Иван Воронцов Все статьи автора
18 февраля 2019, 10:55 1026

Безопасные связи. Чем занимаются специалисты по government relations

Контроль государства над экономикой в России традиционно весьма силен. И мысль, что без выстраивания эффективной системы взаимодействия с органами власти процветающего бизнеса не построишь, лежит на поверхности. То, что это можно сделать, не прибегая к коррупции, — гораздо менее очевидно. А с тем, что для этого нужно держать в штате специального человека, согласна совсем уж невеликая доля руководителей компаний. Тем не менее профессия специалиста по GR (government relations) продолжает существовать и развиваться.

PR из всего. Как развернуть скандал вокруг компании себе на пользу

PR из всего. Как развернуть скандал вокруг компании себе на пользу

2493
Карашаш Ногаева

Сравнительно молодая специальность GR никак не может избавиться от некоторых сопровождающих ее стереотипов. Одни уверены в том, что джиарщик — всего лишь синоним для лоббиста. Другие представляют их себе уникальными специалистами в искусстве дачи взяток. Один из юристов, к которому "ДП" обратился за комментарием, и вовсе категорично заявил: "В России только кумовство, родство и никакого GR".

Нет такой профессии

Однако, по мнению аналитиков ГК "ФИНАМ", сегодня в России работают около 1,5–2 тыс. профессиональных GR–специалистов. Правда, в это число включают всех — и сотрудников в штате компаний, и фрилансеров, которых привлекают на договорных условиях. Подсчеты затруднены, так как у штатных джиарщиков в трудовой книжке формально может значиться практически любая запись. Ведь государственного профессионального стандарта для GR не существует, и с точки зрения буквы закона такой профессии нет. По этой же причине невозможно сказать, сколько в совокупности зарабатывают российские джиарщики и лоббисты — оценки разнятся от 1 млрд до 10 млрд рублей в год. При этом в "ФИНАМ" делают оговорку, что на легальный рынок GR–услуг приходится не более 10% всех процессов взаимодействия власти и бизнеса. Позиции, соответствующие функционалу GR, можно встретить главным образом в штате крупных компаний. В мелком и среднем бизнесе эту функцию чаще выполняет сам владелец или директор.

Первые профессиональные джиарщики появились в России вместе с западными компаниями, пришедшими на новый рынок. Сначала их воспринимали как экзотику и буржуазные причуды, но по мере того, как в стране оформлялся цивилизованный бизнес, появлялись и отечественные специалисты по связям с государством, действовавшие в правовом поле, в отличие от пресловутых "решал".

GR–специалисты нередко занимают высокие должности — вплоть до вице–президентов, имеющих в своем подчинении юридическую группу, пресс–службу и PR–отдел. Потому что юристы при всем знании законов часто не умеют выражать свои мысли без лишней казуистики и общаться с людьми. А пиарщикам недостает знания регламентов, протоколов и процедур. Впрочем, как раньше, так и теперь главным активом GR–специалистов остается их записная книжка.

Санкции до таможни довели

Зеленая кровь. Руководитель проектов компетенций "Леруа Мерлен" о бизнес-мышлении и программах для персонала

Зеленая кровь. Руководитель проектов компетенций "Леруа Мерлен" о бизнес-мышлении и программах для персонала

2111
Анастасия Жигач

В 2013–2014 годах масштабное исследование петербургского рынка GR провел нынешний и.о. завкафедрой менеджмента массовых коммуникаций Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ Андрей Дорский. Тогда складывалось впечатление, что развитие идет по восходящей и в ближайшем будущем специальность ждет настоящий расцвет. Увы, но изменившаяся политическая обстановка внесла коррективы. После начала санкционной войны между Россией и Западом рынок труда для GR сжался. Многие предприниматели не успели осознать ценности этих специалистов, а потому, вводя режим экономии, сократили их первыми.

Вместе с тем санкции и антисанкции подкинули джиарщикам новых профессиональных вызовов. По словам учредителя Петербургского GR–клуба Игоря Сопова, с 2014 года главной задачей для его коллег стало согласование действий с таможенными органами. "Требовалось срочно переделывать контракты, менять обкатанные схемы поставок. Экспортные потоки из одних стран закрылись, из других — открылись, и нужно было их быстро перераспределить. Это удалось сделать. При поддержке правительства Санкт–Петербурга в том числе. Петербургский бизнес обошелся без серьезных сбоев в работе", — прокомментировал Сопов.

Несмотря на все противоречия, новые рабочие места для джиарщиков появляются каждый год. Кадровая емкость составляет примерно 300 вакансий в год, из которых 100 распределяются между Москвой и Петербургом в пропорции 80 / 20, а остальные — по остальной России, в первую очередь по городам–миллионникам. Правда, молодым выпускникам университетов без опыта работы устроиться на позицию GR–специалиста сложно — практический опыт здесь значит гораздо больше, нежели цвет диплома.

Лоббисты без профессии

В Петербурге GR–специалистов готовят в нескольких местах. Это факультет политологии СПбГУ, Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций и кафедра коммуникационных технологий и связей с общественностью СПбГЭУ (бывший ФИНЭК). У каждого — своя специфика.

"Факультет политологии делает акцент на политической стороне вопроса, на знании и умении работать с государственными органами, понимании того, какова их система, — поясняет Андрей Дорский. — Наш институт — на коммуникативных знаниях и навыках. Но есть еще третья важнейшая составляющая — юридическая. Так сложилось, что в сфере образования юриспруденция и GR разведены. Хотя де–факто и в России, и в Европе, и в США огромный процент GR–специалистов — юристы". В СПбГЭУ считают, что главное — все–таки коммуникационные навыки. Здесь готовят специалистов по бизнес–коммуникациям в целом, одной из которых и является GR.

По мнению GR–практиков, развитию специальности помогло бы принятие государственного профессионального стандарта. Но продвинуть его пока что не удается из–за разобщенности сообщества. Если в Петербурге GR–специалисты держатся довольно сплоченно, то в Москве сложилось несколько групп, отношения между которыми далеки от теплых. Так что разработать единый документ и согласованными усилиями продвинуть его в Минтруд пока не удается.

Зато в январе 2019–го снова зазвучала тема закона о лоббизме, который в российском парламенте пытались принять уже несколько раз, но так и не пропустили дальше первого чтения. В 2005–м депутаты петербургского ЗакСа хотели урегулировать эту сферу на региональном уровне, но тоже не преуспели. По этому поводу в профессиональном сообществе есть печальная шутка, что "лоббисты не смогли пролоббировать собственный закон".

Согласия по поводу необходимости этого закона среди профессионалов нет. Многие опасаются, что он приведет к глобальной зачистке рынка по формальным критериям. А это скорее затормозит, нежели стимулирует развитие легального лоббизма и профессионального GR в стране.

Если понимать рынок GR широко, как объем услуг, который оказывают специалисты по работе со всеми ветвями государственной власти (исполнительной, законодательной и судебной), то он есть везде, не только в мегаполисах. Налаживать неформальные контакты с представителями власти необходимо и в городах, и в сельских населенных пунктах. Во всех миллионниках работают специалисты по GR. В городах с градообразующими предприятиями у директора и владельца отношения с властью тоже так или иначе выстроены непосредственно. Но могут быть и помощники. Наиболее развиты GR и лоббизм в регулируемых отраслях — финансовом и сырьевом секторах, энергетике, фармацевтике, машиностроении и на транспорте, табачной и алкогольной промышленности, строительстве, телекоммуникационной и рекламной сферах. А, к примеру, в IT–отрасли или в цифровой экономике лоббисты до сих пор не демонстрировали особых успехов.
Леонид Делицын
Леонид Делицын
аналитик ГК «ФИНАМ»
В 1990–х большее значение имел личный контакт и доверительные отношения с представителями госвласти. Работать по телефонному справочнику было почти невозможно. Вы не могли просто взять и набрать номер какого–нибудь чиновника. Должна была быть какая–то рекомендация. К тому же существовали закрытые каналы телефонной связи. И звонок по смольнинской вертушке с нужного номера воспринимался иначе, чем звонок на стоящий рядом обычный телефон. А среди нынешнего поколения чиновников даже не все знают, что такое вертушка. Сейчас же произошла формализация профессии и меньше значат личные связи, без которых раньше было невозможно работать. Существенный момент — что значительная часть общения перешла в электронную сферу. Если раньше почти для каждого обмена информацией по важным темам нужна была личная встреча, то теперь все проще. И это, пожалуй, неплохо.
Алексей Волков
Алексей Волков
руководитель отдела по административным вопросам УФПС Петербурга и ЛО, филиал ФГУП «Почта России»
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама