Маргарита Фещенко Все статьи автора
6 декабря 2020, 19:05 173

Крестом по развитию: пандемия повысила интерес к арт-рынку Петербурга

За последние месяцы фраза о "губительном влиянии пан­демии" стала универсаль­ной для всех экономических сфер. Тем удивительнее слышать от игро­ков арт-рынка, что её последствия замедлили сегмент лишь весной, а затем — дали ресурсы для роста.

ТОП-100 — 2020

ТОП-100 — 2020

17017

В ожидании волны

"Сейчас наблюдается увеличение спроса на дорогих и уже признанных мастеров с хорошим провенансом. Покупка работ известных и расту­щих в цене художников становится альтернативным способом инвести­рования, которое сейчас так волнует хранителей капиталов", — объясня­ет Полина Бондарева, искусствовед и создательница школы Masters.

"Пандемия привела к конкрет­ным действиям многих коллекцио­неров, которые до этого будто нахо­дились в спячке или были не увере­ны в своих силах. Такого интереса именно к приобретению искусства локальных художников мы не виде­ли ещё никогда", — признаётся Ма­рина Гисич, создательница Marina Gisich Gallery, которая специализи­руется на современном искусстве.

Соглашается с коллегами и Юлия Вяткина, директор галереи совре­менного искусства MYTH. По её словам, за время самоизоляции лю­ди соскучились по живому обще­нию и энергии пространства гале­реи. "Сразу после того, как мы нача­ли работать, мы стали продавать на­ших авторов ещё больше, чем до ле­та. В сентябре приняли участие суммарно в трёх ярмарках в Моск­ве и Вене, продав практически всё, что привезли", — говорит она.

"Рынок не упал: скорее наоборот. Вероятно, это связано с тем, что люди не поехали отдыхать и у них оста­лось не так много возможностей распорядиться деньгами. Они ста­ли больше времени проводить дома и замечать, в какой предметной сре­де они находятся, что их окружает. И, вероятно, искусство стало востре­бовано в такой ситуации", — предпо­лагает Николай Евдокимов, основа­тель Nikolay Evdokimov Gallery.

При этом владелец и директор галереи коллекционного искус­ства DiDi Реваз Жвания напомина­ет: арт–рынок Петербурга и России уже давно не в состоянии бума — экономические подъёмы случались лишь до кризиса 2008 года. "После кризиса люди, которые занимают­ся продажей искусства, были в стадии ожидания: как сёрферы, кото­рые ждут волну. Не у всех хватило нервов, кто–то бросил доски и ушёл с пляжа. У нас же выработался им­мунитет к трудностям", — говорит Реваз Жвания. И добавляет, что пе­риод изоляции оказался благотвор­ным для того, чтобы завершить ра­боты, которые постоянно отклады­вались. Также параллельно в DiDi организовали свой первый онлайн–аукцион.

В целом переход арт–рынка в онлайн — заметная тенденция, кото­рая получила максимальное разви­тие как раз в 2020-м. Один из глав­ных героев и зачинателей трен­да — галерист Максим Боксер, ко­торый создал группу "Шар и Крест" в Facebook. Здесь работы известных и молодых художников можно было приобрести без посредников, при­чём по демократичной цене (изна­чально по правилам сообщества гра­фика должна была стоить не больше 10 тыс. рублей, а живопись — не боль­ше 20 тыс.).

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

1210
Владимир Герасимов

"Арт-рынок не только Петербурга, но и Москвы в 2020 году бурлил бла­годаря этому совершенно гениаль­ному формату. Я и сам использовал возможности группы, чтобы попол­нить свое собрание, — приобрёл се­рию из восьми шелкографий 1998 го­да Ольги и Александра Флоренских по одному из самых любимых мной проектов "Передвижной бестиарий". Многие замечательные художники изрядно проредили свои архивы, а собиратели, наоборот, пополнили. "Шар и Крест" стал родоначальником формата, породив новые тематиче­ские группы и в значительной ме­ре демократизировав рынок искус­ства", — рассказывает Митя Харшак, руководитель Школы дизайна НИУ ВШЭ в Петербурге.

Дебют без риска

И всё же о том, что пандемия не при­несла никаких проблем галеристам, говорить нельзя. "Общаясь с коллега­ми, мы сходимся во мнении, что необходима не только стратегия лич­ных усилий, но и минимальная по­мощь государства, когда мы говорим о галереях, работающих бесплатно. У нас есть штат сотрудников, мы уча­ствуем в ярмарках и платим налоги. Необходимо было помочь по край­ней мере с сокращением арендной платы, но и этого мы не получи­ли", — говорит Марина Гисич.

"Два месяца, когда галерея была закрыта, стали минусовыми, ведь основной наш бюджет — выруч­ка с билетов. Была быстро закры­та выставка работ Бориса Кустодиева, на которую мы возлагали надеж­ды: это один из наших блокбастеров, которые мы проводим лишь 2–3 раза в год. В таких проектах и расходы больше, и ожидания выше. В ито­ге мы потеряли довольно большие деньги, на которые рассчитыва­ли", — рассказывает Кристина Бе­резовская, директор KGallery. И добавляет, что в Петербурге и в стра­не в целом даже вне пандемии слож­но развивать арт-рынок из-за двух основных факторов: историческо­го и экономического. С одной сторо­ны, целые поколения росли с лож­ным пониманием того, что искус­ство можно лишь увидеть в музее, но точно не коллекционировать. С другой — далеко не у всех даже при желании хватает средств на покупку искусства.

"Сложно найти для себя объясне­ние, почему тратишь часть финан­сов не на ремонт или первичные по­требности, а на предмет искусства. И спрос, конечно, выше там, где больше ресурсов, — в Москве", — го­ворит Кристина Березовская.

При этом подстроиться под демо­кратичный сегмент рынка тоже мож­но. Например, в KGallery (где кол­лекция насчитывает больше 6 тыс. произведений) сделали это с помо­щью распродажи "Из профессорской квартиры": здесь можно отыскать графику 60–70-х годов XX века по ценам до 30–40 тыс. рублей.

В MYTH, по словам Юлии Вяткиной, можно найти работы даже са­мых перспективных художников — например, Алины Глазун или Лизы Бобковой — от €300–400. Значит, та­кая покупка уникальной и модной работы даже для человека, приобре­тающего искусство впервые, не бу­дет рискованной.

В свою очередь Реваз Жвания го­ворит о том, что аудитория в воз­расте 30–35 лет в среднем готова тра­тить на искусство до 50 тыс. рублей, а в промежутке между 35 и 40 года­ми средний чек повышается до 150 тыс. рублей.

Наша особенность — это как раз выставки из частных собраний. Кроме того, мы единственная галерея в городе, которая так объёмно показывает русское искусство конца XIX — начала XX века.
Кристина Березовская
Кристина Березовская
галерея искусств KGallery, основатель

Материал подготовлен в рамках проекта ТОП-100 — 2020 .

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама