Право хранить молчание: власти запутались в цифровых активах

Автор фото: Александр Рюмин/ТАСС

Закон о цифровых активах ждали долго. Но то, что приняла Госдума, лишь добавило неопределённости. Запрет криптовалютных платежей, размытый правовой статус NFT и майнинга — это лишь малая часть того, что требует дополнительного разъяснения.

В конце июля появилась информация, что Минцифры подготовило отрицательный отзыв на законопроект "О майнинге в РФ". Законодатели проявляют всё меньше интереса в вопросе регулирования оборота цифровых активов, в то время как темпы развития сектора, наоборот, растут. Так, помимо третьего места в мировом трафике транзакций криптовалют в России выдают NFT–дипломы (пионером стала магистратура МФТИ), а каждый десятый житель РФ владеет криптой.
Впрочем, такой рынок не мог быть полностью проигнорирован властями. За последний месяц принято несколько актов, показывающих, что регуляторы не забыли о криптосекторе. 8 июля ЦБ сообщил об установлении режима налогообложения для цифровых активов, а 22 июля Госдумой был принят федеральный закон о ЦФА и цифровой валюте. Последний документ ждали достаточно долго и возлагали на него надежды, что он разъяснит и закрепит в правовом поле вопросы индустрии финансов на блокчейне. Но ожидания оказались несколько завышены.

До чего не дотянулась рука закона

В принятом документе обозначено, что такое цифровой финансовый актив — это "цифровые права", механизм действия которых схож с традиционными акциями компаний. Отличие в том, что факт владения ЦФА вносится в технологию распределённого реестра (или блокчейн). В законе также упомянуты "цифровые валюты" — но лишь в одной статье, где их запрещают к обороту на территории страны. Такие сектора крипторынка, как NFT (невзаимозаменяемые токены) и майнинг, никак не затронуты, хотя Россия находится в топ–3 по объёмам добываемой криптовалюты.
Фактически существующий сейчас закон легализовал токенизированные акции, оставив самую активно растущую часть цифрового рынка без внимания. Да и само регулирование не отличается лояльностью, отмечает Альфред Хамзин, основатель маркетингового агентства BlockHype: "Я вижу в законе много пунктов, которые противоречат принципам децентрализации, на которых и строится web 3. Например, в статье 4 указано, что изменения в записи о ЦФА помимо непосредственного владельца может вносить как оператор, выпустивший актив, так и иные лица, чьи требования предусмотрены законом". Четвёртая статья прозрачно намекает, что неизменяемость блокчейна закончится там, где это потребуется оператору или регулятору цифровых активов.

NFT с собой не взяли

Хамзин также отметил, что "в законе не описаны правила регулирования одного из самых быстрорастущих сегментов, такого как DeFi (децентрализованные финансовые инструменты. — Ред.)". Вниманием обделили и невзаимозаменяемые токены, то есть NFT. Пик их популярности пришёлся на осень 2021–го, но и сейчас их рынок проявляет высокую активность.
Ранее Госдума отложила на октябрь предложение от партии "Новые люди" отнести владение NFT к сфере прав на интеллектуальную собственность. После этого 21 июля на заседании АНО "Цифровая среда" Минэкономразвития предложило внести поправки в ГК РФ и закон о ЦФА, а 29 июля Центр стратегических разработок выпустил отчёт о виртуальных активах, где выдвинул идею рассматривать большинство токенов как продолжение рынка ценных бумаг. Стоит отметить, что NFT и обычные токены не равны друг другу по функционалу, но иногда NFT способны выполнять функции токенов управления — их владельцы могут участвовать в принятии решений о дальнейшем развитии компании. Это уже неоднократно находило применение в DeFi–секторе.
Из–за обилия обсуждений и инициатив, которые находятся в неопределённом состоянии, создаётся впечатление, что законодатели пока просто не до конца понимают, с какой стороны подойти к вопросу токенов. И что ещё более важно — тот закон о ЦФА, который есть сейчас, покрывает очень небольшую часть вопросов об индустрии блокчейна. "Регуляция — это постепенный процесс, особенно для технологической сферы. Предполагаю, что пройдёт ещё минимум 2–3 года, прежде чем правительство выстроит эффективную систему регуляции крипторынка. Самое главное, чтобы хватило терпения", — говорит основатель BlockHype.

Если не нам, то кому?

На поднятой целине криптоиндустрии в России первопроходцем пока стала платформа "Атомайз", инвестором которой выступил "Интеррос" Владимира Потанина. На ней уже прошла сделка по приобретению токенов на палладий: "ДжиПиЭф Инвестментс", "дочка" Глобального палладиевого фонда, продала их Росбанку. Сейчас в реестре операторов цифровых активов также состоят "Лайтхаус" и Сбербанк.
Финтех–гиганты в реестре и не самое гибкое регулирование нового рынка — создаётся впечатление, что сейчас русское поле криптоэкспериментов существует больше для крупных корпораций с господдержкой, а небольшим стартапам на нём делать попросту нечего (а ведь растущая цифровая индустрия полна таких небольших предприятий). Альфред Хамзин согласен с этой позицией: "Существенная часть статей, содержащихся в законе о ЦФА, о выпуске, контроле и операциях с ЦА, в первую очередь будет использоваться крупными игроками, такими как “Интеррос”, Сбербанк". Однако в то же время, добавляет он, "нельзя отрицать и влияние этого закона на рядовых инвесторов, а также предпринимателей, которые строят и токенизируют свои проекты на основе блокчейн". "В той или иной степени, но законом будут пользоваться все игроки рынка", — подытожил он.
Сейчас, конечно, нельзя делать какие–либо выводы: с момента принятия закона о ЦФА не прошло и месяца. Однако пока что новостей о повальной регистрации криптопредприятий и выпуске токенизированных акций не слышно. Вероятнее всего, участники рынка ждут следующего шага властей.

Блокчейн будущего

В мировом крипторейтинге от Coinclub Россия по итогам II квартала поднялась на 17–е место, а Atlantic Council включил государство в список потенциальных первопроходцев по выпуску криптовалюты от ЦБ. Основатель BlockHype считает, что будущее у цифровых активов в РФ однозначно есть: "Многие инвесторы, майнеры, трейдеры, с которыми я регулярно встречаюсь, хотят работать легально, чтобы не бояться потерять основные свои активы".
Какая она — Россия криптобудущего? Альфред Хамзин видит её следующим образом: "На мой взгляд, развитие рынка цифровых активов будет похоже на развитие других финансовых рынков как в части формирования, так и в части регулирования. Предполагаю, что для всех действующих операторов будет введено отдельное лицензирование, а также им навяжут обязанность по предоставлению данных для налоговых организаций. При этом российские операторы будут настолько интегрированы с налоговой системой, что станут уплачивать все необходимые налоги за вас. При этом операторов будет немало, в том числе и зарубежных, поскольку рынок остаётся конкурентным. То есть какому–нибудь оператору, созданному на базе той же Мосбиржи, придётся конкурировать за пользователей с топовыми мировыми операторами.
Кроме того, появится целая когорта сервисов и проектов, которые предоставляют традиционные и привычные сервисы, такие как банковские, медицинские услуги, но с использованием блокчейн–технологий".
Сейчас у государства есть ресурсы, а главное — запрос общества и личный интерес ввиду санкций, чтобы сделать крипторынок прозрачным и эффективным, а не оставить его в финансовом закулисье и пустить на самотёк.
"Закон о ЦФА, безусловно, ждёт большое число дополнений, поскольку пока наше законотворчество только догоняет тренды, — отмечает эксперт. — Но тот факт, что наше правительство выбрало путь регулирования, а не запрета, уже внушает позитивные ожидания от будущего этой индустрии в РФ".