Идея без IKEA: кто станет законодателем мод на мебельном рынке

Автор фото: Shutterstock

По итогам II квартала аналитики мебельного рынка фиксируют спад продаж в России почти на 30% по сравнению с 2021 годом. Кто и как займёт место уходящей IKEA в этих условиях, остаётся большим вопросом.

Впрочем, многие игроки петербургского рынка говорят, что у них растёт количество заказов. Например, у Первой мебельной фабрики с конца февраля и до апреля ажиотажный спрос на мебель способствовал тому, что продажи выросли от 50 до 70%. Сейчас рынок успокоился и остановился на уровне прошлого года. Оборот петербургского бренда SKDESIGN, несмотря на кризис, растёт год к году, сейчас ретейлер в приоритете развивает e–commerce–канал.

Масштабы не те

Генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов отмечает, что уже фактически 4 месяца представители отрасли сильно отстают от графика продаж 2021 года. После взрывного роста спроса в начале марта продажи во II квартале года сократились примерно на 30% в натуральном выражении.
"После того как IKEA закрыла свои магазины, спрос распределился между другими игроками и онлайн–сегментом. Но проблема мебельного рынка заключается в том, что падение спроса на нём произошло глубже, чем падение предложения. Даже уход IKEA не позволил остальным игрокам прирасти с точки зрения объёма продаж. В мае и июне мебельный ретейл почувствовал дно рынка, а далее спрос будет двигаться в этих рамках. Не исключаю, что ситуация может и ухудшаться, так как самые непростые события в экономике ещё впереди", — говорит основатель и генеральный директор агентства INFOLine Иван Федяков.
Он отмечает, что IKEA была лидером отрасли среди ретейлеров по объёмам продаж: по оценкам INFOLine, по итогам прошлого года оборот компании в России составил около 200 млрд рублей.
Генеральный директор петербургской Первой мебельной фабрики Александр Шестаков считает, что влияние IKEA на российскую мебельную отрасль сильно преувеличено. В целом по России доля шведского концерна составляла только 2–3%. Поэтому работа производителей, за исключением нескольких заводов, которые делали продукцию специально для IKEA, не изменилась. На складах фабрик, работающих на IKEA, скопилось большое количество товаров. И если, к примеру, табуретки и столы можно реализовать через другие торговые сети, то фасады и ящики для корпусной мебели были произведены специально для коллекций ретейлера и эти товары не подходят для другой мебели.
Тимур Иртуганов также говорит, что IKEA по объёмам производства мебели в РФ занимала порядка 5% и примерно столько же по объёмам продаж. Это незначительная доля, кроме того, компания была локализована всего в 12 городах.
В пресс–службе самого ретейлера отметили, что за последние несколько месяцев ситуация с бизнес–процессами и цепочками поставок по всему миру сильно ухудшилась. "Ввиду этого мы не видим возможности возобновить продажи в обозримом будущем. Как следствие, группа компаний “Интер ИКЕА” и группа компаний “Ингка” приняли решение сократить масштаб бизнеса в России. Это трудное решение, но мы верим в то, что оно необходимо", — рассказали в пресс–службе IKEA.
Вместе с этим в компании добавили, что розничный бизнес IKEA в России остаётся на паузе. Это решение повлечёт за собой оптимизацию. "Интер ИКЕА" в России уменьшит штат сотрудников на собственных производствах и начнёт поиск новых владельцев для четырёх её фабрик в Ленинградской, Кировской и Новгородской областях.

Наследники

В компании Mr.Doors отметили, что они обозначили свою заинтересованность в освобождающихся площадях магазинов городского формата. Кроме этих активов в компании заинтересованы в приобретении производств, чья продукция соответствует премиальному уровню Mr.Doors и органично дополнит текущий ассортимент. Речь о предприятиях с годовым оборотом от 1 млрд и прозрачностью на всех этапах бизнеса.
В пресс–службе Hoff добавляют, что приобретать недвижимые активы покинувшей страну компании — большой риск для любого ретейлера, связанный с наличием разного рода опционов и обязательств. К тому же конкретные предложения о продаже своих площадей и заводов IKEA пока что не делает.
Основатель SKDESIGN Артём Мыльников считает, что IKEA, Zara Home, HM Home и другие зарубежные бренды были не просто производителями или поставщиками интерьерных решений на нашем рынке. Они активно этот рынок развивали, формировали, подогревали интерес к интерьерному ретейлу: "Механического перераспределения рынка между российскими игроками ждать не стоит. Мы нацелены работать над маркетингом и продуктом так, словно эти игроки никуда не уходили и нам по–прежнему нужно с ними конкурировать".

Реальные проблемы

Наиболее острые проблемы для мебельного рынка и производителей заключаются в нарушении логистических цепочек и росте цен на комплектующие. Это всё может привести к увеличению розничных цен по итогам года для конечного потребителя на 10–20%.
В Hoff отмечают, что для тех, кто использовал импортные комплектующие, цены грузоперевозок и их сроки выросли в разы и оптимальный выход из этой ситуации до сих пор не найден. При этом в компании заявляют, что за последние несколько лет так выстроили цепочку поставок, что около 85% продаваемых ими товаров произведены в России.
Александр Шестаков говорит, что самый большой удельный вес в стоимости производства мебели составляют древесные плиты МДФ и ЛДСП, которые очень остро реагируют на резкий рост цен на химические компоненты. За прошлый год стоимость карбамида увеличилась в 4 раза, меланина — более чем вдвое. И это до всех кризисных явлений.
"Отрасль зависит от импортных комплектующих. Фурнитура, ткани, лаки, краски и другие компоненты в основном привозятся из других стран, поэтому зависимость по некоторым позициям достигает 90 или даже 100%. Что касается фурнитуры, то компании постепенно замещают европейские бренды продукцией китайских и турецких производителей. У Первой мебельной фабрики, как и у других предприятий, не было проблем, вызванных нехваткой фурнитуры", — отмечает Александр Шестаков.
Однако Тимур Иртуганов отмечает, что на рынке по–прежнему актуальны проблемы импортозамещения. Это касается как фурнитуры, так и комплектующих, запчастей для оборудования, которое используется для производства в России. Производители матрасов и мягкой мебели жалуются на рост стоимости металла на внутреннем рынке и горько шутят, что скоро им придётся закупать проволоку для пружинных блоков в Турции, притом что произведена она там из того же российского материала.
Мы замечаем, что растёт спрос на категорию дорогой мебели. И это логично, потому что клиенты стараются вкладывать деньги во что–то более фундаментальное и долговечное. В нашем случае это кухни по индивидуальным проектам. Если до февральских событий и последовавших за ними изменений рынка мебели такие запросы пользовались высоким, но вполне стабильным спросом, то сейчас динамика заказов очевидна. Мы семимильными шагами расширяем ассортимент и предложения в целом. Ввели новые категории товаров, среди которых мягкие стеновые панели для жилых и нежилых помещений, кровати, сидушки. За счёт покупки российского производителя товаров для самых маленьких ComfortBaby расширили детский ассортимент. В самое ближайшее время будем дополнять разные категории товаров, оставаясь при этом в своём премиальном сегменте. Сложности на рынке были, но я вообще не сторонник поддаваться панике и прекрасно понимаю, что крупнейшие российские мебельные игроки решат все возникающие вопросы трезво и без дополнительной финансовой нагрузки на потребителя. Мы, например, работаем уже 26 лет и проходили через многие кризисы в стране и мире, но это только позволяет быть гибкими к предлагаемым обстоятельствам.
Максим Валецкий
Сооснователь, председатель совета директоров Mr.Doors
По данным Росстата, в апреле–июне наблюдается ухудшение предпринимательской уверенности производителей мебели. Тем не менее за период январь–май индекс производства мебели даже вырос на 7,4% (г / г), хотя и не на все позиции. Например, выросло производство мебели из пластмассы и диванов, а производство столов или матрасов сократилось. Уход IKEA может негативно сказаться на рыночных ценах для потребителей из–за снижения конкуренции, однако драйверами цен, скорее всего, будут удорожание сырья, проблемы с поставками комплектующих до наладки альтернативного производства или "обкатывания" новых поставщиков.
Анна Буйлакова
Аналитик ФГ "Финам"
В июне 2022 года продажи мебели и предметов интерьера в штуках в Петербурге выросли на 124% год к году. Самыми динамичными темпами растёт спрос на бары (рост продаж в штуках — 867% год к году), журнальные столики (+686%), карнизы (+663%), камины (+620%). Мы развиваем сотрудничество с производителями и продавцами мебели и предметов интерьера. Сейчас на нашей онлайн–платформе свою продукцию реализуют 51 700 предпринимателей, а за год их число выросло в 4 раза.
Анфиса Ронжина
Менеджер по связям с общественностью Wildberries
В "Максидоме" уже можно приобрести ряд товаров, которые были в ассортименте IKEA. Мы наладили сотрудничество с их поставщиками и планируем расширять ассортимент за счёт их продукции. Например, скоро в магазинах появится мебель из массива сосны, пользовавшаяся популярностью среди покупателей IKEA. В параллели продвигаем подборки товаров в скандинавском стиле из уже доступного ассортимента. Что касается ситуации в целом, то значительное влияние на показатели всего полугодия оказали продажи марта, когда мы наблюдали скачок потребительского спроса на товары долгосрочного пользования. Также в феврале–марте начали расти цены — в первую очередь вслед за курсом, а сейчас наибольшее влияние оказывает нарушение сложившихся логистических цепочек и удорожание логистики: фрахта, грузоперевозок. Для примера — пиломатериалы выросли в среднем на 5%, стулья и кресла для кухни — на 15%, мебель для спальни — на 20%, строительные смеси — от 18 до 22%, посуда для сервировки стола — в среднем на 20%, а посуда для приготовления — на 27%, лакокрасочные материалы, плитка, обои, товары для освещения — в среднем на 25–30%.
Мария Евневич
Совладелица компании "Максидом"