Как заменить симулякр: мир стереотипов по-новому

Я пишу этот текст–размышление, едва поставив точку в рецензии на новый фильм Ренаты Литвиновой "Северный ветер", действие которого происходит в выдуманной реальности, во времена правления Великого Матриархата.

Влиятельные женщины Петербурга — 2021

Влиятельные женщины Петербурга — 2021

12934

Великий Матриархат… Я повторяю эти два слова, и мне становится хорошо. Мне нравится, как это звучит, мне хотелось бы в нём оказаться. Тем более что нынче–то у нас что? Ничтожный патриархат? Пожалуй, он. Так вот, я устал от ничтожного патриархата. И мне кажется, что если бы патриархат был не чем–то, а кем–то, он бы тоже от себя устал. Мне кажется, что и январские протесты были направлены в первую очередь против него.

Против усталых мужчин, устало мотающих свои политические сроки. Против жалких патриархов, выстроившихся в патриархальную пирамиду всевластия, в которой ничтожные из последних сил поддерживают ничтожных.

Вы скажете, что где–то в этой системе есть женщины? Конечно, есть, но это женщины патриархальной системы. В крабовом салате ведь тоже есть кукуруза, а он всё равно называется крабовым. И кстати, к вопросу о "мужском мире" — как раз крабов в крабовом салате и нет.

Патриархат давно перестал быть властью в значении "сила", а превратился во власть как нагрузку. Мы постоянно слышим, что мужчина должен то и мужчина должен это, что он обязан быть таким и не имеет права быть эдаким, — но с какой, простите, стати? Что это ещё за волчий билет гендерных обязанностей? Что за жёлтая звезда ответственности, которую я должен носить из–за одной случайной встречи сперматозоида и хромосомы? Они своё дело сделали, а жить–то дальше мне. Я, если честно, претендую на какой–никакой в своей жизни выбор.

Выбор…

Тоже хорошее слово, которое нынешняя система ничтожного патриархата полностью исключает. Отсутствие выбора, думаю, и превращает потенциально эффективный патриархальный строй в жалкий. Давайте представим себе стереотипный мужской мир в контексте управления государством: вот самый главный мужчина — он силён, смел, он заботится о своём народе, любит его и чувствует перед ним ответственность. Вот управляющие регионами, тоже настоящие мужчины, — в честной патриархальной системе им надо много и честно работать, потому что от них зависят их семьи, то есть в данном случае — города, области и округа.

Вот судебная власть — там тоже должны бы заседать те самые настоящие мужчины: честные, справедливые, неподкупные. Вот идеальная патриархальная полиция, набранная по тому же принципу и возглавляемая самым умным и честным полицейским. Вот минздрав, вот минэконом, вот минсельхоз… и везде ведь, по правилам патриархата, должны находиться настоящие мужчины — мужчины, способные на решения.

Полагаясь на интуицию: как петербургские бизнес-леди преодолели коронакризис

Полагаясь на интуицию: как петербургские бизнес-леди преодолели коронакризис

593
Дарья Зайцева

А теперь давайте обратимся к реальности. Мужчины, встроенные в нынешнюю систему власти, не имеют права принимать решения, потому что они несамостоятельны. Они ничем не могут "по–мужски" управлять, потому что не ради эффективного управления их брали на работу.

Они не несут ответственности перед своим народом, потому что народ их не выбирает, они могут лишь создавать видимость мужской деятельности, демонстрировать атрибуты настоящих мужчин, щеголять мужскими костюмами и увлекаться мужскими хобби: рыбачить, охотиться, ездить на машинах, креститься и пить водку. Ничтожный патриархат — это не власть мужчин, это симулякр власти. И мужчин тоже симулякры.

Вы спросите: а чем женщины лучше? Ну во–первых, своей неуёмностью. Даже стереотипные женщины из того самого стереотипного мужского сознания всегда хотят большего: подарил ей платье, она стремится получить шубу.

Но бог с ними, с шубами, — посмотрите на феминисток, особенно в больших городах. Они давно получили права, они возглавляют газеты, заводы и фабрики, получают больше мужчин, но всё равно продолжают за эти права бороться. Они чувствуют свою уязвлённость, они испытывают ярость, и ярость эта даёт им движение. А движение — это то, по чему мы все очень соскучились.

Вас пугает словосочетание "Великий Матриархат"? Понимаю. Но ведь такой испуг — это главный аргумент всех ничтожных: не надо нам перемен, те, кто придёт вместо, будут только хуже. Это трусливая логика. Может быть, хуже, а может, и нет. Мы не знаем. Но мы точно знаем всё про систему нынешнюю.

Мы изучаем её весь XXI век. Мы видим, что ничтожный патриархат с каждым годом становится всё ничтожнее. Мы хотим, как говорилось в фильме "Курьер", "мечтать о чём–то великом". Я буду мечтать о Великом Матриархате.

Максим Заговора Все статьи автора
7 марта 2021, 09:59 514
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама