Во что превратятся Олимпийские игры, если допинг станет легальным

Автор фото: globallookpress.com

До и во время Олимпиады в Рио много говорили о легализации допинга. "ДП" посмотрел, какими могут стать следующие Игры, если спортсменам не будут запрещать применение медикаментозного, технического и даже генного допинга.  

Разговоры о том, что система контроля за применением допинга неидеальна, возникают едва ли не во время каждой Олимпиады. Нередко они заканчиваются умозаключениями в духе "раз допинг не получается изжить, надо его легализовать". Завершившиеся в эти выходные в Рио Игры тоже не стали исключением.
В России о легализации допинга заговорили после того, как в списке запрещенных для спортсменов препаратов неожиданно оказался сравнительно безобидный мельдоний. В конце концов, громких историй, закончившихся летальным исходом из-за злоупотребления допингом, не слышал никто. А если так, то почему бы действительно не позволить спортсменам самим решать, с применением каких средств им стоит соревноваться.
Но случай с киргизским спортсменом напомнил, что допинг — это не только сравнительно безобидные препараты. Первым, кого лишили олимпийской медали в Рио из-за стимуляторов, оказался штангист Иззат Артыков. Во время допинг-тестов в его крови обнаружили стрихнин — то самое вещество, которое традиционно использовалось в составе крысиного яда. С конца XIX века препарат стал крайне популярен и у спортсменов. Особенно часто им злоупотребляли велогонщики: есть предположение, что многие из них из-за частого применения стрихнина стали устойчивы к дозам, которые запросто могли бы убить человека.

Почти без запретов

Для того чтобы понять, как выглядит Олимпиада, во время которой разрешен допинг, достаточно вспомнить историю марафонского забега на Олимпийских играх 1904 года в Сент-Луисе. Тогда победителем марафона стал американец Фред Лорц, чьи результаты сильно отличались от других легкоатлетов. Позже выяснилось, что Лорц оказался у финиша первым лишь потому, что большую часть дистанции он проехал на автомобиле. Победу сочли нечестной, медаль у легкоатлета-автолюбителя отобрали и вручили ее Томасу Хиксу. Тот хоть и обошелся без транспорта, но врученную ему медаль трудно назвать честно полученной. Дело в том, что еще на середине дистанции Хикс потерял сознание, и его тренер ввел ему дозу стрихнина и дал глотнуть коньяка. Спортсмен побежал дальше, но снова замедлился за несколько километров до финиша, тогда тренер ввел легкоатлету вторую дозу препарата, и тот уже шагом дошел до финиша. Сразу после окончания забега Хикса увезли в больницу.
Но полвека спустя госпитализация уже вполне могла считаться удачным исходом состязаний для спортсменов, решивших прибегнуть к стимуляторам. В 1960 году во время 100-километровой гонки на Олимпиаде в Риме упал замертво датский велогонщик Кнут Йенссен. Вскрытие показало наличие в крови Йенсена амфетамина и расширяющих сосуды препаратов. Семь лет спустя во время 13-го этапа гонки "Тур де Франс" не дошел до финиша британец Томми Симпсон. Причиной смерти опять же стала передозировка стимулирующих препаратов.
После смерти Симпсона за борьбу с допингом взялись всерьез. Но употребление спортсменами  различного рода стимуляторов становилось все более массовым. В 1987 году от набравшего популярность эритропэтина погибли около 20 спортсменов. От этого же препарата уже в 1998 году погибли еще несколько велогонщиков. Позже последовало несколько смертей из-за злоупотребления стероидными препаратами. В конце 1980-х из-за употребления стероидов на протяжении 20 лет боксер Боб Хейзелтон лишился обеих ног, которые врачам пришлось ампутировать из-за нарушения кровоснабжения и развившейся гангрены.
Конечно, с 1928 года, когда мир начал бороться с допингом (интересно, что первой в эту борьбу вступила именно ассоциация легкоатлетических видов спорта), система пресечения случаев употребления стимуляторов так и не стала идеальной. Но тем не менее она удерживала спортсменов от бесконтрольного употребления губительных для здоровья препаратов. А изобретение новых видов допинга сопровождалось усовершенствованием методов обнаружения уже известных. Так что ситуация с допингом в XX веке была не столь катастрофической по сравнению с тем, что ждет мир большого спорта, в случае если легализация допинга станет реальностью. Количество известных на данный момент медицинских препаратов, улучшающих результаты спортсменов, сделает Олимпийские игры такими экстремальными, какими они не были никогда.

Мутанты против спортсменов

Отмена запрета на допинг даст мощный толчок еще одному виду стимуляции, о котором миру известно еще с начала 2000-х, — генному допингу. Материалы, посвященные технологиям улучшения результатов за счет модификации генов, начали появляться еще в 2004 году, но тогда же бывший глава антидопингового агентства Ричард Паунд все еще утверждал, что с этой проблемой до Олимпийских игр 2012 года мир, вероятнее всего, не столкнется. В 2009 году Антидопинговая комиссия Всероссийской федерации легкой атлетики опубликовала на своем сайте предупреждение о том, что генный допинг вышел на нелегальный рынок. ВФЛА также отмечала его опасность — негативное влияние генного допинга на сердечно-сосудистую систему человека может привести к инфаркту миокарда.  
В 2015 году американская компания Delaware north опросила спортивных экспертов и футурологов и опубликовала отчет "Будущее спорта". В нем, в частности, говорилось, что через 5-10 лет атлетам будет разрешен генетический допинг. А лет через пятнадцать, полагают авторы доклада,  сформируются две лиги — "чистых" и "усовершенствованных" спортсменов. Первые и вторые будут соревноваться отдельно друг от друга, но периодически будут проводиться и совместные состязания.

Научные старты

Согласно упомянутому выше докладу о перспективах развития спорта, в ближайшие 20 лет спортсмены, скорее всего, не будут соревноваться с роботами. Правда, там ничего не говорится о том, будут ли атлеты соревноваться с помощью роботов или улучшать свои результаты при помощи технических средств. Вероятно, вопрос технического допинга в докладе не поднят лишь потому, что первый случай его применения был зафиксирован только в этом году, то есть уже после публикации документа — в феврале 2016 года во время молодежного чемпионата по велокроссу в раме велосипеда бельгийской спортсменки обнаружили потайной электромотор, который предназначался для вращения заднего колеса.
За год до этого охоту на технический допинг начали на более серьезной гонке "Тур де Франс", правда, так ничего и не нашли. А тем временем французская компания Cycles Duret уже выпускает велосипеды со встроенными моторами, которые при подъеме в гору увеличивают скорость на 5 км и еще больше помогают разогнаться на ровной поверхности. У таких агрегатов один недостаток — они достаточно шумные, поэтому на любых профессиональных мероприятиях подвох тут же разоблачат. Но если легализация и технического допинга станет реальностью, то  об этой проблеме можно будет забыть. А вместо силы и выносливости спортсмены начнут соревноваться в изобретательности и финансовых возможностях. Позволяющих приобретать все более усовершенствованные спортивные снаряды.