На фоне призывов правительства наращивать несырьевой экспорт продажи России на внешних рынках упали за 4 года с $526 млрд до $278 млрд

Российский премьер Дмитрий Медведев призывает агрессивно наращивать несырьевой экспорт в условиях падения рубля. Промышленники говорят, что им нужны не столько субсидии, сколько снижение дорогостоящих административных барьеров.

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев на заседании президиума Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам поставил задачи активно наращивать несырьевой экспорт. "Россия должна агрессивно продвигать несырьевой экспорт", — заявил премьер. По его словам, большой экспортный потенциал у российских информационных технологий, туризма, медицинских и образовательных услуг.

Компания "Биовитрум" начинает экспорт своей продукции в Европу и Китай

Компания "Биовитрум" начинает экспорт своей продукции в Европу и Китай

2159
Ольга Мягченко, Александр Сологуб

Все так, но с 2013 года, когда Россия экспортировала товаров на рекордные $526 млрд, ее продажи на внешних рынках сокращались и достигли к началу 2017–го минимума — $278 млрд рублей. Главной причиной снижения стало четырехкратное падение цен на нефть в 2014–2016 годах. В лучшие годы (при цене барреля свыше $100) нефть и нефтепродукты приносили стране до $300 млрд. А к январю 2016–го цена бочки нефти достигла минимума с начала 2000–х — $27,5. В тот год РФ недосчиталась $174 млрд от продажи сырья.

Чиновники сделали ставку на увеличение несырьевого экспорта, которому, по их мнению, должна способствовать двукратная девальвация рубля, сопровождавшая падение нефтяных котировок. Однако, вопреки прогнозам, несырьевой экспорт не только не начал расти, но даже сократился. В частности, из–за того, что России особо нечего предложить иностранным покупателям, а также из–за конфликта на Украине, которая была весомым торговым партнером РФ. Впрочем, и другие партнеры из ближнего зарубежья переживают не лучшие времена и сокращают закупки. Страны же дальнего зарубежья в условиях противостояния РФ и Запада из–за конфликта на Украине, разнонаправленных интересов в Сирии менее охотно делятся технологиями с россиянами и меньше у них покупают.

Единственное, что удалось России, — это нарастить экспорт зерна, прежде всего в Турцию и Египет, а также сохранить на прежних уровнях экспорт вооружений. Ранее представитель Госдепа США Хизер Науэрт заявляла о блокировке поставок российского оружия за рубеж на $3 млрд в результате проведенной "разъяснительной работы" с потенциальными покупателями.

Российский бизнес, осознавая противостояние РФ и Запада и высочайший уровень конкуренции в Европе, ориентируется в первую очередь на рынки Ближнего Востока, Африки, Юго–Восточной Азии, где еще остаются лояльные к РФ государства. Но, по мнению экспертов, сегодня при достаточно комфортных для власти ценах на нефть (свыше $70) острой необходимости в развитии несырьевого сектора нет, и государство хотя и поддерживает экспортеров, но делает это недостаточно эффективно.

Субсидии не нужны

Одна из главных проблем российских компаний, способных выпускать конкурентную на мировом рынке продукцию, — это отсутствие помощи в продвижении товара. Ярчайший пример — динамика экспорта муки (продукта высокого передела) и зерна (сырье для производства муки). В этом году РФ прогнозирует рекордный урожай зерна и планирует вывезти за границу 50 млн тонн пшеницы, ржи и т. п. А экспорт продукта более глубокой переработки — муки, у которой более высокая добавленная стоимость, ожидается на уровне всего 350 тыс. тонн.

Экспорт товаров из Петербурга резко вырос впервые за время кризиса

Экспорт товаров из Петербурга резко вырос впервые за время кризиса

41022
Александр Сологуб, Ольга Мягченко

Мукомольные комбинаты рассказывают, что ситуация доходит до абсурда: российский друг Турция покупает в РФ зерно, перерабатывает в муку и продает ее странам Ближнего Востока. Турецкие мукомолы закупают сырье по льготным ценам. "Благодаря этому турецкая мука присутствует в очень низком ценовом сегменте. То же самое происходит и на Украине. Казахстан тоже вышел на очень хорошие объемы по экспорту", — констатирует Наталья Загорская, гендиректор ОАО "Ленинградский комбинат хлебопродуктов им. С. М. Кирова".

По ее словам, российские мукомолы нуждаются не столько в субсидиях, сколько в информационной поддержке, в помощи по продвижению товара, в поддержке российских торговых представительств за рубежом. "Для нас важнее работа с торговыми представительствами, чтобы мы не тыркались как слепые котята. Куда мне обращаться, где наши торгпредства, как искать новых клиентов? Плюс аналитика по ценам нужна, хочется понимать, по каким ценам торгуют конкуренты — Украина, Казахстан, Турция, Пакистан. Мне торговые представительства 3 месяца не могли предоставить информацию", — поясняет Наталья Загорская.

Лишаемся преимуществ

Вторая проблема — это административные барьеры внутри страны. Они настолько высоки, что компании подолгу не могут начать выпуск продукции, востребованной на мировом рынке. Есть даже договоры о намерениях с иностранными компаниями, но нет производства. А если его запускать с соблюдением всех нормативных требований, то расходы на их исполнение съедают всю прибыль.

Чтобы что–то экспортировать, надо начать это производить, говорит глава и владелец компании "Биовитрум" Владимир Цимберг. Но начать производство новых товаров медицинского назначения крайне сложно. В 2013 году изменилась регуляторная система: если раньше производитель должен был регистрировать в Росздравнадзоре группу продукции, выпуск которой предполагал наладить (стоило это $12–15 тыс.), то теперь приходится регистрировать каждое наименование. Это подчас непреодолимый порог даже для мировых грандов отрасли, а что уж говорить о российских предприятиях, отмечает Владимир Цимберг.

Кроме того, по его словам, российская регуляторная система непредсказуема: сегодня нужен один пакет документов для регистрации в Росздравнадзоре, а на завтра документы нужно оформлять по–новому.

"В одном из наших проектов по микробиологии нам нужно было зарегистрировать около 15 сред. Мы на это потратили почти 4 года и около 1 млн евро. Мы себе можем это позволить. А небольшая компания — нет", — говорит Цимберг.

Он сообщил, что "Биовитрум" готов производить новый продукт, на который есть покупатели за рубежом. "Но мы не можем запустить производство, не имея регистрационного удостоверения Минздрава. То есть еще год мы должны потратить на получение такого удостоверения", — подсчитал Цимберг. Он напомнил, что с 2015 года была введена уголовная ответственность за оборот медицинских изделий в РФ без регистрационных удостоверений. И по таким статьям уже есть осужденные. "Эта система съедает весь российский бенефит от дешевизны рабочей силы. Поэтому некоторые открывают производства за рубежом", — поясняет Цимберг.

Малые объемы

Одна из проблем, с которыми сталкиваются российские производители, пытаясь выйти на экспорт, заключается в том, что отечественные товары стоят намного дороже, чем иностранные аналоги. Например, как рассказали в компании "Элкус", петербургский производитель коммутационной аппаратуры АО "Завод "Интеграл" готов поставлять приемопередатчики для радиоэлектронной промышленности по 9 тыс. рублей за штуку, а аналог от американской Holt Integrated Circuits обойдется всего в 6 тыс. рублей. Снизить цену до 5 тыс. рублей можно, если предприятие получит большой заказ — не менее чем на 30 тыс. передатчиков, но пока ему заказывают лишь незначительные партии, по 1–3 тыс. штук, поясняют в "Элкусе".

"Это проблема всей радиоэлектронной промышленности. Обороты у радиоэлектронщиков небольшие, поэтому они не могут наладить выпуск новой продукции за свой счет. Если завод и получит кредит, то он будет очень дорогим, и чтобы отбить его, опять же нужны крупные заказы. Помочь с получением заказов могло бы государство, но пока этого не происходит", — говорит собеседник.

События 2014 года, связанные с присоединением Крыма к России, и последовавшее за этим осложнение политической обстановки подрезали наши экспортные планы. Европейские страны, куда мы рассчитывали экспортировать продукцию, ввели санкции против России, и теперь это направление для нас закрыто. Поэтому мы ищем другие внешние рынки сбыта. Вот сейчас как раз находимся на выставке в Турции, куда мы привезли свою продукцию. С Турцией, в отличие от Европы, сейчас отношения хорошие. Например, Россия сняла запрет на импорт турецких помидоров. И мы надеемся, что нам удастся наладить сотрудничество с турецкими партнерами.
Сергей Хвощ
генеральный директор ЗАО "Электронная компания "Элкус"
Мы в этом году планируем увеличить экспорт на 10%, до 700–750 млн рублей в год. Наши планы могли бы быть более масштабными, если бы действовали государственные программы развития экспорта. Раньше государство частично компенсировало экспортерам затраты на поставку продукции за границу, выделяло субсидии на продвижение продукции. Правда, получить эти субсидии было очень сложно. Мы несколько раз подавали заявки на субсидирование выставочной деятельности, но чиновники путали документы, не успевали их вовремя оформить, и мы так и не получали эти деньги. Впрочем, они были мизерные и не играли большой роли. Но теперь и такой помощи нет, все рассчитывают только на свои силы.
Дмитрий Борисов
коммерческий директор НТФФ "Полисан"
Россия и до 2014 года не особенно много экспортировала, если не принимать в расчет ресурсы. А в последние годы, когда отношения со странами Европы стали неважными, тем более. Например, мы ведем переговоры с потенциальными партнерами в Великобритании, но в последнее время они идут ни шатко ни валко — понятно почему. Мы начинаем ориентироваться на Азию, страны Ближнего Востока. Недавно участвовали в выставке в Дубае, частично, кстати, расходы на участие оплатил Российский экспортный центр. Выставка прошла очень успешно, нашей продукцией заинтересовались зарубежные партнеры из Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии, Кувейта, Индии.
Александр Шестаков
генеральный директор и совладелец ЗАО "Первая мебельная фабрика"
Александр Сологуб, Ольга Мягченко Все статьи автора
26 апреля 2018, 00:02 12768
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама