понедельник, 29 ноября 2021
$

Лучшая придумка: последствия карантинного кризиса больших городов

Автор фото: vostock-photo
Автор фото: vostock-photo

Карантинный кризис больших городов дал толчок к распространению идей о "будущем без города".

Мол, информационные технологии в сочетании с животным ужасом перед вирусом, комендантскими часами, электронной полицейщиной и необходимостью закрывать половину лица заставят жителей разбежаться по своим маленьким домикам, окопаться на огородах с экологически чистыми крапивой и крыжовником, работать удалённо, и всё это, вместе взятое, похоронит саму идею big city, с его людскими реками на улицах и площадях.
Ничего подобного!

Вирус как война

Надо сказать, идея эта не новая, впервые мысль о том, что из городов надо бежать, пришла в голову урбанистам в середине ХХ века. Причиной был страх перед атомной бомбой. На рубеже 1960–х обмен ядерными ударами казался делом недалёкого будущего и логичным ответом на угрозу виделось рассредоточение населения. Как верно замечал историк архитектуры Григорий Ревзин, бесконечные ряды пяти– и девятиэтажных коробок в советских спальных районах и бесконечные ряды двухэтажных домиков в американских пригородах при всём внешнем различии — это явления одного порядка: ответ угрозе ядерной войны, выразившийся в попытке рассредоточения населения на максимальной площади. Города, как подчёркивал Ревзин, в результате только увеличились — территория Москвы с того времени выросла раз в десять, в то время как население — в 4–5 раз.
Однако у "спальных комбинатов" на окраинах российских городов и у американской "субурбии" есть и другая общая черта. В них "нечего делать вечером" — кроме как ужинать, глядя в телевизор (ну или нарезать трусцой круги по пустынным улицам, сжимая в руке перцовый баллончик, если вы поклонник ЗОЖ). Никакого нормального "малого бизнеса" и комфортной уличной движухи там быть не может — просто потому, что платёжеспособные жители этих районов в 8 утра уезжают на работу и к 8 часам возвращаются к холодильнику и спальному месту. Никакой бизнес в такой среде выжить не может — для него нет потока покупателей (разве что торговля алкоголем и закусками к нему). Остающихся дома "яжематерей" с колясками едва может хватить для чего–то совсем маленького.
Ну и что, скажут борцы за социальные дистанции, поправляя съехавшие маски, разогнав людей на удалённую работу по спальным, пригородным и загородным районам, мы сэкономим им время на дорогу до работы и обратно. Эти примерно 2 часа в день или 8–10 часов в неделю оказываются "потерянными" для продуктивного труда. В месяц 4 дня, в год — примерно 6 недель. Это время могло бы быть оплачено, плюс у людей, которым не нужно каждый день добираться с окраины в центр, освободятся деньги, которые они сейчас тратят на транспорт. Вот их они и смогут потратить на услуги малого бизнеса "в шаговой доступности", не говоря уже о сокращении "углеводородного следа…"

Город для труда

Всё это чепуха, могли бы сказать экономисты Жиль Дюрантон (Пенсильванский университет, США) и Диего Пуга (институт CEMFI, Испания), авторы знаменитой работы Micro–foundations of Urban Agglomeration Economies ("Микроосновы экономики городской агломерации"). Вы просто не понимаете, как работает экономика большого города и почему она гораздо более производительна, чем ваши "экологически чистые выселки".
Первый "агломерационный" эффект, о котором напоминают экономисты, — это распределение, то есть возможность извлекать выгоду из совместного использования объектов инфраструктуры, когда высокие издержки их создания и содержания распределяются на множество компактно проживающих пользователей.
Но тот же самый эффект действует и на рынке труда большого города: узкие специалисты имеют возможности найти достаточно покупателей на свои услуги или продукты своего труда — просто потому, что рядом с ними находится большое количество покупателей, которые также способны разделить между собой затраты на оплату труда очень узкого, но очень "высокопроизводительного" специалиста. "Большой город" — это "город мастеров", профессионалов высокого класса, которые — каждый в своей отрасли — создают высококачественный и дорогой продукт, на который, однако, находятся покупатели.

Только вместе

Но разве эти высококвалифицированные профессионалы не могут трудиться онлайн?
Могут, конечно, но эффективность такого труда будет так себе, сказал бы профессор Массачусетского технологического института (MIT) Томас Аллен. Выдающийся инженер, Аллен ещё в 1970–м доказал, что простое увеличение расстояния между столами инженеров снижает частоту и продолжительность коротких контактов между людьми. Чем дальше друг от друга сидят люди в офисе, тем меньше они общаются между собой около кофейной машины, например.
А что, это имеет такое значение?
Решающее, ответят эксперты MIT, которые в 2017 году проверили теорию Аллена на примере результатов исследований самого Массачусетского института.
Учёные проанализировали данные о взаимодействии авторов более 40 тысяч исследований и 2300 патентов, выпущенных и выданных в 2004–2014 годах 33 научными подразделениями знаменитого института. MIT — глобальный лидер в инженерии, с информационно–коммуникационными технологиями там тоже всё в порядке, но… Статистику не обманешь: эффективность сотрудничества авторов, работающих "в одном пространстве", оказалась более чем втрое выше, чем у тех, кто находится на расстоянии 400 метров друг от друга — в соседних корпусах кампуса.
А как же данные о том, что во время вынужденных карантинов производительность работников, отправленных на удалёнку, если и снижалась, то не критично, а в ряде случаев даже выросла?
Никак, скажет профессор Стэнфордского университета Николас Блум, один из ведущих исследователей проблем управления производительностью. На удалённую работу можно перевести людей, выполняющих рутинные операции (например, сотрудников cаll–центров). А вот там, где требуется быстрый обмен идеями и "коллективный разум", zoom–конференции — плохие помощники. Прослушать лекции и посмотреть презентации вы сможете, а вот родить новые идеи — вряд ли.

Куда уходит работа

Но и "рядовым офисной пехоты" не стоит радоваться возможности не мотаться на работу в центр города. На агломерационном рынке труда, доказывали Дюрантон и Пуга, работники имеют преимущество перед предпринимателями и могут найти работу даже в том случае, если их труд не очень–то нужен. Как это может быть? На рынке труда большого города вероятность совпадения квалификации соискателей и требуемых работодателю навыков статистически выше и работодателю нет смысла нести издержки на тщательный подбор кандидата на вакансию. Проще нанять работника и уволить его, если что–то пойдёт не так, — увеличение выпуска продукции будет достигнуто за счёт эффекта масштаба: больше рук — больше продукта. Нельзя терять время в поисках лучшего из лучших, рассуждает наниматель, его может нанять конкурент, и тогда я проиграю на рынке. Но при удалённой занятости всё работает наоборот — наниматель имеет возможность нанять совсем дешёвого работника откуда–то издалека, а горожанину придётся искать место у кофейной машины в центре города.
Не будет у вас этой кофейной машины, улыбнутся экономисты Кристиан Беренс (Университет Квебека, Канада), Сергей Кичко (Центр теории рынков и пространственной экономики НИУ ВШЭ, Петербург) и Жак–Франсуа Тисс (Католический университет Лувена, Бельгия)! Беренс, Кичко и Тисс — авторы исследования Working from Home: Too Much of a Good Thing?, рассчитавшие "порог" для удалённой работы, превышение которого будет негативно сказываться на ВВП (спойлер — это один день в неделю).

Квартиры вместо бизнес–центров

Все эти рабочие места в городской индустрии сервиса и общепита — производная от активности и заработков высококвалифицированных специалистов в бизнес–центрах. Эти люди и являются фактическими покупателями для инфраструктуры услуг, где трудятся низкоквалифицированные работники. Да, белые воротнички могут уехать "на окраины", но в этом случае некому будет тратить деньги в центре города.
Но тогда, может быть, в городах подешевеет недвижимость — если опустеют бизнес–центры и коворкинги, то всякому креативному классу станет по карману аренда "квадратов" в центральных кварталах?
Это вряд ли, скажут экономисты. Нынешняя модель предусматривает, что человеку для жилья должно хватить двух комнат: в одной он ест, в другой — спит. А рабочее место у него — в центре города. Но в модели, где человек будет работать из дома, ему придётся самому оплачивать рабочее место — в этой ситуации ему будет не до креативных упражнений.
В общем, наука говорит, что большой город — лучшее, что придумало человечество для жизни в комфорте и с минимальными издержками. Имейте в виду.