Фото: ТАСС

Называют Север крайним. Что мы не знаем об Арктической зоне России, но всегда хотели спросить

Кто живет в Арктике кроме белых медведей? Правда ли, что все население там занимается исключительно оленеводством, подледной рыбалкой и добычей нефти? Сколько километров газовых, водопроводных и канализационных труб протянуто по заснеженной тундре? А сколько построено библиотек, музеев и театров?

Черное золото и путь холода. Губернатор НАО об экономике региона и о том, как москвичу живется за Полярным кругом

Черное золото и путь холода. Губернатор НАО об экономике региона и о том, как москвичу живется за Полярным кругом

7597
Анна Хмелева

Интернет–просвещение

Хотя четыре субъекта СЗФО целиком или частично относятся к Арктической зоне РФ, а Петербург все настойчивее заявляет претензии на то, чтобы стать арктической столицей, жизнь на Крайнем Севере до сих пор воспринимается через призму устаревших стереотипов. Исправить эту ситуацию попытался Европейский университет в Петербурге (ЕУСПб), запустив просветительский проект "Интерактивная обучающая платформа российской Арктики: люди и инфраструктура". Ознакомиться с результатами работы может любой пользователь интернета.

Над проектом совместно работали три подразделения: Центр исследований науки и технологий, Центр социальных исследований Севера и Исследовательский центр энергетической политики. Также в команду были приглашены студенты (теперь уже выпускники) ИТМО. Осенью 2017 года университет получил от Фонда президентских грантов 3,9 млн рублей и добавил к ним 985 тыс. рублей собственных средств. С февраля по ноябрь 2018 года шли сбор и обработка данных, которыми наполнялся интернет–сайт, созданный привлеченными энтузиастами — студентами и выпускниками ИТМО. Во всемирной сети он расположен на домене interarctic.ru.

Авторы настойчиво подчеркивают, что проект именно просветительский, а не научный: почти вся информация собрана по открытым источникам, без проведения глубоких исследований. Ориентирован он в первую очередь на старших школьников, которых наполненный интерактивом и анимацией сайт явно должен заинтересовать больше, чем страницы учебника по географии.

"Административно Арктическая зона — это одна из самых больших частей Российской Федерации. Там живут люди, стоят заводы. И явно на них работают не те, кто в чумах живет и на оленях ездит. Идея проекта в том, чтобы собрать информацию и показать детям, подросткам: Арктика не такая, как вы думаете", — рассказывает руководитель Центра исследований науки и технологий ЕУСПб Ольга Бычкова.

Точнее, чем в Росстате

Проект может заинтересовать не только школяров, но и преподавателей. Для них подготовлены методические рекомендации по проведению "Арктического урока". Использовать их можно как в школе, так и на первых курсах вузов.

Отходы вместо порта. Планы построить под Архагнельском технопарк по переработке мусора вызвали недовольство

Отходы вместо порта. Планы построить под Архагнельском технопарк по переработке мусора вызвали недовольство

415
Анна Хмелева

Однако было бы несправедливо воспринимать проект как детский. Особенно это касается самого большого раздела сайта — интерактивной карты, на которой аккумулирована статистика. Сведения разбиты на пять больших категорий с подразделами: "Население и экономика", "Культурные объекты", "Социальные объекты", "Инфраструктура", "Экология". Сравнить регионы и районы по любому выбранному параметру помогает удобная цветовая дифференциация.

"Больше всего во время работы меня удивило состояние государственной статистики, — признается руководитель Центра социальных исследований Севера, профессор факультета антропологии ЕУСПб Николай Вахтин. — Она находится не в большом порядке, мягко говоря. Мы написали 56 писем в разные районы, входящие в Арктическую зону, прося исправить самые вопиющие несообразности. Бывает, у населенного пункта указана общая длина улиц 50 км, в следующем году она становится 250 км, а еще в следующем — 30 км. Получили много ответов. Иногда отписки, но чаще вполне серьезные объяснения, почему возникла такая ошибка. Так что наша статистика точнее, чем у Росстата, потому что мы проверяли многие вещи".

Весело или полезно?

Отдохнуть от цифр можно, посмотрев забавный мультфильм о буднях обычной семьи в небольшом арктическом поселке или почитав истории о стиле жизни разных групп населения. Чем различается повседневный быт в тундре и на полярной станции? Да и сколько вообще этих станций осталось с советских времен? Как живут заполярные города и поселки? Чем занят досуг вахтовиков, приезжающих, как и в советские времена, за длинным рублем?

"Стили жизни" был самым непростым разделом, — рассказывает Ольга Бычкова. — Потому что мало материала. К счастью, у нас работают люди, которые там регулярно бывают и проводят исследования. Можно было воспользоваться их полевыми материалами, впечатлениями, рассказами. В случае с полярными станциями мы просто пошли в Институт Арктики и Антарктики и задавали вопросы".

Единственная группа, которая не попала в поле зрения исследователей, — военные. По словам авторов, не учитывать ее решили сознательно, так как открытых данных слишком мало, чтобы составить на их основе сколько–нибудь полную картину, а пытаться добыть чего–либо из–под грифа "для служебного пользования" противоречило концепции проекта.

Именно "Стили жизни" и мультфильм, по очевидным причинам, являются самыми посещаемыми разделами сайта. А вот самым информативным и серьезным — все же интерактивная карта, позволяющая окинуть российскую Арктику буквально одним взглядом. И при необходимости вооружиться конкретными данными. Учитывая, что последние годы Петербург все активнее претендует на статус арктической столицы, интерес к этим данным сложно назвать праздным.

Арктическая столица

Долгое время арктический "спор о первородстве" вели Архангельск и Мурманск. Неофициальной, но вполне очевидной пальмой первенства в этом состязании было право проведения международных форумов по вопросам освоения, использования и развития Арктики. С 2010 года эти форумы проходили под общим названием "Арктика — территория диалога".

В общем зачете Архангельск уверенно лидировал и анонсировал проведение очередного форума в апреле 2019 года на своей площадке. Но в январе форум довольно неожиданно сменил прописку и теперь будет проходить в Петербурге.

Администрирование арктических программ — это контроль над значительными денежными потоками. Можно понять недовольство некоторых представителей северных регионов, которые (пока еще не слишком громко и публично) заявляют о том, что центр принятия решений все же должен располагаться в одном из городов, входящих в Арктическую зону.

Их оппоненты с невских берегов напоминают о том, что научное изучение Арктики исторически всегда координировалось из Петербурга (Ленинграда). Отсюда же с советских времен отправлялись корабли, ходившие по Северному морскому пути.

Спор пока не завершен, но в любом случае понятно, что победитель останется в пределах Северо–Западного федерального округа.

"Можно сказать, что у нас самый арктически озабоченный округ, — соглашается Николай Вахтин. — Если не считать Якутию. Власти этой республики изо всех сил стараются добиться того, чтобы в Арктическую зону входили не пять, как сейчас, а 13 районов. Примеры есть: в 2017 году прибавили три карельских района — потому что местные власти настояли. Но проект наш был не об этом, а о людях. И основная специфика тех частей СЗФО, которые входят в Арктическую зону, прежде всего в плотности населения".

Дорога для ледоколов

Северный морской путь — еще одна тема, которую можно лучше прочувствовать и понять, изучая интерактивную карту Арктики. После полузаброшенного состояния, в котором коридор находился с начала 1990–х по середину 2010–х годов, объемы перевозок растут год от года и уже превысили советские показатели. Однако все еще считаются недостаточными для нынешних экономических масштабов.

"Заниматься исследованием Арктической зоны РФ и не заметить Северный морской путь невозможно, — подчеркивает Николай Вахтин. — Если судить по тому, как выделяли районы, то очевидно, что это делалось именно с прицелом на Северный морской путь. По изначальным условиям, которые, впрочем, стали тут же нарушаться, туда должны были входить те районы субъектов РФ, которые граничат с Ледовитым океаном. Интересовало именно побережье".

Изучение социальных особенностей жизни в населенных пунктах, расположенных вдоль Северного морского пути, — следующий в цепочке проектов ЕУСПб, посвященных российской Арктике. Работа над ним ведется уже третий год. Кроме того, до 2021 года действует грант Российского фонда фундаментальных исследований, посвященный связям между севером и югом.

"Арктика, конечно, зависит от центра, но и центр в значительной степени зависит от Арктики, — поясняет Николай Вахтин. — Я имею в виду ту долю поступлений в бюджет, которая идет оттуда. И это не только углеводороды. Это и "Северсталь", и "Норникель", и так далее. Существенно то, что люди, которые живут в Арктике, совершенно не ощущают себя в изоляции. У них огромные связи с другими регионами страны. Личные, дружеские, семейные, профессиональные — какие угодно. Глядя с юга, кажется, что это какой–то отдельный мир. А глядя оттуда — нет".

По согласованию со Смольным Европейский университет проведет презентацию результатов завершенного проекта в рамках форума "Арктика — территория диалога" 9–10 апреля.

Сейчас в разговорах про Арктику чаще упоминают экономику. И это понятно. На Земле сокращаются места, где легко добывать нефть. Поэтому стали обращать большее внимание на перспективные территории, где ее добывать пусть сложнее, но все же можно. При этом не стоит забывать, что раньше арктические исследования в значительной степени обуславливались интересами министерства обороны, пусть и не напрямую. Что касается науки, то для нее всегда важно прямое государственное финансирование. Денег на науку всегда не хватает — это хоть кого спросите. Раньше существовала федеральная целевая программа «Мировой океан», в которой была и арктическая часть. Теперь другие механизмы финансирования, и это, скажем так, чувствуется. Очень не хватает многолетних больших проектов.
Александр Клепиков
заместитель директора Арктического и антарктического научно–исследовательского института
Есть города, которые ближе к месту событий: Мурманск, Архангельск и другие, входящие в Арктическую зону РФ. Каждый из них располагает своей выраженной арктической составляющей. Отличие Петербурга в том, что он располагает совокупностью всех необходимых арктических компетенций в сфере промышленности, науки и образования. Люди живут в Арктике на протяжении сотен и тысяч лет, так или иначе интегрируются в ее сложный мир или отчасти меняют его под себя. Уже несколько столетий идет ее научное исследование. Человек обустроился в Арктике, может добывать там полезные ископаемые, способен выполнять широкий спектр практических задач. С другой стороны, Арктический регион продолжает оставаться огромной terra incognita: ее география таит загадки, не изучены до конца климатические механизмы. Важно, чтобы развитие Арктического региона было сбалансированным, чтобы наравне с инфраструктурными реализовывались социальные и культурные проекты. Мы должны не только сделать Арктику доступнее, но и добиться, чтобы жизнедеятельность человека там была безопасной и комфортной.
Владимир Бородавкин
Владимир Бородавкин
заместитель председателя комитета Петербурга по делам Арктики
В советское время представление об Арктике было более романтическим. Оно формировалось прежде всего литературой. Арктика представлялась местом, где сплошные подвиги. И живут там исключительно герои– полярники. Сейчас же отношение стало более прагматичным. Я сужу в первую очередь по посетителям музея, по тому, какие они вопросы задают экскурсоводам. Например, у нас есть кусочек экспозиции, посвященный людям, чьи судьбы натолкнули Каверина на написание романа «Два капитана». И если людям в возрасте рассказываешь об этом, то они понимают, о чем речь. А дети — нет. Кроме того, раньше полярник был прежде всего человеком науки. Чем бы он ни занимался — геологией, гидрометеорологией, этнографией, — он приезжал на Север всегда с исследовательскими целями. Сейчас об Арктике много говорится, но об исследованиях упоминается реже всего. Мы знаем о промышленном использовании, о шельфе, о газе, о нефти, о военных базах. Так что, может быть, народ знает об Арктике и больше, но совсем в ином ключе. И, увы, люди совсем не рвутся идти работать в гидрометеорологию. Думаю, в промышленные отрасли приток гораздо больше. Это престижно и денежно.
Мария Дукальская
Мария Дукальская
директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики
Иван Воронцов Все статьи автора
24 марта 2019, 08:57 930
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама