Иван Скиртач, Елена Домброва Все статьи автора
15 августа 2018, 00:02 19095

Ginza — дело семейное. Марк Лапин получил активы отца на фоне корпоративного спора и исков на 144 млн рублей

Марк Лапин ,сын Вадима Лапина, основателя Ginza
Марк Лапин ,сын Вадима Лапина, основателя Ginza
Фото: Михаил Кузнецов

Основатель Ginza Вадим Лапин на фоне корпоративного спора и исков на 144 млн рублей передал сыну свои доли в 38 компаниях с выручкой не менее 1,1 млрд рублей.

Ресторатор Владимир Спирин последние 2 года судится с бывшими партнерами по ресторанам Sunday и "На речке" Мариной Иваненко и Вадимом Лапиным, основателем ресторанной империи Ginza, за долю в прибыли.

Сооснователь Ginza Вадим Лапин выиграл в суде у ресторатора Владимира Спирина

Сооснователь Ginza Вадим Лапин выиграл в суде у ресторатора Владимира Спирина

4500
Николай Менделев

До недавних пор эта тяжба не влияла на основной бизнес Ginza. Однако в июле 2018 года суд выдал исполнительные листы на взыскание 114 млн рублей в пользу Владимира Спирина. Часть этих денег должен отдать лично Вадим Лапин. Бизнесмен занимает 253–е место в Рейтинге миллиардеров "ДП", его состояние в прошлом году оценивалось в 2 млрд рублей.

По всей видимости, сразу после вступления судебных решений в законную силу в десятках компаний, связанных с группой Ginza, стали меняться акционеры. Доли Вадима Лапина за несколько дней перешли к его сыну Марку Лапину. Ранее Карина Лапина, дочь ресторатора, уже получала доли в компаниях отца. Но этот процесс был очень растянут по времени, в отличие от ситуации с ее братом, который получил десятки активов в течение 2 дней.

Также в июле из состава совладельцев 32 юридических лиц, в том числе связанных с Ginza, вышла партнер Вадима Лапина Марина Иваненко. Ее связывают с Дмитрием Сергеевым, давним партнером Вадима Лапина и вторым основателем Ginza. От своих долей в уставном капитале компаний она отказалась в пользу 74–летней Нины Сергеевой.

Старая история

В 2013 году Владимир Спирин продал доли в ресторанах Sundaу и "На речке" своим партнерам из Ginza по номинальной стоимости. Это было нужно им для получения кредита в Промсвязьбанке под залог долей в уставном капитале.

По условиям соглашения между учредителями, в дальнейшем акции Владимиру Спирину должны были вернуться по той же номинальной цене. Но обратная сделка не состоялась, хотя до 2016 года он получал предусмотренную соглашением компенсацию. После прекращения выплат Владимир Спирин пытался оспорить в арбитраже сделки по продаже долей в ресторанах, но безуспешно. В прошлом году он подал к бывшим партнерам гражданские иски о взыскании неустойки за невыплату компенсаций. Дело он выиграл, а к июлю 2018 года городской суд отклонил апелляционные жалобы ответчиков.

Ресторатор Спирин судится с совладельцами Ginza за доли в ресторанах "На речке" и SunDay

Ресторатор Спирин судится с совладельцами Ginza за доли в ресторанах "На речке" и SunDay

4485
Николай Менделев

Теперь Вадим Лапин лично должен выплатить 42 млн рублей, а Марина Иваненко — 30 млн и 42 млн рублей по разным сделкам. Согласно базе данных ФССП, по этим решениям суда начаты исполнительные производства. Уже принятое решение о взыскании с основателя Ginza еще 30 млн рублей пока не вступило в законную силу, так как было оспорено во второй инстанции. На прошлой неделе приставы наложили арест на имущество и доли Вадима Лапина в компаниях, которые он не смог передать из–за обременений.

Синхронную смену собственников Владимир Спирин связывает с попыткой его бывших партнеров скрыть активы.

"Я считаю, что Лапин и Иваненко пытаются уклониться от взыскания. По их действиям видно, что активы выводятся, что они пытаются уклониться от исполнения судебных решений", — сказал бизнесмен в разговоре с "ДП".

"Иваненко и Лапин произвели отчуждение долей уже после вступления решений судов в законную силу", — отметил юрист Константин Галкин, представляющий интересы Владимира Спирина. По его словам, речь может идти о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности в особо крупном размере, поскольку сумма взыскания заметно превышает 2,5 млн рублей.

В свою очередь, Вадим Лапин утверждает, что процесс оформления долей в бизнесе на его детей начался давно, еще в 2014 году, и не связан с судебными исками.

"При участии Марка и Карины Лапиных были открыты многие рестораны", — передает пресс–служба слова ресторатора. В Ginza подчеркивают, что активы остаются в компании.

Ginza идет в арбитраж

По данным СПАРК, Вадим Лапин остается совладельцем 22 компаний (как связанных с ресторанной группой, так и нет) с общей выручкой не менее 925 млн рублей. Доли в 14 из них находятся в залоге у ОАО "Промсвязьбанк", то есть для их отчуждения требуется согласие банка на смену учредителей.

"Судебные разбирательства со Спириным длятся с 2016 года, суды неоднократно подтверждали нашу правоту, и мы выигрывали процессы, надеемся, так будет и в этот раз. Это решение будет оспорено в суде высшей инстанции. Рано еще ставить точку в процессе", — говорит Вадим Лапин.

Возможности обжалования исков, выигранных Владимиром Спириным, у владельцев Ginza не исчерпаны. В августе они подали по два иска в арбитраж, добиваясь признания недействительными сделок по ООО "Променад" и "Яхт–клуб Крестовский". По условиям этих соглашений была установлена неустойка за невыплату компенсации от ресторанов Sunday и "На речке". По мнению экспертов, если арбитраж признает соглашения недействительными, это может стать основанием для пересмотра первого дела.

Константин Галкин считает, что иски Вадима Лапина и Марины Иваненко не повлияют на исполнительное производство, так как их возражения о недействительности сделок должны были быть заявлены в ходе рассмотрения дел в судах первой инстанции. "Кроме того, данные иски неподсудны арбитражному суду, поскольку спор не является корпоративным", — полагает он.

Ресторанная империя

Для своих проектов Вадим Лапин и Дмитрий Сергеев часто привлекают сторонних инвесторов. Так, ресторан Francesco — совместный проект Ginza и группы компаний Аркадия Новикова. Вместе с акционерами холдинга "Адамант" Евгением Гуревичем и Михаилом Баженовым совладельцы Ginza открыли рестораны "Бричмула", "Хочу Харчо", "Едим руками" и другие. Конфликт с одним из партнеров может повлиять на деловую репутацию ресторанного холдинга, считают эксперты. Всего под управлением Ginza находятся 86 ресторанов и ряд проектов в потребительском секторе (фитнес–клуб, служба кейтеринга, аренда частных самолетов, мини–отели).

"Ginza Project — лидер ресторанного рынка, который задает стандарты отрасли, на него все равняются и копируют", — говорит Леонид Гарбар, президент Федерации рестораторов и отельеров Петербурга. По его словам, компания заслужила свое имя и теперь жестко ставит условия партнерам, работу продолжает только с теми, кто решается на эти условия.

Леонид Гарбар также подчеркнул, что (безотносительно итогов нынешнего спора) любой конфликт в публичном поле сказывается на репутации ресторана как бизнес–партнера и потенциальные партнеры холдинга Ginza станут осторожнее.

Итоги рассмотрения дела в арбитраже могут повлиять на ход исполнительного производства. Если суд признает соглашение (по новым искам Лапина и Иванченко) недействительным, первое дело может быть пересмотрено в связи с новыми обстоятельствами. Если по результатам пересмотра первого дела суд придет к выводу об отмене взыскания штрафов в связи с недействительностью соглашения, это будет основанием для поворота судебного решения и отзыва исполнительного листа.
Олег Скворцов
руководитель судебной практики DLA Piper, д. ю. н.
Я не знаю, в чем причина и суть этого спора, и не понимаю, зачем выносить сор из избы, — очевидно, что это внутренние вопросы компании. Уверен, на клиентах эта история точно не отразится. Однако с учетом того, что Ginza только на свои деньги практически ничего не делает, для них это негативная история, которая может привести к сложностям с привлечением партнеров. Мы не рассматривали партнерство с Ginza Project. У компании масштабный бизнес, очень много точек, всеми ими занимается Вадим Лапин, он слишком занят.
Алексей Фурсов
президент "Евразия Холдинг"
Думаю, что Вадим Лапин переоформил доли на сына в первую очередь с целью недопущения их возврата Владимиру Спирину. Без смены участника Спирину не присудили бы денежную сумму, а вернули бы долю, чего, безусловно, хотел избежать Лапин. В целом договор купли–продажи доли с последующим обратным выкупом — высокорисковая конструкция для продавца. Я бы посоветовала ему на стадии заключения подобного договора обеспечить исполнение обязательства по обратной продаже залогом недвижимости группы компаний или личного имущества партнера, залогом долей в других обществах.
Карина Епифанцева
юрист Апелляционного центра
Новости партнеров
Реклама