dp.ru Все статьи автора
8 мая 2015, 15:23 6255

Приговор Евгении Васильевой стал неожиданной точкой в разваливавшемся деле

Экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны и главный фигурант одного из самых резонансных дел последних лет Евгения Васильева приговорена к 5 годам колонии. Громкое дело не развалилось благодаря неожиданному повороту, взятому судом. Ожидавших показательной порки россиян решили, видимо, не разочаровывать.

Пресненский суд Москвы назначил Евгении Васильевой 5 лет реального заключения в колонии общего режима, признав ее виновной по статьям 159 (мошенничество), 174 (легализация денег) и 201 (злоупотребление полномочиями) УК РФ. Ее взяли под стражу в зале суда вместе с подельниками, получившими от 3,5 лет до 4 лет и 3 месяцев лишения свободы. Суд взыскал с Евгении Васильевой, а также с других фигурантов дела "Оборонсервиса" более 215 млн рублей солидарно, частично удовлетворив иски структур Минобороны.

Арестованное имущество Васильевой покроет сумму в 77 млн рублей по искам потерпевших

Арестованное имущество Васильевой покроет сумму в 77 млн рублей по искам потерпевших

393

Дело "Оборонсервиса" началось 3 года назад и очень быстро превратилось в дело Васильевой — именно руководитель департамента имущественных отношений Евгения Васильева стала его главным фигурантом. Сейчас оно существует уже в отрыве от дела Сердюкова, хотя изначально было тесно с ним связано, и именно после начала дела "Оборонсервиса" Анатолий Сердюков ушел в отставку с поста министра обороны.

Дело было особенно скандальным из-за некоторых особенных обстоятельств, а именно: Анатолия Сердюкова, зятя Виктора Зубкова — экс-премьер-министра и на тот момент вице-премьера — следователи обнаружили в квартире Евгении Васильевой очень ранним утром. Пресса с большим интересом обсуждала тогда их роман и вообще "амазонок Сердюкова", было такое модное словосочетание, возникшее благодаря большому количеству женщин, пришедших в Минобороны при Сердюкове, и по делу "Оборонсервиса" тоже в основном проходили женщины. И очень распространенным было мнение о том, что подоплека дела — именно в романе, что Виктор Зубков не стерпел такого обращения с дочерью.

Очень громкий был скандал. Следователи выгребали из квартиры Евгении Васильевой какие-то залежи измеряемых килограммами драгоценностей, дорогих картин, бриллиантов, показывали все это по телевидению, рассказывая о 13-комнатной квартире. В общем, для народа все было ясно — суровые, но справедливые органы приперли к стенке ворюгу-министра и его подельницу, и вот, смотрите, как они жировали на народные деньги.

То есть это дело с самого начала было не юридическим и не экономическим, а было делом о высшей справедливости — так уж его нарисовали. Народ никогда не сомневался, что министры воруют, наконец увидел явные доказательства, поэтому, конечно же, аплодировал и с предвкушением ждал, как сейчас справедливость восторжествует и Сердюкова с Васильевой засадят лет на десять. Когда-то очень давно Путин риторически вопросил, говоря о борьбе с коррупцией: "Где посадки?", ну вот и дошло до посадок, так думали телезрители. Тем более что Анатолия Сердюкова никто не любил, начиная с военных, которые называли его Табуреткиным и считали, что он "развалил армию" (хотя именно при нем молодежь наконец перестала бояться призыва).

Несколько второстепенных фигурантов по делу "Оборонсервиса" все-таки получили сроки по 3-4 года, но вот с главными персонажами все как-то не срасталось. Обвинения в адрес Анатолия Сердюкова, вроде бы громкие, на практике вылились в какую-то невнятную халатность, а вскоре следствие и вовсе было прекращено по амнистии к 20-летию Конституции, это было в феврале прошлого года.

Общественность недовольно загудела, но быстро успокоилась, удовлетворенная тем, что вместо "плохого" Сердюкова назначили "хорошего" Сергея Шойгу. Оставалась Евгения Васильева. Но и ее дело разваливалось на глазах. Куда-то улетучилась то ли 13-, то ли 14-комнатная квартира, превратившись в четырехкомнатную. Васильевой предъявили 12 эпизодов; если коротко, то большинство их сводилось к тому, что руководитель департамента имущественных отношений с помощью знакомых продавала принадлежавшие Минобороны здания по заниженной цене, тем самым принося ущерб государству, а часть разницы присваивала, неформально контролируя карманную оценочную фирму. По некоторым эпизодам, как любит российское следствие, предъявлялись по два отдельных обвинения. Евгения Васильева все отрицала, но в деталях дела мало кто хотел разбираться — когда у человека находят 20 кг драгоценностей, какие ж тут вам еще нужны доказательства? Можно сразу и сажать. Тем более что Васильева раздражала всех, от ветеранов-коммунистов до либеральных оппозиционеров, сидя под домашним арестом и то рисуя картины, то снимая безвкусные клипы на собственные дурацкие песни.

Но дело разваливалось на глазах. Структуры Минобороны, вроде бы пострадавшие, отказывались от исков, прокуратура снижала сумму ущерба, которая в итоге сократилась с 3,2 млрд до 550 млн, а потом и до 328 млн рублей, превышение должностных полномочий доказать не удавалось, в итоге по четырем из 12 эпизодов обвинения были сняты вообще. Связь с Анатолием Сердюковым тоже пришлось исключить — по последней версии, Евгения Васильева вводила того в заблуждение. Гособвинение потребовало для Васильевой лишь условное наказание, штраф в 1 млн рублей и лишение ордена Почета.

В Петербурге задержали сотрудника "Оборонсервиса" подозрению в подкупе

В Петербурге задержали сотрудника "Оборонсервиса" подозрению в подкупе

1
Анастасия Далматова

В общем, все шло к тому, что следствие не могло показательно наказать тех, кого изначально выставило коррупционерами. Михаила Ходорковского, например, смогло, и брата Алексея Навального смогло, а Сердюкова с Васильевой — нет. Заниженная цена — вообще очень зыбкое обвинение, поди разбери, сколько там здание реально стоит, 1,6 млрд рублей или 2,1 млрд. Алексея Навального по делу "Кировлеса" тоже, например, обвиняли в продаже имущества по заниженной цене, и Ходорковский тоже скупал нефть по заниженной цене. В таких случаях это вопрос политической воли и более ничего — цена или признается заниженной и превращается в хищение и тюремный срок, или нет, никакие расчеты роли все равно не играют.

Но для общественности такой результат, конечно, должен был стать ударом. Поманили дитятю пряником, пообещали наказать коррупционеров и не наказали. Условный срок, хоть и 8 лет, — все-таки не то, как ни крути. И это после того, как сам Владимир Путин, комментируя дело Сердюкова, предлагал посмотреть ему в глаза (для верности двумя пальцами в эти самые глаза указывая) и заявлял: "Скощухи никому не будет! Слышите?! Я вам говорю!". А вот как раз "скощуха"-то и получалась, то есть скощение обвинений. Недолго было и разочароваться в беспристрастности и эффективности не только органов, но и президента.

И вот в последний, третий день оглашения приговора суд, который до этого вроде бы соглашался с доводами защиты и оправдал ее еще по двум эпизодам, неожиданно сделал резкий поворот, заявив, что "критически оценивает" показания Евгении Васильевой о том, что она действовала в интересах государства, и что она непременно нуждается в изоляции от общества. Приговор — 5 лет колонии общего режима, то есть не просто больше, чем просило обвинение, но с заменой условного наказания на реальное. Правда, проведет в колонии она с учетом домашнего ареста только 2,5 года. Но все равно никак не ожидавшая такого исхода Васильева, как пишут агентства, даже зашаталась, услышав такой приговор.

Решили, видимо, не разочаровывать телезрителей.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама