Алексей Михайлов Все статьи автора
3 июня 2021, 09:08 10600

Куда идём? Национальная экономика в середине 2021‑го

Фото: ТАСС

Вирус: надолго ли он с нами?

Великой депрессии не случилось: о постковидных инвестициях

Великой депрессии не случилось: о постковидных инвестициях

315
Владислав Иноземцев

В развитых странах Северной Америки и Европы очередная волна пандемии отступает, но в Азии, Южной Америке и, вероятно, в Африке (где его просто не регистрируют) она бушует и набирает обороты. Пандемия всё ещё на взлёте.

Влияние вакцинации для победы над вирусом (сделано уже более 1 млрд прививок) пока весьма слабо — она фактически добралась только до развитых стран, да и здесь опоздала повлиять на очередную весеннюю волну пандемии. Возможно, это влияние будет более очевидно осенью, если удастся сдержать очередной сезонный натиск вируса. Впрочем, насколько вакцины эффективны, как долго будут действовать и будут ли работать против новых штаммов вируса — пока вопросы открытые.

Увы, но про вирус даже сейчас, спустя полтора года после его появления, мы не знаем почти ничего: непонятно, как он возник, нет лекарств для борьбы с ним, непонятна эффективность вакцин и даже непонятно, как надолго пришла пандемия.

Кажется, это всё — крайне плохие новости для мировой экономики и она должна быть в стагнации, а рынки крайне насторожены. Но действительность выступает против логики.

Мировая экономика чувствует себя неплохо, а рынки вообще в эйфории

Развитые страны и Китай практически зализали раны пандемии. Да и то удар нанесла не столько она сама, сколько меры по борьбе с вирусом — всеобщие или локальные локдауны. Средство борьбы с вирусом нанесло больше вреда мировой экономике, чем сам вирус. По постанализу локдауны были признаны неэффективными и осенью 2020-го — весной 2021-го применялись уже очень ограниченно, хотя удар пандемии был намного сильнее, чем весной 2020-го.

Падение мировой экономики в I и II кварталах прошлого года было очень глубоким, самым сильным со времён Второй мировой войны, но оно было вызвано не экономическими причинами, а локдаунами. После их отмены реальная экономика восстановила свои потери очень быстро, большей частью уже в III квартале прошлого года. Сейчас она функционирует нормально и без особых сбоев. Кроме таких отраслей, конечно, как туризм, авиаперевозки, гостиницы и т.п. Эти сферы по-прежнему в упадке, и непонятно, когда они смогут восстановиться и смогут ли вообще.

Финансовая пропасть: российские власти боятся печатать деньги

Финансовая пропасть: российские власти боятся печатать деньги

656
Алексей Михайлов

Зато финансовые рынки пребывают в эйфории. Тут всё работает по принципу: чем хуже, тем лучше. Фондовые рынки закончили прошлый год с ростом на 15%, причём "выстрелили" — как будто в период бума — прежде всего высокотехнологичные компании (NASDAQ вырос на 42%).

Парадокс бума на фоне пандемии объясняется просто — сверхмягкой денежной и бюджетной политикой в развитых странах, прежде всего в США. "Банкет" оплатили центральные банки. Десять лет назад казалось, что для выхода из кризиса конца нулевых годов ФРС печатает чрезвычайно много денег… Сейчас он печатал за квартал больше, чем тогда за годы. Не отличались сдержанностью банки Англии, Японии, Европейский и прочие. Дешёвые деньги надо куда-то девать — и прежде всего они выплеснулись на финансовые рынки, разогнав их до состояния бума.

Консервативные экономисты в шоке, они не понимают, как можно эмитировать столько денег и почему это не приводит к краху. Даже глава нашего ЦБ Эльвира Набиуллина присоединилась к хору алармистов, заявляя: западная экономика на краю финансовой пропасти.

Да. Как в старом анекдоте. Она на краю пропасти и с любопытством смотрит, что там делаем мы.

Консервативная российская стагнация

Конечно, российская экономическая политика повторила кульбит мировой: резкое падение во II квартале и затем быстрое восстановление. Но — с некоторыми отличиями. Локдауны у нас были не столь долгими и жёсткими, да и структура нашей экономики менее подвержена влиянию ограничений (меньшая доля сектора услуг в ВВП, экспортно-сырьевая направленность).

Когда наши власти гордятся, что мы прошли 2020 год лучше других стран, — это как гордиться своей отсталостью и безжалостностью к населению (чем больше переболеют, тем ближе коллективный иммунитет, и вакцин не надо). Совсем не этим стоило бы восхищаться.

У нас был значительно меньший спад, чем в США или странах Европы, но, как и они, мы так и не вышли из него окончательно.

И если в развитых странах благодаря сверхмягкой денежной и бюджетной политике, широкой помощи населению и бизнесам рассчитывают на скорый экономический рост, то в России с осени прошлого года всё пошло наперекосяк.

Скачок розничных цен и крайне неудачные выбранные методы борьбы с ним — преимущественно административные, которые ведут к сокращению производства, выводу его на экспорт. В итоге они только подогревают рост цен, и он всё не прекращается вот уже почти полгода.

Инфляция (плюс неудачные политические манёвры, спровоцировавшие новый виток санкций) вызвали давление на рубль и контрмеры Центробанка России — быстрое повышение процентной ставки. А такие меры ещё больше угнетают экономику, которая так и не восстановилась после кризиса.

Консервативная экономическая мысль (сокращение дефицита бюджета, укрепление рубля и т.п.), рудиментарные социалистические реакции на рыночные явления (инфляцию, падение рубля), чрезмерное увлечение инвестициями и нацпроектами в ущерб стимулированию доходов и потребления граждан — всё это ставит естественный тормоз на пути российской экономики, загоняет её в стагнацию.

Пути расходятся

Консервативная российская экономическая элита никак не может понять простую вещь: сверхмягкая денежная и бюджетная политика в развитых странах — это не просто краткосрочная реакция на кризис-2020. Это политика на следующие десятилетия. Вирус только подтолкнул её, но она уже и так сформировалась в конце нулевых годов как реакция на прошлый кризис. И теперь она вошла в полную силу.

Кого интересуют расчёты по такой политике на ближайшие 30 лет — они есть. Загляните в прогноз до 2050 года, выпущенный в феврале 2021-го межпартийным бюджетным офисом Конгресса США. С лёгким ужесточением сверхмягкой политики в ближайшее десятилетие и затем с сохранением её на долгий период.

На этом фоне очень контрастно выглядит стремление наших властей обязательно привести бюджет к профициту (пусть не прямо сейчас, но в перспективе нескольких лет), поддерживать рубль высокой процентной ставкой, желание накапливать бюджетные фонды, вместо того чтобы стимулировать ими экономику, упор на инвестиции вместо потребления.

Всё это выглядит даже не консервативно, а крайне архаично. Как боязнь первокурсника отойти от "истин", прописанных кем-то в учебнике 50-летней давности. Российской экономической политике настоятельно требуется перезагрузка и модернизация. В текущем состоянии она ведёт в тупик. Консерватизм никогда не приводит к буму.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама