Теряют контроль: над архитектурным наследием нависла угроза

Автор фото: "ДП"

Инициированные Минстроем поправки в Градкодекс и закон "Об объектах культурного наследия" могут иметь губительные последствия для памятников, считают участники круглого стола "ДП"

О подготовке поправок, исключающих проведение историко–культурной экспертизы (ИКЭ) при согласовании работ на памятниках, "ДП" уже писал. Теперь инициативу обстоятельно обсудили на круглом столе в редакции "Делового Петербурга".
По словам председателя КГИОП Сергея Макарова, "проблема не только в том, что Минстрой собирается отменить историко–культурные экспертизы для проектов, которые будут проходить госэкспертизу, он отменяет экспертизу проектной документации в органах охраны памятников". Госэкспертиза изучает в основном вопросы конструктива и сметного финансирования, напоминает он. "Этот законопроект нужно переработать и доработать. Нельзя и неправильно исключать комитет по охране памятников из проверки проектной документации", — согласился гендиректор НИиПИ "Спецреставрация" Игорь Пасечник.
Он обратил внимание на то, что быстро перестроить государственную экспертизу для проверки такой документации просто невозможно, на это уйдут месяцы (как минимум). За это время огромное количество объектов культурного наследия останутся без должного внимания и, возможно, работы на них будут согласовываться с грубыми нарушениями. "Невозможно быстро без трагических ошибок приобрести компетенцию, которая десятилетиями вырабатывалась в органах охраны памятников", — согласен гендиректор Союза экспертов Северо–Запада Максим Филипович. "Вспоминаю 1991 год, когда было желание убрать все компетенции ГИОП, разрушить эту структуру. Хотели всю документацию отдать в строительную отрасль. Слава богу, этого не произошло", — говорит Маргарита Штиглиц, профессор кафедры искусствоведения СПГХПА им. А.Л. Штиглица.

Сложное зачеркнуть

В ст. 40 73–ФЗ "Об объектах культурного наследия" указаны виды работ, которые можно производить на памятниках, отмечает Максим Филипович. Приспособления для современного использования — самые сложные и ответственные. "Очень странно, что именно по ним исключаются согласования комитета. Возникает противоречие: просто реставрация, которая является частью проектов приспособления, остаётся за органами охраны памятников, и на эти работы требуется ИКЭ, а по более глобальным работам, частью которых является реставрация, ИКЭ и согласование органов охраны не требуются", — говорит Максим Филипович.
Основная задача любого инвестора — получение прибыли, напоминает Игорь Пасечник. А получение прибыли на объектах культурного наследия — задача, обратная сохранению. "Если исключить контроль, инвестор будет вносить такие изменения и в конструктив, и в методику реставрации, что это на пользу не пойдёт. Нельзя штукатурить памятники цементом. Если мы этот контроль исключим, то все памятники будут заштукатурены именно таким образом и долго не протянут. Я утрирую, но подобные примеры есть", — говорит он.
При этом все участники круглого стола согласны с тем, что текущие регламенты и правила требуют доработки. "Ещё в 2019 году мы с министерством культуры договорились, что в 73–ФЗ можно спокойно отказаться, допустим, от задания на проектирование, паспортов объектов культурного наследия. Возникали вопросы об ИКЭ, было общее понимание, что случаи проведения ИКЭ, конечно, надо сокращать. Зачем делать её на перепланировку квартиры, в которой нет предметов охраны? Зачем три эксперта, которые подтвердят ненарушение предметов охраны, если их там нет?" — говорит Сергей Макаров.

Есть что убрать

"Есть небольшие проекты, которые фактически не затрагивают предметы охраны, конечно, в этом плане исключение ИКЭ положительно", — говорит Игорь Пасечник.
Маргарита Штиглиц предлагает снижать "бумагооборот" — "тома, которые совершенно не нужны для работы, надо это сокращать и сокращать время рассмотрения экспертиз". Максим Филипович предлагает убирать административные барьеры — за счёт внедрения принципов единого окна. "Есть смысл выстраивать коммуникацию между органами охраны памятников и экспертизы по примеру разрешений на строительство. Документация сдаётся на экспертизу, а сама экспертиза в порядке межведомственного взаимодействия передаёт их в органы охраны памятников", — отмечает он.

Правительство напишет

"Хотели как лучше, а получилось как всегда. Нигде нельзя исключать согласования органов охраны в отношении памятников. Здесь, мне кажется, законодатель немного недописал, а те, кто прочитал, опасаются зря. Я склонен считать, что в документе сформулировано изменение в ст. 45. Это не значит, что орган охраны из процедуры исключён. Это по факту будет означать межведомственное взаимодействие, которое будет установлено постановлением правительства или приказом госэкспертизы. Но, чтобы не было риска, неплохо было бы сразу предоставлять в пакете документов такое пояснение, а лучше прикладывать проект. Тогда всем было бы намного спокойнее, — считает Дмитрий Некрестьянов, партнёр, руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро “Качкин и партнёры”. — Сокращение сроков, единое окно, уменьшение количества административных процедур — правильная логика. Вопрос: как её реализовывать? В том виде, в котором это написано, реализовано плохо. Есть риски, что кто–то не будет задумываться о том, что имели в виду законодатели, и начнёт исполнять прямо: нет согласования органов охраны — значит, не надо".
"Соглашусь, что вопросы межведомственного взаимодействия не обязательно должны отражаться в Градкодексе. Есть 145–е постановление правительства об организации экспертизы проектной документации, по нему правительство может указать, что госэкспертиза направляет часть проектной документации в органы охраны памятников. Но отсутствие подзаконных актов к этому законопроекту вызывает массу вопросов. Единственное, что в 145–м постановлении невозможно ничего будет сказать про ИКЭ", — отмечает Сергей Макаров.
Историко–культурная экспертиза, безусловно, нужна, поскольку серьёзное ослабление контроля может привести к разрушению или даже утрате прекрасных исторических зданий. Но процедура её применения должна быть понятна, прозрачна и упрощена. Сейчас система такова, что всем заинтересованным лицам очень сложно реализовывать проекты, связанные с объектами культурного наследия. Иногда инвесторам, бизнесу проще отказаться от участия в таком проекте, нежели пройти все согласовательные процедуры — об этом свидетельствует и множество брошенных зданий, охраняемых КГИОП, которые могли бы обрести вторую жизнь. Поэтому инициатива понятная и в части упрощения процедуры, конечно, нужная.
Андрей Мезилев
представитель Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт–Петербурге