторий Новгородской технической школы НовГУ открыл уже у себя. И в конце декабря мы вместе с ректором вуза посмотрим, каких научных результатов они достигли. Потому что важно же не здание, а те исследования, которые будут там вестись.

"Мы стараемся пройти по грани"

Давайте вернёмся к ожидаемой большой стройке — высокоскоростной магистрали Москва — Санкт-Петербург. Новгородский маршрут предварительно одобрен, но как отнесутся к нему в самом регионе? Не ожидаете ли какого-то сопротивления со стороны экологов, общественности? 

— Срок строительства ВСМ — 2027 год, то есть ещё довольно много времени впереди. Но уже со следующего года начнутся предварительные работы, в том числе по трассировке. Одобренный новгородский вариант маршрута прорабатывался месяцев восемь, он не затрагивает ни одной нашей охраняемой природной территории, обходит все рисковые зоны. К Новгороду он подходит ровно так, чтобы ни в коем случае исторические ландшафты не повредить. Всё сделано для того, чтобы максимально не влиять ни на историю, ни на природу. А дальше — 25 минут до Питера и 1,5 часа до Москвы.

А из Подберезья до Новгорода? Думали уже об этом?

— В принципе, оттуда 15 минут на машине до Новгорода. Но будет станция, куда будет ездить поезд-"подкидыш".

В Подберезье будет построен новый вокзал?

— Да, там будет транспортно-пересадочный узел, где будут останавливаться все поезда, включая "Ласточки", и где можно будет пересесть на другие региональные маршруты.

То есть, получается, у Подберезья, которое сейчас топонимически является деревней, есть все шансы вырасти в город-спутник?

— Да, шансы такие есть.

Новгородская область летом 2020 года одна из первых открылась для туристов. Как повлияла пандемия на турпоток в регион и как он оценивается на конец года? Удалось ли туротрасли региона воспользоваться этим шансом? 

— Конечно, внутренних туристов стало больше, туристы приезжали к нам из разных регионов. Не уверен, но надеюсь, что турпоток останется на уровне прошлого года (это порядка 1,7 млн человек) — вряд ли будет плюс, потому что, конечно, был очень сильный скачок по количеству туристов в третьем квартале, но пока не очень понятно, насколько он компенсирует первую половину года. Никто не закрылся, никто не приостановил свою работу. К слову, новый отель открывается в Великом Новгороде — называется "Бианки".

Ждёте ли туристов в Новгородскую область на новогодние праздники? И есть ли особые условия для гостей?

— Особых условий — три. Есть ограничения на экскурсионные группы: до 15 человек на открытом воздухе, до 5 человек — в помещениях. Мы будем просить справку о тесте на COVID-19 хотя бы трёхдневной давности при заселении в отели. И наши кафе и рестораны работают до 23 часов. Доставка вся работает, музеи, театры и кинотреатры тоже работать будут. Мы стараемся пройти по грани: с одной стороны не допускать резкой вспышки заболеваемости, с другой — дать возможность бизнесу работать и выживать.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама