Фото: Коллаж: dp.ru

Этичная сторона товара. Как меняется рынок экосертификации продуктов

Рынок экосертификации и этичной сертификации существует уже много лет и по–прежнему находится в стадии формирования. Спрос на такие товары растет на 10–15% в год, а покупатели все чаще уходят в интернет–магазины.

В последние несколько лет практически все производители на b2c–рынке отмечают, что покупатели, особенно в крупных городах, все больше внимания обращают на состав и маркировки продуктов. В выборе продуктов, одежды и косметики теперь играет роль не только цена, упаковка и реклама, но и состав продукта, его экологичность и этичность.

После 1 июля в магазинах и ресторанах Петербурга могут начаться перебои с мясом и молоком

После 1 июля в магазинах и ресторанах Петербурга могут начаться перебои с мясом и молоком

42570
Амера Карлос, Елена Домброва

В ответ на заинтересованность составом бизнес использует маркировку товаров, которая должна подтвердить качество товара и избавить покупателя от чтения составов. Но о рынке экосертификации сами участники говорят, что он уже много лет не может выйти из стадии формирования, маркировки продолжают подделывать.

Фибропласт и ланолин

Главное, что ищут покупатели на упаковке товара, — это отметки о его безвредности, нетоксичности, экологичности производства и этичности. Этичность означает отсутствие продуктов животного происхождения, тестирования товара на животных, а иногда — соответствие принципам "справедливой торговли". То есть обязательство производителя создавать в своей компании достойные условия труда и платить адекватные зарплаты сотрудникам.

По данным НП "Экологический союз", 74% готовы платить за товар с экомаркировкой до 30% больше. То есть в итоге затраты на модернизацию производства и сертификаты должны окупаться. Сложнее всего покупателям разобраться с составами косметики и бытовой химии: их ингредиенты для большинства неопознаваемы, а о тестировании на животных приходится отдельно узнавать у производителя.

Фото: Коллаж: dp.ru

Марина Борисенко, основатель компании Morevna Cosmetics, рассказывает, что основной нормативный документ отрасли — техрегламент "О безопасности парфюмерно–косметической продукции". В нем прописаны процедуры исследования косметики по показателям токсикологии и клинические испытания. "В связи с процессом гармонизации нашего законодательства в этой сфере с европейским тестирование косметики на животных не проводят. Вместо этого в качестве тест–системы часто используют продукты животного происхождения, это обязательно указывается в протоколах, — говорит Марина Борисенко. — В Европе тестирование веществ для косметики проводят на синтетической коже или культурах фибропластов. При этом и у нас, и в Европе на животных тестируют лекарства".

Она отмечает, что веганы могут использовать косметику, сертифицированную как "халяль": в ней тоже запрещены к использованию любые ингредиенты животного происхождения. В косметике это может быть, например, ланолин, получаемый из овечьей шерсти. В петербургской рознице сертификаты этичности имеют марки NYX, Smashbox, Body Shop, Lush. Этичными считаются также Eva и Lumene, у которых нет сертификатов, а экосертификаты есть у Natura Siberica, NeoBio и др.

Купить из вредности: что не так с идеей Минздрава делить продукты на вредные и полезные

Купить из вредности: что не так с идеей Минздрава делить продукты на вредные и полезные

1457
Маргарита Кудрявцева

Непростая химия

С бытовой химией сложнее: ее обязаны тестировать на животных импортеры на въезде в Россию. Необходимые тесты прописаны в Единых санитарно–эпидемиологических и гигиенических требованиях к товарам, подлежащим санитарно–эпидемиологическому надзору. "Поэтому даже если на пачках стирального порошка есть маркировка этичности, уверенным, что товар этичен, можно быть только до ввоза в Россию", — комментирует Николай Дубровский, соучредитель проекта VegCode (приложение, которое определяет этичность товара после сканирования штрихкода). "Кроме того, никакого контроля за маркировками в России нет, и многие из тех, кто ставит картинки на этикетку, по факту не исполняют то, что обещали. Применяют уловки при сертификации", — говорят в Morevna Cosmetics.

Марина Писецкая, глава компании по производству косметики Lamaris, рассказывает, что в России нет официальных органов сертификации органической косметики. Обращение в европейские органы стоит дорого, что сразу отразится на цене продукта. Но лояльность покупателей значительно вырастает, для люксовых брендов сертификат — это необходимость. "Для производства косметики Lamaris мы используем только органическое сырье, но экосертификата у нас нет: это в несколько раз увеличит стоимость продукта, а для нас важно сохранить цены", — поясняет она.

В итоге интерес покупателей к составам косметики и бытовой химии есть, но маркировкам люди не доверяют. И российские производители теряют на этом часть аудитории: многие потребители, которые ищут этичную, веганскую, халяльную или другую специализированную продукцию, заказывают ее в иностранных интернет–магазинах. Объем рынка экосертификации в России составляет пока не более 200–250 млн рублей.

Тестирование на животных дает информацию только об отсутствии в косметике опасных веществ, способных накапливаться в тканях, но ввиду различий между организмом человека и животного информация не всегда достоверна. Самые дорогие испытания — на людях–добровольцах: их проводят в медучреждениях, с постоянным контролем свойств и эффективности косметики. Косметика, прошедшая клинические испытания, гарантированно эффективнее, она безопасна. Но она значительно более дорогая, чем аналоги без клинических испытаний.
Марина Писецкая
руководитель компании Lamaris
Все больше людей задумывается об осознанном потреблении, о том, какое влияние их покупки оказывают на благополучие людей и животных. В Великобритании, где производится продукция LUSH, испытания косметики на животных запрещены законом, поэтому такой вопрос даже не возникает. Но и во многих других странах происходит полный отказ от испытаний косметики на животных (продукция, испытанная на животных, запрещена к ввозу в ЕС). Для российских производителей, нам кажется, должно стать нормой изначально выстраивать производства так, чтобы не причинять вреда животным. Тем более это может оказаться необходимым при экспорте.
Варвара Афанасьева
бренд–менеджер "Лаш Раша" (Lush Russia)
Некоторые производители косметики заявляют об этичности своей продукции, но дальнейшая проверка с нашей стороны показывает, что тестирование на животных продолжается. Мы не раз с этим сталкивались. При этом запрос сертификатов может сделать любое частное лицо. Информация о жестокости тестирования косметики на животных становится все доступнее, поэтому для многих людей этичность косметики важна, и интерес к этой теме продолжает расти. Сама процедура тестирования косметики на животных не обязательна и обходится производителю дороже, потому что нужно тратить средства на содержание животных, нужно нанимать людей, которые будут за ними следить. Есть современные гуманные альтернативы.
Динара Агеева
председатель общественной организации "Голоса за животных"
Косметику почти не тестируют на животных не только по гуманным, но и по экономическим суждениям: это дорого. Большинство экспериментов проходят In vitro (с лат. — "в стекле"), такой метод удешевляет предварительные стадии исследования. В последние 10 лет законодательство менялось только в сфере парфюмерно–косметической продукции. В 2013 году в силу вступил техрегламент Таможенного союза, до этого косметика находилась в национальной системе ГОСТ РФ. Сейчас разрабатывается проект техрегламента ТС и на товары бытовой химии. Когда он вступит, сказать трудно, но, скорее всего, бытовая химия уйдет из процедур госрегистрации.
Георгий Гражданинов
руководитель органа по сертификации "ЕвроЭкспертСтандарт"
Марина Васильева Все статьи автора
11 мая 2018, 01:11 7730
Новости партнеров
Реклама