Марианна Матюшкина Все статьи автора
22 января 2021, 07:30 5206

Пыльные деньги: карьеры Ленобласти превращаются в свалки

Фото: Вдовин Сергей

Добыча полезных ископаемых всегда сопровождается последующей рекультивацией — процедурой, которая направлена на восстановление первичной флоры и фауны. Однако в Ленобласти участились случаи, когда обладатель лицензии на месторождение после его освоения бросает карьер и пропадает. Самая вероятная и наиболее часто встречающаяся судьба такого карьера — превращение в несанкционированную свалку.

По данным комитета по природным ресурсам Ленинградской области, на 1 октября прошлого года в регионе действовало 185 лицензий на пользование участками недр местного назначения, содержащими пески и песчано–гравийный материал (суммарные запасы — 1 млрд м3). Ещё 49 лицензий выдано на добычу строительного камня (используется для производства щебня), 24 — облицовочного камня, пять — кирпично–черепичных глин, 26 — торфа. По словам экологов, такие "пыльные" разработки не лучшим образом сказываются на здоровье проживающих неподалёку людей, особенно имеющих хронические заболевания. Крупные частицы размером от 2,5 до 10 микрон могут попадать в лёгкие, а более мелкие (до 2,5 микрона в диаметре) — даже в кровоток.

В контексте: почему отношения Петербурга и Ленобласти токсичны
Экономика

В контексте: почему отношения Петербурга и Ленобласти токсичны

314

После окончания горных работ обладатель лицензии на освоение месторождения должен приступить к рекультивации территории, которая, как правило, подразумевает лесопосадку или создание искусственного водоёма. При этом абсолютно неважно, какого размера карьер, — для всех действуют одинаковые требования.

В Ленинградской области эта проблема стоит очень остро, пересекаясь с ещё одной больной для региона темой — обращением с твёрдыми бытовыми отходами. Некоторые предприятия "забывают" об обязанностях по восстановлению территории, часть других выдают за рекультивацию заполнение карьера отходами собственной недавней производственной деятельности.

Неисполнение обязанностей по рекультивации земель при разработке месторождений полезных ископаемых или нарушение сроков её проведения подпадает под статью 8.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Штраф составляет от 50 тыс. до 100 тыс. рублей для должностных лиц и от 400 тыс. до 700 тыс. — для юридических лиц.

Впрочем, такие штрафы обычно невелики по сравнению с доходами, которые обладатели лицензий получают от разработки месторождений. Кроме того, зачастую предприятие–лицензиат "неожиданно", когда подходит время рекультивации, подаёт иск о собственном банкротстве. В результате карьер становится "законсервированным", пока не найдётся новый подрядчик для проведения восстановительных работ.

Готовый бизнес–план

Наиболее распространённая практика — когда рекультивация карьера проходит исключительно на бумаге. Карьерные ямы просто засыпаются песком или строительным мусором, а плодородию почв в значительном диаметре наносится ущерб. Это сделать тем проще, чем дальше месторождение находится от населённых пунктов, а значит, и от государственных и общественных контролёров.

Лжерекультивация может заключаться и в организации побочного высокодоходного бизнеса — например, организации нелегального приёма промышленных отходов для создания видимости заполнения ямы. Получается, что обладатели лицензий не только не вкладываются в восстановление территории (а правильная рекультивация — довольно затратное мероприятие стоимостью, как правило, несколько миллионов рублей), но и пытаются даже извлечь прибыль.

"Сталин за такое в лагеря отправлял": в Ленобласти разгорелся спор из-за карьеров

"Сталин за такое в лагеря отправлял": в Ленобласти разгорелся спор из-за карьеров

14770
Дарья Кильцова

Недобросовестные недропользователи сами принимают отходы 4–го и 5–го классов за наличные "серые" деньги. Постепенно такие карьеры становятся притягательны и для складирования мусора местным населением. В любом случае карьер постепенно превращается в несанкционированную свалку.

Главный вопрос — почему это происходит бесконтрольно? По мнению анонимного источника "ДП" в отрасли, поскольку 90% карьеров в Ленинградской области расположены на лесных землях, то ответственными получаются местные лесничества. Эксперт предполагает, что лесничества не считают подобный контроль первоочередной задачей либо это "договор на месте".

Место под Выборгом

Одним из таких песчаных месторождений Ленобласти является "Рощинский лесхоз" в Выборгском районе Ленобласти, недропользователь которого — ООО "Салитар". В 2012 году комитет по природным ресурсам Ленобласти поручил предприятию привести лесной участок площадью 5,94 га в должное состояние. Однако через несколько лет выяснилось, что карьер заброшен.

В 2018 году комитет подал иск на 1,9 млн рублей в отношении "Салитара" в связи с нарушением сроков рекультивации и непредоставлением арендодателю отчётности и лесной декларации. По данным актов осмотра от 2016 года, участок лесного фонда разработан, однако рекультивация не проведена. В результате иск комитета по природным ресурсам на 955,2 тыс. рублей был удовлетворён.

Как стало известно "ДП", сейчас карьер заброшен, а судебное разбирательство по вопросу выплаты неустойки за нарушение договора аренды лесного участка до сих пор продолжается. Кроме того, рядом с карьером находятся излюбленные места для купания местных жителей — озёра Чёрное и Нахимовское. Однако информационный щит "Купание запрещено", несмотря на нарушения, не установлен.

В Выборгском районе расположено ещё одно песчаное месторождение — "Желанное", которое также находится возле озера. Недропользователем является ООО "Дискавери Трейдинг", которым в 2018 году заинтересовалась природоохранная прокуратура. По результатам проверки выяснилось, что компания занималась складированием отходов 3–го и 4–го классов опасности, среди которых были обнаружены покрышки и моторное масло, а также разлив горюче–смазочных материалов.

В октябре 2020 года комитет по природным ресурсам Ленобласти подал иск в отношении "Дискавери Трейдинг" из–за нарушения договора аренды с требованием взыскать 1,7 млн рублей в федеральный бюджет и 351,3 тыс. рублей в областной.

Заброшенный край

Ещё один проблемный участок недр — "Белореченское–1" — находится в Кингисеппском районе Ленобласти. В 2005 году ОАО "Компания Усть–Луга" получило от комитета по природным ресурсам лицензию на пользование недрами, срок которой истёк 31 декабря 2015 года. Около 600 тыс. т песчано–гравийной смеси из карьера использовалось при строительстве порта Усть–Луга. В 2018 году Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти обязал компанию привести лесной участок Кингисеппского лесничества в состояние, "пригодное для последующего использования в сфере лесного хозяйства". Иными словами, наконец рекультивировать этот участок.

Впоследствии в рамках рекультивации Белореченского карьера было высажено 5 тыс. саженцев сосны. Спустя год история повторилась. Тогда представитель подрядчика "Усть–Луги" — директор группы компаний "Раритет" Максим Боганьков рассказал СМИ, что посадки носят ежегодный характер.

В пресс–службе компании "Усть–Луга" отметили, что у предприятия отсутствовали собственные технические возможности для проведения работ по рекультивации. По этой причине была нанята специализированная подрядная организация.

"На момент окончания срока аренды основная часть земель уже прошла рекультивацию и высадку зелёных насаждений. На оставшейся части шла финальная стадия рекультивации, производилась закупка саженцев сосны для последующей высадки на подготовленные участки", — добавили в пресс–службе.

Однако, по данным источника "ДП", карьер заброшен и не рекультивирован, а также загрязнён твёрдыми бытовыми отходами.

Среди заброшенных карьеров Ленобласти также числится "Кузёмкино" в Кингисеппском районе. По данным "ДП", на объекте видны следы незаконного приёма грунта, а также свалки ТБО. По данным сайта ООО "ПСК Строй–Комплект", стоимость песка из карьера "Кузёмкино" — 160 рублей за 1 м3. Примечательно, что вблизи и этого карьера находится речка Белая, в которой купаются местные жители. Впрочем, никаких предупредительных знаков об угрозе безопасности жизни и здоровью нет и здесь.

Местоположение этих карьеров непросто найти: отметки на картах они не получили. Поэтому проводить незаконные операции в рамках рекультивации объекта становится ещё проще.

Из 289 действующих лицензий на пользование участками недр местного значения в Ленобласти 128 выдано региональным комитетом по природным ресурсам за последние 10 лет — в 2011–2020 годах. И лишь на 70 из 128 участков ведётся разработка месторождений.

Срок действия лицензий, выданных за последнее десятилетие, распространяется на период с 2023 до 2045 года. Причём, подчёркивают в комитете, срок может быть продлён по заявлению недропользователя. Таким образом, если не начать сейчас системно заниматься контролем за рекультивацией, проблема заброшенных карьеров может стать хронической.

Разработка недр оказывает вредное воздействие практически на все компоненты окружающей среды и её качество в целом. Вся территория, на которой производится разработка месторождения, очищается от любой растительности, поэтому почвенный покров подвергается эрозии (разрушению наиболее плодородных слоев земли). Также в ходе работы на карьере создаются отвалы, которые являются источником вредных выбросов. Косвенное влияние разработки карьеров также велико: это и вибрация от использования тяжёлого оборудования, и загрязнение воздуха из–за эксплуатации крупногабаритных машин, и образование оврагов. Рекультивации подлежат нарушенные земли всех категорий, а также прилегающие земельные участки, полностью или частично утратившие продуктивность в результате отрицательного воздействия на них. Идеальным решением было бы сокращение количества добычи нерудных материалов, однако столь радикальная мера вряд ли может быть реализована. Замедлить уничтожение природных зон поможет контроль над незаконной разработкой карьеров и ликвидацией последствий раскопочных работ. В условиях, когда контроль не налажен и, самое главное, не создан инструментарий, гарантирующий рекультивацию, необходимо сформировать механизм ликвидации последствий разработки месторождений с созданием ликвидационных фондов.
Нина Берзой
заместитель директора ООО "ЭкоПромЦентр"
Предприятия, занимающиеся выработкой карьеров, классифицируются как неорганизованные источники выбросов, где основным компонентом выбросов является неорганическая пыль, содержащая двуокись кремния SiO2. Количество двуокиси кремния обусловлено типом перерабатываемой горной породы. Длительное воздействие на организм человека проявляется в возникновении инфекций нижних дыхательных путей, обструктивных заболеваний (астма, бронхит), силикоза, который может привести к раку лёгких. Также возможно обострение сердечно–сосудистых заболеваний.
Александра Забелина
главный эколог ООО "Новый Свет–ЭКО"
Ни в коем случае нельзя использовать карьеры для свалок. Однако всё же зафиксировано достаточно случаев по всей стране, когда карьеры становятся ямой для мусора глубиной 10–15 м. Общие требования к лицензиатам — восстановить природу. В каждом карьере своя геология, поэтому для рекультивации необходимо составлять индивидуальные проекты: где–то можно посадить кустарники, провести рекреацию, а где–то создать искусственное озеро. Кроме того, в момент создания проекта рекультивации необходим раздел оценки воздействия на окружающую среду.
Семён Гордышевский
председатель правления Экологического союза
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама