Иван Жидков Все статьи автора
6 декабря 2019, 08:13 165

В ожидании инвестиций. Каким встретит Бухарест туристов на Евро–2020

Фото: vostock-photo

Бухарест выглядит как обнищавший дворянин, которого заставили петь Интернационал.

Наверняка многие из вас говорят о Румынии: там цыгане и Чаушеску. В этом, как и во всем сущем, есть доля правды. Чаушеску стоит посреди Бухареста в виде памятника, цыгане периодически попадаются "живьем". Сильно отстав в развитии от прочих восточноевропейских столиц, крупнейший румынский город обречен идти по стандартному пути развития: привлекать к себе внимание любой ценой (предстоящий футбольный Евро–2020 и недавняя жеребьевка его финальной стадии ему в помощь) и демпинговать в сфере сервиса и гостеприимства, чтобы привлечь туристов.

Плоский, как калмыцкая степь. Уругвай, интересный российскому бизнесу

Плоский, как калмыцкая степь. Уругвай, интересный российскому бизнесу

644
Иван Жидков

Несмотря на то что на улицах по вечерам почти так же темно, как и 11 лет назад, когда я последний раз был в Бухаресте, кое–что начало получаться. Оазис для любителей впасть в полную перезагрузку, дешево выпить и реализовать человеческие комплексы уже создан — старый город испещрен заведениями разного стиля, но с одним смыслом. Пьем, едим… Где–то пафосно, где–то по–бэкпэкерски. Кому сильно надо, может изучить, что кроется за розовыми неоновыми вывесками. Так Бухарест видит своего иностранца — это его право. Еще не так давно туризм был здесь вообще не при делах.

В отличие от Праги, которая уже круглый год тонет в алчном до впечатлений человечестве, или Будапешта, который тоже уверенно идет к званию "почетного Вавилона", Бухарест пока обязан думать и о качестве предоставляемых услуг (работать то есть себе в убыток). Тем более что эпикурейский подход у румын (к цыганам отношения, кстати, не имеющих) записан в гене: когда–то, до крупных событий XX века, их столицу называли "маленьким Парижем", и, если судить по старым фотографиям, так оно и было. Несмотря на некоторую природную медлительность, здесь стараются думать, как сделать не много, но хорошо. Габсбурги, например, научили местных варить пиво, и до сих пор оно здесь лучшее в Восточной Европе (если Чехию мы отправляем в Центральную). На удивление хорошее в Румынии и вино. Его также не производят в огромном количестве, как, скажем, венгры — на рынок вышло около десятка производителей. В итоге вынужден огорчить и, быть может, даже шокировать — по соотношению "цена — качество" румынское вино сильнее российского. Качество продуктов позволяет открывать множество традиционных ресторанов, тут же пытаясь придать мамалыге (поленте, если кто обиделся) или копченой шее современное прочтение.

Культурное наследие у Бухареста внушительное, уж точно не хуже уже раскрученных Сибиу или Брашова с его зубастым дядькой Владиком. Но, чтобы не просто его сохранить, но и правильно подать, румынам придется пойти по пути Будапешта, который в огромных дозах привлек иностранные инвестиции, распахнув двери перед всеми желающими дешево пожить. Цыгане, о которых вам не терпится услышать, свое дело сделали в советское время, когда тот самый Чаушеску (да много здесь с ним связано, много!) запустил их в исторические особняки в центре города. Исход такой же, как и в прочих странах соцлагеря, — полы оказались не нужны, двери и окна тоже. До сих пор на главных улицах можно увидеть такую эклектику, что рука тянется к кобуре за смартфоном. Как итог — Бухарест не успевает справляться с запустением, выглядит грустно и торжественно, как обнищавший дворянин, которого заставили еще и петь Интернационал.

Почему Румыния раньше не прибегла к помощи зарубежных любителей освоить новые территории? В отличие от той же Венгрии, тут куда больше чувствовалась сила милитари. Румыны шутят, что по большому счету у них после Чаушеску ничего не изменилось — просто "ребрендили" одни и те же люди. А они, как вы понимаете, свое абы кому отдавать не готовы. Вдвойне интересно понаблюдать итоги председательства Румынии в Евросоюзе.

1 декабря на национальный день страны устроили военный парад. Истребители, раскатисто гремя, летали на низких высотах, шагали солдаты, полиция перекрывала улицы. Все это мирно соседствовало с рождественскими базарами, один из которых даже дерзко раскинулся у парламента, задуманного при социализме как самое большое правительственное здание в мире. Опаздывая к выполнению очередной функции, полицейский автомобиль на моих глазах подрезал таксиста. Но вместо того, чтобы рявкнуть на него по громкому радио, притормозил, помигал аварийкой, а из салона, извиняясь, помахали рукой.

Все–таки шутят румыны. Что–то явно идет по–другому.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама