Антон Годовиков. Вице-президент– директор макрорегионального филиала "Северо-Запад" ПАО "Ростелеком"

Очистить небеса: "Ростелеком" помогает операторам спуститься под землю

"Ростелеком" продолжает реализацию программы "Чистое небо" в Петербурге: компания за свой счёт помогает операторам перейти с воздушных линий связи, которые размещаются между крышами домов или на опорах наружного освещения, в подземную канализационную инфраструктуру "Ростелекома". Операторам нужно будет оплачивать лишь аренду этой инфраструктуры, а перенос по заявке осуществляется на собственные средства "Ростелекома".

О том, почему такое предложение может быть выгодно участникам рынка, как эта инициатива отразится на внешнем облике города и на отрасли связи, "ДП" поговорил с вице-президентом — директором макрорегионального филиала "Северо-Запад" ПАО "Ростелеком" Антоном Годовиковым.

В чём суть программы "Чистое небо"? Это та же программа, которую реализуют городские власти?

— Нет, это две абсолютно разные по своей сути программы.

Городские власти занимаются освобождением исторического центра города от проводов, портящих внешний вид значимых с туристической и культурной точек зрения объектов, создавая таким образом возможность для повышения привлекательности города, что, в свою очередь, ведёт и к положительным экономическим эффектам в смежных отраслях. Мы в этом случае выступаем исключительно как один из владельцев подземной инфраструктуры и предоставляем свою канализацию по заказу города.

Собственный же проект "Ростелекома" базируется на экономической логике, не привязан к конкретным районам и даже к конкретному городу, а запущен на всей территории СЗФО. Суть его в том, что "Ростелеком" предлагает операторам связи перенести свою воздушную инфраструктуру в канализацию, при этом капитальные затраты на перенос мы берём на себя — строим за свой счёт и передаём на баланс операторам линии связи по указанным ими маршрутам, операторы лишь оплачивают аренду места в канализации по тарифам, экономическая обоснованность которых проверяется государственным регулятором.

А может ли оператор переложить свой кабель не в канализацию "Ростелекома"? И не станет ли однажды стоимость аренды непосильна для оператора?

— Подавляющее большинство подземных кабельных сооружений в городе принадлежит "Ростелекому". Но, как мы обсудили выше, обоснованность тарифов на аренду кабельной канализации проверяется ФАС России по запросам операторов, в случае если последним они когда-либо покажутся завышенными.

Начисление платы за аренду ведётся на основании требований постановления правительства РФ № 1284 "Об утверждении Правил недискриминационного доступа к инфраструктуре для размещения сетей электросвязи" от 29 ноября 2014 года. Методика расчёта цен, исчерпывающий перечень свободных участков канализации и итоговая ставка должны быть размещены на сайте владельца инфраструктуры. Таким образом, тарифы поднадзорны, для всех одинаковы, и их повышение происходит не чаще раза в год в рамках коэффициента инфляции.

А вот владельцы опор, крыш зданий, на которых часто размещаются воздушные линии, могут применять иные подходы к тарифной политике, этот сектор рынка я не отнёс бы к прозрачным.

Зачем телеком-операторам переходить с воздушных кабелей на подземные?

— На первый взгляд может показаться, что это лишь дополнительные затраты на аренду канализации, стоимость которой, безусловно, несколько выше, чем размещение на крышах и опорах, но в итоге для операторов это выгодное вложение в качество собственных сетей связи. Во-первых, воздушные кабели более подвержены аварийным ситуациям, воздействию наледи, ураганов и других природных явлений. Во-вторых, бывает, что воздушные кабели случайным образом или специально повреждают третьи лица.

В канализации риск подобных ситуаций минимален. Кроме того, срок службы подземных кабелей гораздо выше по сравнению с воздушной инфраструктурой. К примеру, вплоть до XXI века у нас в канализации могли сохраняться фрагменты кабеля времён Российской империи: несмотря на две войны и не самый лучший климат, они оставались в целости больше века, потому что находились в защищённом пространстве с ограниченным доступом.

Также важно упомянуть, что в российском законодательстве, как и в мировой практике, все компании, которые осуществляют телекоммуникационную деятельность, обязаны гарантировать тайну связи. То есть они должны обеспечить в том числе и физическую безопасность инфраструктуры, чтобы не было возможности подключения к ней у посторонних лиц.

Добавлю, что, увы, на нашем рынке всё ещё встречается недобросовестная конкуренция. И нелегальные либо полулегальные операторы связи незаконно используют чужую воздушную инфраструктуру. Это можно сравнить на бытовом уровне с газовыми врезками или "крокодилами" в электрощитке. В случае с размещением под землёй доступ к кабелям осуществляется только через канализационные люки, оборудованные сигнализацией.

Кроме того, при переводе воздушных линий связи под землю у операторов неизбежно снижаются расходы на эксплуатацию — не только потому, что больше не нужно нанимать дорогостоящих промышленных альпинистов и содержать автовышки, но и потому, что, как мы говорили выше, количество повреждений воздушных линий связи несравнимо больше. Не стоит забывать и о том, что операторы с воздушной инфраструктурой теряют выручку на постоянных вынужденных перерасчётах при обрывах и простоях.

На каких условиях партнёры программы смогут размещаться в подземной инфраструктуре "Ростелекома"?

— Повторюсь: мы за свой счёт, используя инвестиционные средства компании, по заявкам других участников рынка и по указанным ими адресам строим линии связи в нашей канализации. После строительства мы передаём эти линии на баланс операторам связи, которые их заказали, за символический платёж. Так построенный канал связи становится собственностью оператора. А он, в свою очередь, после этого оплачивает лишь аренду нашей инфраструктуры в телекоммуникационной канализации по публичным тарифам.

Раз вы упомянули окупаемость инвестиций, можете ли вы рассказать, сколько "Ростелеком" готов инвестировать в проект и как быстро эти инвестиции окупятся?

— Сумма инвестиций и окупаемость зависят от конкретных локаций, в которых наши партнёры захотят переносить кабель. Где-то окупаемость может составить 3,5 года, а где-то 10 лет. Поскольку наш проект коммерческий, мы заинтересованы откликаться в первую очередь на те локации, которые окажутся для нас окупаемы в срок до 5 лет. В случае если локация, предлагаемая оператором, окажется для нас менее выгодной, будем обсуждать вопрос в индивидуальном порядке, чтобы обеспечить нужный объём возврата инвестиций.

Стоимость переноса под землю зависит от ряда факторов. Например, где-то канализация может быть уже полностью занята. В таком случае нам придётся либо достроить новые пути канализации, либо проводить расчистку. Исследовать локации, расчищать канализацию и формировать новую инфраструктуру мы будем за свой счёт.

В настоящее время есть интерес к вашей программе у других операторов, какое будущее у "Чистого неба"?

— Да, нашей программой интересуются многие операторы в городе.

Я думаю, у "Чистого неба" большое будущее, ведь проект поможет привести всех игроков на рынке к равным условиям существования. Абсолютно все легальные участники телеком-рынка, которые работают на законных условиях, хотят, чтобы по закону работали и их конкуренты. Ну и конечно, хотят, чтобы их собственные сети были стабильны, работали бесперебойно и по возможности минимально зависели от внешних факторов. Упорядочивание телеком-инфраструктуры в канализации способствует всему вышеперечисленному.

Воздушные линии связи в столь крупном городе Европы, честно говоря, просто немыслимы. Реализация такого проекта, на мой взгляд, — это одно из свидетельств нашего общего стремления к цивилизованному образу жизни.

Карашаш Ногаева Все статьи автора
13 августа 2020, 14:16 2813
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама