Фото: Свистунова Валентина

Клуб ценителей риска: высокодоходные облигации остаются уделом избранных

Рынок высокодоходных облигаций остаётся клубным: несмотря на бурный приток физических лиц на биржу, более 60% размещений и вторичных торгов приходится на несколько тысяч инвесторов.

Миллионы остальных "физиков" обеспечивают лишь несколько процентов оборота. Об этом говорили участники рынка на Международной банковской конференции (МБК), прошедшей недавно в Петербурге.

Тест для любителей риска: Госдума осложнит жизнь инвесторам и брокерам

Тест для любителей риска: Госдума осложнит жизнь инвесторам и брокерам

11685
Александр Пирожков

К высокодоходным облигациям (ВДО) участники долгового рынка относят обычно бумаги с доходностью выше ключевой ставки Банка России на 5% годовых и более. Среди других характеристик таких инструментов — рейтинг кредитного качества не выше уровня BBB+ или отсутствие оного, отсутствие отчётности по МСФО и т. д.

Доминирующий класс

Чаще всего высокодоходными являются бонды, выпущенные малыми и средними компаниями. На Московской бирже такие бумаги относят к Сектору роста или Сектору ПИР (повышенного инвестиционного риска). Как рассказал Дмитрий Таскин, директор по развитию Сектора роста, в этом секторе физические лица занимают в структуре инвесторов 62%, а в Секторе ПИР — 69%. Для сравнения: в секции "Основной рынок", где торгуется большинство облигаций, доля физлиц составляет всего 7%. Там доминируют банки.

Количество частных инвесторов на Московской бирже более чем удвоилось в прошлом году, достигнув 8 млн. А за 4 месяца 2021 года поднялось ещё на 33%, до 11,7 млн человек. Однако число активных инвесторов, совершающих хотя бы одну сделку в месяц, пока не превышает 2 млн. А значимую роль на рынке ВДО играют менее 1% из них.

Денис Зибарев, управляющий директор ИК "Септем Капитал", поделился статистикой: по его данным, на рынке ВДО примерно 6% инвесторов–физлиц владеют 94% активов. Сейчас компания имеет более 10 тыс. клиентов, основная их часть ориентирована на вложения в облигации. Получается, что среди клиентов "Септем Капитала" львиная доля активов ВДО сосредоточена в руках нескольких сотен инвесторов.

Похожие цифры привёл на МБК Андрей Бобовников, директор по работе с эмитентами ИК "Иволга Капитал". Компания занимается организацией размещения ВДО, и доля частных инвесторов среди покупателей этих выпусков приближается к 100%. "Иволга Капитал" сфокусирована на работе с инвесторами, обладающими достаточно большими ресурсами. Таких, по словам Бобовникова, немного — 300–500 человек, и это позволяет общаться с ними индивидуально. "Можно с каждым из них поговорить, понять его инвестиционный профиль, убедиться, что он понимает, что ВДО — это ни разу не депозит с повышенной ставкой, и не вкладывает в них последние деньги", — пояснил представитель компании. Он отметил, что "Иволга Капитал" продаёт ВДО не всем желающим, а лишь тем, чей риск–профиль считает подходящим для таких инвестиций.

У крупных брокеров число инвесторов исчисляется сотнями тысяч или даже миллионами. Но доля инвесторов в ВДО среди них обычно мала (о причинах — см. комментарий ИК "ФИНАМ" на стр. 13). Акцент на высокодоходных вложениях никто из топовых брокеров не делает. Поэтому можно предположить, что и у них любители повышенного риска составляют узкие группы в несколько сотен, максимум 1–2 тыс. человек.

Инвестиционный бум в 2021 году продолжится: актуальные тренды фондового рынка

Инвестиционный бум в 2021 году продолжится: актуальные тренды фондового рынка

5198
Светлана Крюкова

Среди преимуществ "физиков" как инвесторов Бобовников отметил то, что они не связаны регуляторными ограничениями. У них нет нормативов, влияющих на капитал, как у банков. И нет требований к рейтингам эмитента, как у негосударственных пенсионных фондов, страховых компаний и других финансовых институтов.

"То есть эта инвесторская база лояльная и, можно сказать, всеядная, — охарактеризовал он. — Если инвесторы зарабатывают деньги на облигациях, то они организатору верят и с большой вероятностью будут приобретать следующие выпуски. Но это налагает на организатора большую ответственность".

"Риск–аппетит огромный. Любая компания МСП (малого и среднего предпринимательства. — Ред.) может выйти на рынок, если она толковая и адекватная. Всё может получить свою цену", — подтвердил лояльность покупателей ВДО Денис Зибарев.

Но инвесторы–физлица, разумеется, не идеальны. Просто ограничения у них другого рода. Так, объёмы займов, которые можно им продать, невелики. Андрей Бобовников оценил верхний порог в 1,5–2 млрд рублей. Чтобы продать более крупные выпуски, надо уже привлекать институциональных инвесторов.

В ИК "Септем Капитал" условно делят инвесторов в ВДО на две категории. Первая — новички. "Они пришли с депозитов, они не хотят разбираться в рынке. Им главное — что–то купить, чтобы повыше доходность была, — описывает их Денис Зибарев. — Таких, конечно же, надо ограничивать в их действиях. Суммы в их распоряжении небольшие, портфели бывают очень чудные. И самое главное — у них нет фокуса на кредитное качество. А в секторе МСП каждый эмитент уникален и самобытен. И зачастую не обладает никакими рейтингами. Тут надо прилагать усилия, глубоко погружаться, самостоятельно изучать отчётность. Вторая категория — так называемые активисты. Это люди, которые пришли осознанно на рынок ВДО. Стараются всё читать про эмитентов — в telegram–каналах особенно. Быстро учатся. Суммы у них на счетах исчисляются миллионами рублей".

Инвесторы–активисты активны не только на бирже. В апреле 2021 года они создали НКО "Ассоциация владельцев облигаций", которая декларирует свою цель как "представление и защита интересов частных инвесторов в облигации в РФ".

Квалификация полезна

Принятый 19 мая 2021 года Госдумой с подачи Банка России закон, ограничивающий возможности неквалифицированных инвесторов по покупке облигаций без рейтингов или с низкими рейтингами, на рынке ВДО, по оценкам его участников, практически не скажется. По словам Бобовникова, почти 100% клиентов "Иволга Капитал", вкладывающих в ВДО, обладают статусом квалифицированных.

Эту же статистику подтвердил и Зибарев. "Те, которые по каким–то причинам недоквалифицированы, сейчас получают квалификацию, — уточнил он. — Так что ничего страшного для рынка ВДО с принятием этого закона не произойдёт. Краха мы не ждём".

"Мы поддерживаем усилия Банка России по категоризации инвесторов", — констатировал Бобовников.

Цивилизованный путь

Однако, какими бы статусами ни обладал конкретный инвестор, он точно так же, как и все прочие, подвержен страху потерять деньги и обуреваем желанием заработать побольше. Так что брокерам порой приходится выступать в роли психотерапевтов.

"С инвесторами надо быть постоянно в контакте. Поэтому мы публикуем новости об эмитентах, делаем с ними интервью. Стараемся, чтобы не было информационного вакуума", — рассказал Андрей Бобовников.

"ВДО часто неправильно воспринимаются частными инвесторами, — уверен Дмитрий Александров, заместитель генерального директора ИК “УНИВЕР Капитал”. — Ни в коем случае не надо сравнивать ВДО не только с депозитами, но и с облигациями первого эшелона. Это скорее инструмент прямого участия в бизнесе в форме предоставления долга — классная возможность для заинтересованных физических лиц, которую открыли несколько лет назад ЦБ РФ и Московская биржа, напрямую дать деньги малому и среднему бизнесу через жёстко регламентированный инструмент. Раньше это можно было делать непублично, по знакомству или через объявление в газете, со всеми вытекающими рисками. Это гигантский шаг к цивилизованному взаимодействию инвестора с малым бизнесом.

Для малого бизнеса отличной считается доходность 25% годовых. Но ради неё люди работают без выходных и подвергаются риску административного давления. Тот, кто купил ВДО малого бизнеса, может рассчитывать на доходность 12–15% годовых. И эта разница в 10–13% — плата за свободное время, которое остаётся у инвестора после изучения отчётов, новостей и отраслевой аналитики, и отсутствие административных рисков. Он рискует только деньгами, да и то не всеми, потому что при возникновении угрозы дефолта можно ещё успеть продать бумагу за часть номинала".

Меры поддержки

Рынок ВДО в ближайшие годы, вероятно, будет трансформироваться и двигаться в сторону меньших рисков и меньшей доходности. Это будет происходить под влиянием как регулятора, Банка России, так и подконтрольных государству финансовых институтов.

Андрей Пономарёв, старший управляющий директор МСП–Банка, рассказал на МБК о госпрограмме поддержки выхода компаний МСП на фондовый рынок, которая рассчитана на 5 лет, её объём составляет 47 млрд рублей. В рамках этой программы банк выкупает до 50% суммы размещаемого эмитентом выпуска облигаций, но не более чем на 200 млн рублей на один выпуск. Для этого эмитент должен удовлетворять ряду критериев: присутствовать в реестре МСП, иметь выручку не более 2 млрд в год, численность персонала не более 250 человек, относиться к одной из приоритетных отраслей и т. д. И ему придётся пройти процедуру анализа кредитного качества экспертами банка.

В 2019 году, по словам Пономарёва, общий объём пяти выпусков, поддержанных банком, превысил 2 млрд рублей, а объём участия банка составил 816 млн рублей. В 2020 году таких выпусков стало 10, их общий объём превысил 4 млрд, а сумма участия банка — более 1,3 млрд рублей. В 2021 году пока поддержан только один выпуск на сумму 500 млн рублей — банк выкупил бумаги на 200 млн. Но в пайплайне банка ещё пять выпусков объёмами 50–400 млн. Сейчас ведётся работа над поправками в нормативную базу, чтобы увеличить лимит покупки банком бумаг одного выпуска до 400 млн рублей.

Дмитрий Таскин с Московской биржи упомянул ряд других механизмов поддержки эмитентов из сегмента МСП. Это субсидирование выплат по купону облигаций в размере 70% ключевой ставки — для этого эмитент должен подать заявку в Минэкономразвития. Это же ведомство компенсирует эмитентам расходы на услуги организаторов размещения и услуги рейтинговых агентств на сумму до 1,5 млн рублей.

Наконец, Корпорация МСП, акционер МСП–Банка, уполномочена предоставлять инвесторам поручительства по займам МСП–эмитентов. Правда, таких кейсов пока ещё не было, но на бирже надеются, что будут.

Впрочем, в этом случае такие займы вряд ли будут относиться к сегменту ВДО: поручительства госкорпорации позволят эмитентам занимать недорого.

Мы не можем предоставить детальную статистику по инвесторам в ВДО, но видим, что она крайне невелика. Основная причина — в присущих ВДО рисках, которые зачастую непропорционально выше купонной доходности. Сопоставимую доходность вполне можно найти в других, более привлекательных биржевых активах, особенно в текущих рыночных условиях. Основной риск ВДО — дефолт эмитента. Поэтому при инвестировании в такие бумаги нельзя забывать про диверсификацию. При этом возможности сформировать сбалансированный портфель здесь весьма ограничены. Таких эмитентов в принципе не очень много, к тому же в большинстве своём они представляют всего несколько секторов: финансы, строительство, потребительский сектор. В этом случае рекомендуется инвестировать в бизнес, который понимает инвестор, и избегать самых рискованных сегментов (например, микрофинансирования), делать акцент на новых эмитентах и выбирать бумаги с короткой дюрацией, так как в первый год обращения вероятность дефолта, как правило, ниже. Собирать портфель только из высокодоходных бондов — плохая идея. Лучше ограничить их долю, скажем, до 5%, а остальные средства распределять между другими активами.
Ярослав Кабаков
Ярослав Кабаков
директор по стратегии ИК "Финам"
В ближайшие 2 года рынок ВДО серьёзно изменится. Сократится число мелких эмитентов биржевых облигаций: такие компании несут наибольшие риски и будут вытеснены в другие сегменты финансового рынка (например, в коммерческие облигации). При этом число эмитентов может уменьшиться как за счёт ограничительных мер со стороны регуляторов, так и в результате дефолтов, число которых, к сожалению, может заметно возрасти. Увеличится число эмиссий бумаг относительно крупных эмитентов с умеренным уровнем кредитного риска. Вырастет средний размер выпуска (до 0,5–1 млрд рублей), что будет связано с увеличением калибра эмитентов, необходимостью окупать довольно высокие затраты на эмиссию, а также с повышенной заинтересованностью инвесторов в ликвидности вторичного рынка. Расширится число организаторов размещений, и усилится их конкуренция. Интересной формой инвестирования могут стать биржевые фонды, формируемые из ВДО–бумаг. Экспертиза профессиональных участников рынка позволит снизить риски инвесторов в ВДО, а биржевое обращение фондов улучшит их ликвидность.
Николай Дадонов
Николай Дадонов
финансовый аналитик Angry Bonds
Александр Пирожков Все статьи автора
25 мая 2021, 07:02 10165
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама