Дарья Ковалёнок Все статьи автора
26 января 2021, 08:44 2728

Музе не просто: кому выгодна война с граффити в Петербурге

Фото: Шамуков Руслан/ ТАСС

Инициатива об упрощении нанесения граффити реализуется неспешно.

У каждого законопроекта в Петербурге — свой жизненный цикл. Есть документы стремительные, когда от замысла до принятия проходят считаные недели (они обычно инициированы Смольным). А есть новации, которым повезло быть одобренными только в первом чтении, кануть в Лету или, на худой конец, "уйти в спящий режим", тем не менее периодически появляясь в инфополе.

Чужая правда: петербургским эсерам невыгодно расширение партии

Чужая правда: петербургским эсерам невыгодно расширение партии

7681
Дарья Ковалёнок

В ноябре 2018 года депутат ЗакСа Денис Четырбок, якобы вдохновившись творчеством членов группы HoodGraff, решил легализовать граффити на улицах города и предложил внести изменения в закон "О благоустройстве в Санкт–Петербурге". Участники HoodGraff, переехавшие из Витебска в Петербург, стали широко известны серией портретов на трансформаторных будках — в разное время художники изображали Виктора Цоя, Данилу Багрова, Альберта Эйнштейна, Станислава Черчесова и других.

Но можно ли вывести уличное искусство из тени, а самое главное — кому это может быть выгодно?

Есть уличные художники, которым удалось монетизировать своё творчество. Всем знакомо имя Бэнкси, который может не только продавать свои работы за миллионы долларов, но и отдавать экспонаты в музеи. Все его произведения представляют собой сообщения политического и социального характера. Что касается Петербурга, на слуху Покрас Лампас, который называет своё творчество "каллиграффити". В его портфолио — сотрудничество с Fendi, принты для футболок Adidas в рамках ЧМ–2018, коллаборация с IKEA, Lamborghini и другими марками. То есть заработок благодаря тому, что удалось стать частью пиар–проекта известного бренда. Впрочем, яркий вид может помочь и компаниям в целом — как минимум тем, что выделяет их фасады из "серой массы". Таким путём, в частности, идут застройщики.

Если душа просит яркости

Главное требование, которое предъявляется к легальной росписи, — соответствие архитектурному и архитектурно–градостроительному облику Петербурга (то есть нужно учитывать стилистические особенности фасадов, актуальность предлагаемых изображений для конкретной территории). При этом есть список объектов, где запрещена любая роспись (опубликован на сайте КГИОП). Сначала художник должен согласовать с собственником объекта место и эскиз рисунка, затем подать заявку в комитет по градостроительству и архитектуре (КГА). В случае положительного решения художник должен наносить рисунок в присутствии представителя собственника и использовать материалы, инструменты и средства индивидуальной защиты, которые подготовил самостоятельно. За сохранностью граффити также следит автор. Если роспись пришла в неудовлетворительное состояние, граффитисту нужно её восстановить своими силами, согласовав работу с собственником объекта.

Одним из ярких примеров вольно раскинувшегося граффити в Петербурге стал Музей стрит–арта на территории Завода слоистых пластиков. Он был основан в 2012 году по инициативе председателя совета директоров предприятия Дмитрия Зайцева. Сейчас территория музея делится на две зоны: публичную площадку, где проходят временные выставки и массовые мероприятия, и постоянную коллекцию монументальных росписей на стенах, "муралов", современных уличных художников. По словам Дмитрия Зайцева, идея основать музей современного искусства родилась после просмотра фильма Бэнкси "Выход через сувенирную лавку". Адрес — шоссе Революции, 84. Думается, это многое объясняет.

Искусство в массы

Цифровая подземка: первая в России информационная 3D–модель строящейся станции

Цифровая подземка: первая в России информационная 3D–модель строящейся станции

424
Дарья Ковалёнок

Нелегальный рисунок, каким бы красивым и креативным он ни был, приходится убирать согласно предписаниям Государственной административно–технической инспекции (ГАТИ), поскольку роспись городского имущества является нарушением правил благоустройства, утверждённых 961–м постановлением правительства Петербурга (собственник объекта обязан сам смывать или закрашивать несанкционированные надписи и рисунки по мере их появления на фасаде).

Согласно тексту законопроекта, правительство Петербурга должно разработать специальные правила размещения элементов уличного искусства и определить упрощённую форму согласования нанесения рисунков на фасадах зданий, ограждениях и заборах. Предполагалось, что ответственным за эти вопросы должен стать КГА.

Проект закона приняли в первом чтении ещё 2 года назад (в феврале 2019–го). Но на этом процесс и застыл. В теории дальнейшая судьба законопроекта может занять неопределённое время. Эта неспешность живительным образом сказывается на жизни ЗакСа, разукрашивая сухую юриспруденцию красками творчества и став стабильной почвой для поставки инфоповодов: время от времени вопросы граффити продолжают обсуждать в стенах Мариинского дворца — заседания рабочей группы, куда приглашают художников и представителей Смольного, неизменно пользуются интересом прессы.

Так, на одном из последних собраний в минувшем году зампред КГА — главный художник Алексей Моор чётко дал понять, что самовольное размещение граффити может рассматриваться исключительно как акт вандализма, нарушающий архитектурный облик города. Единственное послабление, на которое готовы пойти в комитете, — поставить вопрос о сокращении сроков и упрощении требований к подаче таких проектов.

Пока комитет предложил использовать оформление исторических брандмауэров с помощью проекции изображений на них.

Энергограффити

В августе 2020 года ГАТИ потребовала закрасить граффити с Сергеем Бодровым, Виктором Цоем и Зиной Портновой, которые были нарисованы на трансформаторных подстанциях ПАО "Россети Ленэнерго".

Правда, встречное движение со стороны города всё–таки произошло. Уже в сентябре ввели мораторий на уничтожение граффити до 1 февраля 2021 года. А ПАО "Россети Ленэнерго" составило список подстанций, где возможно размещение рисунков (43 объекта). Но предупредило, что за согласование и содержание изображений должен нести ответственность инициатор проекта.

Отметим, что в других регионах энергетики активно сами разукрашивают "будки". "Филиал “Нижновэнерго”… реализует проект “Образ Победы”. На 11 трансформаторных подстанциях, расположенных во дворах Нижнего Новгорода, нарисованы портреты проживающих здесь ветеранов войны…" — сообщала корпоративная газета "Россетей".

"Подсолнухи расцвели в посёлке Неёлово Псковской области. Солнечные цветы и голубое небо оживили стену одной из наших подстанций. Так мы откликнулись на просьбу жителей района добавить яркости и красок производственному объекту", — гласит сообщение на официальной странице "Россетей Северо–Запад" в Facebook.

В Северной столице "Россети Ленэнерго" не возражают против размещения на своих объектах граффити, только если авторы будут соблюдать официальную процедуру согласования. Которая, к слову, очень трудна для исполнения. Художники ею практически не пользуются из–за бюрократических трудностей. В Институте исследования стрит–арта отметили, что если закон всё–таки примут, то для художников будет большой победой — если им дадут возможность свободно творить хотя бы на участках под мостами. Как это делается сейчас, например, в случае со скейт–парками.

В нашем городе полно трансформаторных будок, торцов домов, которые находятся в спальных районах с типовой застройкой и серыми фасадами. На мой взгляд, их спокойно можно было бы украсить портретом народного артиста или символами исторических событий.
Денис Четырбок
Денис Четырбок
Депутат Законодательного собрания Петербурга
Стрит–арт — уже неотъемлемая часть урбанистической культуры и своеобразный маркер развития городской культуры, развития гражданского общества, пусть и выраженные в тех формах, которые законодателям в силу возраста и личного опыта кажутся неприемлемыми.
Альбина Мотор
Альбина Мотор
сооснователь Института исследования Стрит–арта
Мы хотели предложить размещать на фасадах не саму роспись, а её световую проекцию. Могут проходить конкурсы среди художников, чтобы выбирать лучшие предложения. Изображения переводятся на носитель — плёнку, чтобы светопроекция отображалась на фасаде. Таким образом популяризируется сам художник и жители нашего города могут видеть, куда движется современное искусство. Мне кажется, это такой вариант, который бы всех устроил.
Алексей Моор
Алексей Моор
Главный художник Санкт–Петербурга
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама