Кира Чуракова Все статьи автора
3 сентября 2019, 11:32 2304

Глава управления Ленобласти по обращению с отходами Николай Борисов: "Через год будут другие числа"

Фото: Интерпресс

В отличие от Петербурга, в Ленинградской области реализация мусорной реформы уже началась. Все подробности "ДП" рассказал глава регионального управления по организации и контролю деятельности по обращению с отходами Николай Борисов.

После начала работы регионального оператора всеми бытовыми отходами области фактически занимается УКООЛО. А в чем тогда на данный момент заключаются функции управления?

Опыт из корзины. У операторов не останется выбора, кроме как приучать людей к сортировке мусора

Опыт из корзины. У операторов не останется выбора, кроме как приучать людей к сортировке мусора

684
Георгий Вермишев

— Нельзя сказать, что всеми отходами занимается регоператор, потому что наше управление, по сути дела, в настоящее время является посредником между правительством Ленобласти, регоператором и населением. Потому что сейчас, в период становления регоператора, (а он пока заработал только в трех районах), происходит большое количество совещаний, которые направлены на решение тех или иных вопросов. Управление в том числе вырабатывает и готовит определенные нормативные документы для оптимизации работы регоператора.

Например, один из серьезных актов, который мы на сегодняшний день подготовили и уже выпустили, — это вопрос централизованного и децентрализованного накопления ТКО. Если централизованный — это контейнерные площадки, то у децентрализованного возможны различные варианты — сигнальный метод, наличие контейнеров на территории приусадебных участков (индивидуальной жилой застройки), предоставление рекуператором пакетов жителям для того, чтобы они их наполнили и сдали в определенный момент времени.

Вот сейчас это все урегулировано на уровне нормативного акта, он выпущен, и, соответственно, у нас снимается вопрос, связанный с тем или иным видом накопления. У нас варианты накопления определяются актом, который составляется и представителями управления, и органами местного самоуправления, и региональным оператором. То есть априори у нас работает система централизованного накопления, когда строятся контейнерные площадки, туда люди выносят мусор, а оттуда их вывозит региональный оператор. Возможны варианты (благодаря плотной застройке, еще каким–то факторам), когда достаточно сложно организовать централизованный сбор. Их немного на сегодняшний день, но они есть. Централизованный способ накопления используется в 95% случаев, остальные 5% — децентрализованный.

На данный момент известно, что действующие тарифы на вывоз мусора будут актуальны до конца тестового периода, то есть до 1 ноября. Что будет с тарифной сеткой после 1 ноября?

— В настоящее время у нас тарифы снижены на 5%. Эти 5% — это рентабельность регионального оператора в рамках тарифа. Для пилотных районов мы решили использовать такую оплату. Как только войдет в реформу вся Ленобласть, тарифы станут такими, какими мы их заявляли ранее, — 6,35 рубля за 1 м2 для многоквартирных домов и 375 рублей для ИЖС.

По какому принципу область разделили на технологические зоны, в чем их функционал и принципиальные отличия?

— Вся область поделена на технологические зоны исходя из расположения якорных полигонов, к которым относятся те или иные районы. В настоящее время у нас тот же Приозерский район — это самостоятельная технологическая зона, поскольку там есть свой якорный полигон "Приозерский". Так же и в Выборгском — полигон "РАСЭМ". С Лугой то же самое — "Авто–Беркут". Мы объединили Всеволожский район и Кировский, поскольку на территории Всеволожского района два полигона, а на территории Кировского — ни одного. И отходы Кировского района у нас частично поедут на полигон ТБО, а другая часть — на промотходы, так удобнее. У Волхова свой якорный полигон. Подпорожье и Лодейное Поле объединены, потому что в Лодейнопольском районе нет полигонов. У Тихвина и Гатчины свой полигон. Сосновый Бор, Кингисепп и Ломоносов объединены, потому что по логистике удобнее ехать на полигон Кингисеппа.

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

Лучший мусор — финнам. Часть отходов "Красного Бора" могут передать Финляндии

584
Кира Чуракова

Почему было принято решения для всего — столь большого — региона выбрать одного регионального оператора?

— Рассматривались разные варианты, но исходя из логистических особенностей было принято решение все–таки сделать одного регионального оператора. Это оптимальная схема работы для Ленинградской области. У нас единый тариф, который распространяется на всю территорию области, при этом где–то очень большие транспортные плечи, много малонаселенных пунктов. Соответственно, у регоператора разные затраты в районах: чем больше транспортное плечо, тем дороже обходится транспортировка. Федерация предлагает в регионе устанавливать единый тариф, и вот в рамках этого тарифа наш единственный регоператор может нивелировать свои затраты.

Особое внимание вы планируете уделить органическим отходам. Как будет выглядеть система сбора и переработки таких отходов, какие изменения предвидятся на сортировочных заводах? Как система сбора органики будет совмещена с аналогичной проблемой на животноводческих предприятиях?

— Планируем вводить двухконтейнерный раздельный сбор — пищевые отходы и все остальные. В связи с этим пищевые отходы планируются к компостированию. Посмотрим, как это пойдет. Пока планируем в рамках реконструкции Приозерского полигона сделать карты для компостирования и начинать вводить раздельный сбор именно с Приозерского района, когда эти карты будут готовы. Соответственно, далее мы оценим качество полученного компоста. И уже тогда будем делать выводы, на что его направлять. При первом рассмотрении, скорее всего, этот компост пойдет на пересыпку тех отходов, которые поступают на полигон. А можно ли будет его использовать, например, в сельском хозяйстве — будем решать уже в процессе, ориентируясь на качество. После внедрения этой системы КПД сортировочной линии увеличится в несколько раз. Ведь если от отходов изначально будет отделена пищевка, будет проще и эффективнее распределять отходы на полезные перерабатываемые фракции.

Ленинградская область вступает в реформу поэтапно, в то время как большинство регионов уже успели запустить единую систему обращения с отходами. Какие ошибки других регионов удалось предотвратить и какой положительный опыт вы переняли?

— Конечно, каждый субъект специфичен с точки зрения обращения с отходами. У кого–то была хорошо развита система сбора и транспортировки. Они входили в реформу без особых трудностей. Мы считаем, что и в Ленинградской области эта система изначально была хорошо развита — что сейчас и наблюдаем на примере пилотных районов. Посмотрим, что будет с другими районами, но я предполагаю, что будет примерно так же. Потому что жалобы в работе регионального оператора присутствуют, но они достаточно быстро исправляются. Сейчас в основном жалобы поступают относительно вывоза и транспортировки твердых коммунальных отходов в других районах (не вошедших на данный момент в реформу). Там проблемы устраняются немного медленнее. С точки зрения контроля: в рамках соглашения я перенаправляю жалобу региональному оператору и контролирую ее исправление. По другим районам я этого сделать не могу. И вот на сегодняшний день мы видим, что институт регионального оператора чрезвычайно эффективен. Потому что жалобы от населения можно отрабатывать в течение 2–3 часов. У регионального оператора есть единый центр, который собирает жалобы от граждан. По соглашению, у него выделено время, в рамках которого он должен реагировать на обращения, — это происходит достаточно быстро. Отправляется машина, и проблема ликвидируется.

Что касается других субъектов — недоработки коллег мы видим. Другой вопрос, что не настолько они критичны. В сравнении с другими субъектами, Ленинградская область лучше многих обеспечена полигонами и мощностями. У нас есть четкое понимание, как собирать, возить, сортировать и захоранивать. Были вопросы, связанные с недоработкой территориальной схемы, некоторые моменты не были учтены.

Мы изучили опыт работы операторов других регионов, учли их ошибки, переработали нашу терсхему, провели общественные слушания и внесли изменения в электронную модель. Поэтому в настоящее время у нас есть полностью понятная территориальная схема, составленная в соответствии со всеми последними законодательными требованиями.

Одна из самых распространенных проблем в работе регоператоров — это слабая просветительская деятельность и, соответственно, низкая собираемость платежей населения. И вот мы решили активнее заниматься просвещением. Это и выездные совещания регионального оператора (раз в неделю в каждом районе), и информационные материалы. Мы посмотрели, как это делают другие субъекты. Очень показательно в Московской области — регион полностью насытили информационными материалами.

Мы нацелены на такой же охват, но на сегодняшний день нам требуется помощь органов местного самоуправления. Потому что полномочия по экологическому просвещению в области с 1 января 2019 года перешли на уровень местного самоуправления. Мы уже запросили от всех муниципалитетов программу по информированию населения по обращению с отходами. Информационная обеспеченность реформы — это 30% успеха.

Совсем недавно управление опубликовало новую территориальную схему по обращению с отходами. Чем она принципиально отличается от предыдущей редакции? Почему схема появилась именно сейчас?

— На тех районах, которые уже вошли в реформу как пилотные, изменения схемы никак не сказались — они и раньше представляли собой самостоятельные технологические зоны. А вот в других районах будут вводиться новые станции сортировки, появились новые полигоны — все это мы отразили в новой схеме. Помимо проектируемых объектов туда внесены и новые нормативы утилизации отходов. С ними, можно сказать, мы перестраховываемся.

В следующий раз корректировать схему мы будем не раньше чем через год. Региональный оператор должен поработать какое–то время на территории всей области, чтобы мы потом могли сказать, какой процент отходов у нас идет на утилизацию, — данные сейчас у нас приблизительные. Думаю, что через год вы увидите совершенно другие числа.

Одна из самых острых проблем — нелегальный вывоз городских отходов на территорию области и, соответственно, образование несанкционированных свалок вдоль границы с Петербургом. Кто будет отвечать за ликвидацию свалок и за чей счет она будет происходить?

— Сейчас обязанность по ликвидации несанкционированных свалок возложена на областные муниципалитеты. Они и дальше, даже после 1 ноября, продолжат этим заниматься. Дело в том, что регоператор занимается только ТКО и он в первую очередь ликвидирует свалки, состоящие только из таких отходов. А вдоль границы с городом образуются в основном именно строительные свалки.

Сейчас мы сосредоточились на Ленинградской области. Для того чтобы обеспечить контроль за потоками на территории нашего региона, у нас уже выстраивается система контроля за транспортными потоками через ГЛОНАСС. Эту практику мы распространим на территории всей области. 1 ноября мы начнем и к концу месяца закончим подключение всех транспортных компаний, которые будут работать с ТКО. После того как эта система заработает, мы сможем контролировать и те транспортные компании, которые выезжают из города в область. Мы сейчас отстраиваем свою систему, а потом, надеемся, Санкт–Петербург органично вольется в нашу систему отслеживания. Тогда мы будем предоставлять городу информацию о передвижении транспортных средств, которые собирают отходы в городе и вывозят их на областные полигоны. Пока нет представления о том, будут ли синхронизированы городские и областные тарифы. Но мы думаем, что рано или поздно мы однозначно придем к тесному взаимодействию в области обращения с отходами. Конечно, будущему регоператору Петербурга будет необходимо отслеживать направление движения и объемы вывозимых отходов. И у нас эта система уже будет. Тогда, мы рассчитываем, оба регоператора начнут тесно взаимодействовать.

Как вы планируете привлекать к работе в 47–м регионе организации, занимающиеся раздельным сбором отходов? На каких условиях будет предложено сотрудничество?

— В настоящее время раздельный сбор уже существует в Ломоносовском, Гатчинском, Волосовском, Приозерском и Всеволожском районах. Кстати, в отдельных кварталах он налажен очень даже неплохо, причем не по двум–трем, а по пяти фракциям. На самом деле унифицировать накопление там, сделав двухконтейнерный раздельный сбор, — в этом мы большого смысла не видим. Если уже налажен сбор по пяти фракциям — зачем его ломать? У нас в законе об отходах производства и потребления сказано, что, если они уведомили регоператора и он подтвердил возможность существования раздельного сбора, они дальше продолжают работать так, как работали. Поэтому регоператор совершенно не против раздельного сбора. Более того, они его даже приветствуют, сами собираются вводить раздельный сбор и совершенно не собираются его навязывать в тех районах, где он уже в каком–то виде есть. Есть трех– или пятиконтейнерный — пусть таким и остается. Контейнеры будет ставить регоператор. Тот, кто сейчас занимается раздельным сбором, тот им так и занимается. Он сдает пластик в рамках раздельного сбора — замечательно, те деньги, которые он получил, его. Если кто–то еще захочет прийти на рынок, то это также можно сделать по согласованию с регоператором.

В тех районах, где реформа пришла, регоператор заключал договор субподряда с уже существующими игроками. Как это будет к 1 ноября выглядеть?

— Пока так же и будет, насколько я понимаю. А с 1 января 2020 года регоператор заранее должен провести конкурс на транспортировку по технологическим зонам, определить победителя, а потом эти победители уже смогут брать на субподряд других перевозчиков, запрета на это нет. Выглядеть это будет именно так — аукцион на накопление и транспортировку в отдельных технологических зонах, которые есть на терсхеме, и самостоятельная работа перевозчика в рамках технологических зон. Он точно так же может брать на субподряд работающих перевозчиков. Я боюсь пока делать прогнозы о количестве игроков на рынке после 1 ноября. В прошлый раз, когда проводили аукцион, он был настолько крупный, что на него никто не пришел. Посмотрим, как будет в этом году.

Одна из главных жалоб жителей — нехватка или переполненность контейнерных площадок. Как вы решаете эту проблему?

— У нас по Ленобласти около 6 тыс. контейнерных площадок, и процент обеспеченности по каждому району очень разный. У кого–то 90%–ное покрытие площадками, а где–то и 70% не наберется. Поэтому решением губернатора Ленобласти районам выделены субсидии для установки контейнеров. Для полного покрытия нам требуется еще 2,5 тыс. — это информация органов местного самоуправления. Нам уже выделили из бюджета 170 млн рублей, сейчас мы эти субсидии распределяем по администрациям. Мы рассчитываем, что будет сделано около 700 площадок до конца года.

При этом мы можем точно проверить необходимость этих 2,5 тыс. площадок. У нас сейчас граждане очень хорошо читают закон. Они пишут жалобы на отсутствие контейнерных площадок и просят их установить. Органы местного самоуправления заявляются на получение субсидий, мы просматриваем жалобы из этих районов и в обязательном порядке рекомендуем им в свои списки включить эти места для установки площадок. Мы получаем обратную реакцию и подтверждаем эти 2,5 тыс. И планируем в ближайшие 3 года все запросы по дефициту контейнеров ликвидировать.

А как это будет работать при децентрализованном способе накопления?

— Процент таких жилых объектов небольшой, и в каждом частном случае регоператор будет разбираться отдельно. Как правило, децентрализованный сбор отходов приветствуют те, у кого он уже есть. У человека стоит под крышей небольшой контейнер. Через 2 недели он видит, что бак заполнился, он позвонил и попросил вывезти. Регоператор таким людям ничего не навязывает, поскольку всем это удобно и выгодно.

А как обращение с отходами организовано у тех, у кого вообще не продумана эта система?

— Мы исходим из данных по людям, у кого есть договор на вывоз ТКО. Но при этом у нас еще огромное количество ИЖС, приусадебных участков, у которых нет вообще никаких договоров. При этом они, так сказать, очень хорошо пользуются контейнерными площадками многоквартирных домов по соседству, площадками заправочных станций по пути домой, каких–нибудь смежных садоводств. В общем, экономят. С ними проводится отдельная разъяснительная работа.

Там, где работает регоператор, процент тех, кто заключает договор, растет, но не так быстро, как хотелось бы. Сейчас я его не смогу назвать, но 3 года назад процент договоров по ИЖС в Ленобласти в среднем составлял 25%. То есть у 75% не было вообще никаких договоров.

Известно, что на территории области находятся заводы (стекольный, бумажные), готовые производить продукцию из вторсырья. Как будет выстроена работа с такими предприятиями?

— Макулатура, которая поступает на сортировку, уже, как правило, неликвидная. Она мокрая, некондиционная и т. д. Макулатура — это бизнес дворников. До полигона она не доезжает. Макулатура — это самые легкие деньги. У кого макулатуры много образуется? У юридических лиц. Я бы никогда не стал выкидывать бумагу в помойку, если ее можно собрать и продать. Юрлица вызывают организацию–заготовителя и продают ее по весу. То, что выходит с сортировочной станции, — это пластик и стекло. И потом уже можно договориться, куда их можно отдать. Впрочем, чтобы заводы работали исключительно на переработанном стекле — такого не будет. Можно облегчить им жизнь на проценты, если не на доли процента.

Досье: Основные функции Управления по обращению с отходами

— Разработка и реализация региональных программ в сфере обращения с отходами, в том числе с твердыми коммунальными отходами.

— Ведение регионального кадастра отходов Ленинградской области.

— Установление нормативов накопления твердых коммунальных отходов.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама