суббота, 27 ноября 2021
$

Наше ужасное будущее: Китай нашёл оружие пострашнее атомной бомбы

Автор фото: Роман Баландин/ТАСС

Механизм превращения зооноза ничуть не сбавляет обороты.

Недавние слова Билла Гейтса о том, что мы вступаем в эпоху пандемий и что до следующей у нас от 3 до 20 лет, — как–то прошли мимо русских ушей. Тоже нам, ещё один диванный вирусолог выискался. А где вы раньше были, умники?!
Но я бы отнёсся к этому заявлению всерьёз. Потому что знаю, где умники были. Возьмите любую книгу про эпидемии, изданную до 2020 года, — хоть "Пандемию" Сони Шах, хоть "Заразу" Дэвида Куаммена — там вы столкнётесь с неподдельной тревогой авторов. Мировая пандемия близка, её не может не быть! (Книга Куаммена вообще содержит в подзаголовке фразу …and the next human pandemic).
Столетняя пауза после испанки, унесшей около 50 миллионов жизней, а кое–где выкосившей людей на 100%, — всего лишь исключение, подарок судьбы. Мы не победили заразу, мы получили передышку и вследствие этого закрыли на реальность глаза. Гонконгский грипп, свиной грипп, птичий грипп, атипичная пневмония — мы ведь лишь посмеивались, верно? "Заговор производителей вакцин!" И уж совсем никто не желал слышать про какой–нибудь вирус Хендра или болезнь Лайма. "Нас пугают, а нам не страшно!"
Но тревоги алармистов были связаны с их очень хорошим пониманием: любая пандемия — это не результат вторжения патогена в среду обитания человека, а результат вторжения человека в среду обитания патогена. Чайковский не умер бы в 1893–м, когда бы столетием ранее Ост–Индская компания не захватила Сундарбан, приступив к освоению девственных топких мангровых лесов (пользующихся такой дурной славой, что их обходили стороной даже Великие Моголы). А уж затем быстроходные клиперы позаботились, чтобы холерный вибрион из Сундарбана разнёсся по миру, обеспечив человечеству семь пандемий.
Коронавирус пришёл из Китая по той же схеме. Зачинщиком сегодняшней пандемии можно считать Дэн Сяопина, чьи реформы привели к экономическому подъёму огромной страны, обеспечив её вторжение в природу и изменив бытовые привычки.
Приподнявшись, китайцы перешли с риса на свинину, что спровоцировало рост огромных свиноферм. Появившиеся "новые китайские" породили моду на "дикую" кухню е–вэй, состоящую из экзотов типа енотовидных собак или летучих мышей, что, в свою очередь, вызвало рост "диких", или "мокрых", рынков — типа того, с которого начался марш ковида–19 в Ухане.
Дело в том, что коронавирус — классический зооноз. Его среда обитания — дикие животные. Но, вопреки легенде, зоонозы редко перескакивают с природного носителя на человека напрямую.
"Один китаец съел летучую мышку, а рухнул весь мир" — ошибочная схема.
Обычно зоонозам требуется промежуточное звено для межвидового перехода: те же свиньи, или, например, циветы, или какие–нибудь хорьковые барсуки.
Прочитайте у Шах описание того "дикого рынка", который она посетила. Клетка на клетке, все вперемешку, выделения больных попадают на здоровых… Или узнайте у Куаммена, как в Голландии фермерский гигантизм привёл к стремительному распространению бактериальной лихорадки Ку (на которую, увы, не действовал ни один антибиотик. При этом заболевали и умирали те, кто жил близ ферм–гигантов. Мелким фермерам болезни обычно удавалось избежать).
Этот механизм превращения зооноза в эмерджентный, приобретший способность ударить по человеку, ничуть не сбавляет рабочие обороты. Нет никаких оснований считать, что в том же Китае после этой пандемии хоть что–то изменится.
Полтора миллиарда человек в стране, которая не прошла развития цивилизации Запада, а только копировала (в буквальном смысле) достижения этой цивилизации, — сами по себе бомба и источник угрозы миру. Кроме того, Китай — единственный выгодоприобретатель сегодняшней пандемии. Построенный им электронный концлагерь действительно позволил задушить распространение ковида внутри страны, не снижая при этом объёмов ни экспорта, ни внутреннего производства. То есть Китай вдруг обнаружил, что обладает оружием, по сравнению с которым атомная бомба — семечки.
И кажется, этого факта ещё никто толком не осознал. А те, кто осознал (возможно, тот же Билл Гейтс), ещё не знают, что можно с этим поделать. Здесь бы я и поставил точку, но один человек, с которым я поделился своим выводом, сказал: "А ведь Россия — тоже одна из главных по вторжению в природу. Здесь самые большие запасы лесов, которые вырубают в пользу того же Китая. Ты снимки из космоса видел? Да? А ты знаешь, как это остановить?"
И, как бы написали в старину, — дрогнувшая рука точку поставить не дала.