Дмитрий Ратников Все статьи автора
29 июля 2020, 16:31 726

От деревни дедушки: топонимические казусы застройки колхозных полей

Фото: Интерпресс

Экспансия города на бывшие пашни требует не только строительства дорог. Новым микрорайонам нужны названия. Сохраняется ли традиция называть их в память исчезнувших селений?

В советские времена по неписаному правилу новые жилищные массивы именовали так же, как деревни и поселки, которые они поглотили. Так появились Купчино, Гражданка, Ульянка, Урицк (ныне Лигово), Сосновая Поляна. На профессиональном языке эти названия объединяются термином "ойконим". Но нередко приходилось застраивать пустынные земли, где не было ничего. Советские проектировщики не тратили много времени на создание новых названий. В итоге рождались диковинные канцелярские конструкции, которыми обозначали районы массовой застройки: "район правого берега реки Невы севернее улицы Новоселов" (в документах его сокращали до СУН), "район севернее Муринского ручья", "приморская юго–западная часть Ленинграда". Кажется, только однажды был скреативлен полноценный топоним, да и то не сильно остроумный — Шувалово–Озерки.

Где жить: июль-2020

Где жить: июль-2020

3219

Новые слова

Первых топонимов, придуманных и утвержденных в российское время, было два — Славянка и Новая Ижора. Оба появились в 2008 году в Пушкинском районе на территории муниципального образования "Поселок Шушары". Их сочинила для своих жилых комплексов группа "Балтрос", а Топонимическая комиссия сочла возможным и правильным их официализировать. "Славянка и Новая Ижора очень изолированы, и без названий людям непонятно, где они находятся на бескрайней шушарской земле", — пояснил "ДП" член комиссии Андрей Рыжков.

В 2019 году жилой микрорайон у станции метро "Парнас" стал Парнасом. До этого Парнасом называлась только промзона восточнее проспекта Энгельса. По словам Андрея Рыжкова, популяризируемый девелопером ООО "Главстрой–СПб" вариант "Северная долина" — "безликий", к тому же на Парнасе строят также другие группы — "КВС", "Прагма", "Прок", у каждого жилого проекта свое коммерческое обозначение. Предвестником именно Парнаса стало название станции метро как "абсолютной топонимической доминанты".

А вот второе изобретение "Главстроя–СПб" топонимисты одобрили. Речь о Юнтолово. Так в том же 2019 году назвали один из крупнейших микрорайонов петербургской современности, примыкающий к Юнтоловскому заказнику. Квартиры в нем продаются под брендом "жилой комплекс "Юнтолово".

2020 год принес на карту Петербурга Новосергиево: им по обращению новосела Ивана Колмыкова нарекли микрорайон между Сосновой Поляной и проспектом Буденного. Это тоже изначально коммерческая придумка: именно так — Новосергиево — на своем сайте назвало его ООО "УК “Сателлит–девелопмент”", которое занималось продажей земельных участков. Впрочем, сам Колмыков посетовал в разговоре с корреспондентом "ДП", что многие свежеиспеченные новосергиевцы не знают о свершившемся решении, "так как присвоение этого названия не сопровождалось какой–то рекламой, было только несколько публикаций в сообществах “ВКонтакте” и, может быть, в паре газет".

Следующие

В очереди за названиями еще некоторые районы. Например, есть шансы, что жилой комплекс "Новая Охта" от ЛСР переродится в официальный микрорайон Новая Охта. А вот другой элэсэровский комплекс "Цветной город", скорее всего, будет включен в состав Ручьев.

Где жить: июнь-2020

Где жить: июнь-2020

Над судьбой "Балтийской жемчужины" еще предстоит поразмышлять: топонимисты признают популярность этого названия, но подчеркивают, что оно "непетербургское по духу, претенциозное". Возможно, говорят они, исправит ситуацию открытие станции метро "Матисов канал" — тогда и район назовут Матисовым Каналом.

Кстати, в 2010 году была предпринята попытка найти удачное название для микрорайона с помощью СМИ. Речь шла о только–только застроенной территории восточнее Лахтинского разлива. Выбрали Лахтинский Разлив, тем более что так же называлось кольцо 37–го трамвая, который туда ездил. Но дальше публикаций дело не пошло. Комиссия предложила муниципальному округу № 65 переименоваться в Лахтинский Разлив, но тот решил остаться "номерным".

Не хуже Песков

Автор книги "Исторические районы Санкт–Петербурга" Сергей Глезеров полагает, что главное условие создания новых топонимов в том, чтобы они были естественными. В свое время окрестности Московской площади власти хотели назвать "Золотой милей" и всячески пропагандировали эту идею, но из–за своей искусственности топоним не прижился, отмечает собеседник "ДП".

Поэтому, например, в случае с новыми территориями Василеостровского района, образованными в Финском заливе, Глезеров "в ближайшей перспективе" видит только один реально употребимый вариант — Намыв: "Возможно, его будут делить на Южный Намыв и Северный Намыв. Но сам он вполне годится. Во всяком случае он ничем не хуже Песков (район 1–10–й Советских улиц. — Ред.)".

Сильное влияние на названия территорий оказывают станции метро. Справедливость этого утверждения хорошо показывают ошибки: Комендантский Аэродром забылся на фоне "Пионерской", Веселый Поселок — на фоне "Улицы Дыбенко", Щемиловка — на фоне "Ломоносовской". Кое–как удается существовать на устах Малой Охте, несмотря на "Новочеркасскую", и Дачному, несмотря на "Проспект Ветеранов". Но ошибки повторяться не будут. Проектной станции метро "Шкиперская" дали название "Гавань", а "Планерной" — "Каменка".

Промазали на 3 км

Разок топонимисты перестарались. Они настолько сильно хотели видеть метроним "Шушары", что назвали так станцию, которая находится в 3 км от застройки поселка Шушары, и между ними нет ни пешеходной, ни транспортной связи. Публично признавать ошибку комиссия не считает правильным, а за кадром называтели соглашаются: "Шушарами" станцию нарекли поспешно, а теперь уже не отыграть.

Когда речь заходит о топонимике, сразу возникает желание поговорить о переименованиях. Ойконимы тут не исключение. В 2016 году вернулись на карту Сергиево, Дудергоф, Троицкая Слобода и Деминский поселок (вместо Володарского, Можайского, Красной Слободы и поселка Свердлова соответственно). Возможно, следующим станет Динамо в Павловске, которое исторически побывало Графской и Царской Славянкой — но только если это решение поддержат жители, сказал "ДП" член Топонимической комиссии Алексей Ерофеев.

Живи в Пригородном

А вот переименовывать то, что никогда прежде не имело других названий, не станут, даже если сейчас топонимы кажутся неудачными. Скажем, в Парголово есть микрорайон под названием Пригородный. Этимология его проста: тут был поселок совхоза "Пригородный". В повседневной речи конструкция "я живу в Пригородном" не считывается, не осознается как указание на местность. "Согласен: Пригородный — не самое удачное название. Так и хочется уточнить: пригородный что, район? Но оно таким уже сложилось. Что его теперь трогать?" — заметил Ерофеев. Оставить в покое он предложил и Юго–Запад — так именуется район советских новостроек между улицей Маршала Казакова и Петергофским шоссе, хотя порой даже корректоры "ДП" не улавливают тут топоним и "опускают" обе заглавные буквы. "Юго–Запад — характерное для многих мегаполисов название. Почему–то нет Юго–Востока — а Юго–Запад есть", — защищает топоним Ерофеев.

Материал подготовлен специально для проекта " Где жить: июль-2020 ".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама