Дарья Зайцева, Анна Серпер, Кристина Борейко Все статьи автора
17 июля 2020, 11:58 22327

Не так страшен Четырбок: кто на самом деле пострадает от запрета "наливаек"

Фото: Vostock-photo

Как выяснил "ДП", скандальная инициатива по запрету на торговлю алкоголем в заведениях с залом обслуживания посетителей площадью менее 50 м2 на самом деле не способна всерьез уничтожить городскую барную индустрию. Громкие изменения в статью № 5 закона "Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции в Санкт–Петербурге" уже прошли три чтения в Законодательном собрании и ждут подписи губернатора Александра Беглова.

В новой редакции документа говорится, напомним, что розничная продажа алкогольной продукции в заведениях общепита, которые расположены в многоквартирных домах и на прилегающих к ним территориях, допускается, если зал обслуживания посетителей имеет площадь не менее 50 м2. В соцсетях не первый день гуляют "мораторные списки" названий тех заведений, которые якобы закроются с 1 января 2021–го, когда нововведение вступит в силу.

В Петербурге ожидают массовых увольнений из–за закона о "наливайках"

В Петербурге ожидают массовых увольнений из–за закона о "наливайках"

13303
Маргарита Фещенко

Но, как выяснил "ДП", из 96 баров и кафе, которые фигурируют в обращении к властям, из–за "поправок Четырбока" могут закрыться лишь около четверти.

Некоторые опрошенные "ДП" предприниматели вообще недоумевали, почему их бар попал в "мораторный список". Так, например, площадь зала обслуживания кафе Californication — 56 м2, а нашумевшее обращение его представители вовсе не подписывали. Бар "Горбыль" и кафе "Маслоу", по словам владельцев, находятся в нежилых домах, то есть изменения в законе их не касаются. Многие из опрошенных заявляют, что обращение подписали из солидарности с коллегами.

У тех, кого нововведения все–таки коснутся, есть возможность сделать перепланировку. Например, совладелец бара "НаВина!" Евгений Хитьков готов переделать кухню, и площадь зала таким образом будет составлять 51 м2. Так же поступит и владелец паба Docker Кирилл Майстров. Но на это придется потратить около 250 тыс. рублей, которых у бизнесмена нет.

В целом же цифры выглядят следующим образом. Обращение против внесения изменений в статью №5 городского закона подписали 77 учредителей и генеральных директоров предприятий общепита. А всего в список заведений, которые потенциально находятся в зоне риска и фигурируют в обращении, попало 96 баров и кафе. Около 20 из них и правда имеют небольшую площадь и находятся в жилых домах, а следовательно, попадают под запрет реализации алкогольной продукции. Владельцы еще восьми заведений имеют возможность и средства для перепланировки. Около 40 компаний, по словам владельцев, этот запрет не коснется вовсе (см. инфографику). При этом площадь зала обслуживания некоторых баров и кафе города несколько меньше, чем допустимый метраж, — 47–49 м2, а возможности сделать перепланировку нет, так как такие камерные заведения расположены в исторических зданиях.

Представитель кафе Breaking bad Роман Кремнев рассказывает, что обращение подписала вся команда бара. "Причина в том, что этот законопроект не имеет ничего общего с вопросами коммуникации заведений общепита в жилых домах с жильцами, а также с реализацией некачественной алкогольной продукции в вечернее и ночное время. Вступление данного законопроекта в силу не повлияет на комфорт жителей, а только лишь усугубит ситуацию, став очередным законом, который есть на бумаге, но не контролируется властями", — считает он.

Некоторым владельцам из–за нововведений пришлось отказаться от расширения сети заведений. Один из опрошенных "ДП" предпринимателей планировал открывать третью точку, однако выбранное помещение не превышало 50 м2 — от идеи пришлось отказаться уже на стадии подписания договора.

"Мы удивились, когда увидели себя в списке баров. Не знаем, каким образом туда попали, так как наша площадь превышает 50 м2. Однако закон нас удивляет еще больше. Например, известная рюмочная на станции метро “Звенигородская” не закроется, хотя это самая настоящая “наливайка” с некачественным алкоголем, но ее площадь — около 100 м2", — рассказывает управляющий пабом Dog`s Nose Pub Дмитрий Ананьев. В кафе Amarcord считают, что в корне неправильно связывать ограничения с метражом заведения, ведь тогда убытки понесут авторские и семейные рестораны.

"Непонимание проблемы и цинизм": автор петиции рестораторов ответил Четырбоку

"Непонимание проблемы и цинизм": автор петиции рестораторов ответил Четырбоку

19044

Губит людей не пиво, губит людей вода

Часть опрошенных предпринимателей и вовсе удивляются, что для них будет запрещена розничная продажа алкогольной продукции, так как они реализуют только пиво, сидр и даже не имеют алкогольной лицензии.

Владелец пиццерии Pizza Pazza Кирилл Шванвич говорит, что их случай совершенно анекдотический. "Мы не торгуем крепким алкоголем, так как не можем получить алкогольную лицензию, но оказываемся “наливайкой”. Наш главный продукт — пицца", — поясняет он. В целом Pizza Pazza — семейное заведение, где все сделано в расчете на детей, а в 23:00 оно уже закрыто.

В заведении Pasta Fresca недоумевают, почему они вдруг попали под действие новых поправок: "У нас не бар, но наше кафе попадает под закон. Мы занимаемся производством и приготовлением паст, а из алкоголя в меню только сидр и пиво".

В сети кафе Vaffel думают, что их заведения вне угрозы, поскольку крепкий алкоголь они не продают, а выручка от реализации пива и сидра составляет небольшую долю в прибыли заведения. Однако пресс–секретарь депутата Заксобрания Петербурга Дениса Четырбока Ростислав Сериков говорит, что изменения в законе касаются и заведений, которые торгуют слабоалкогольной продукцией.

Многие заведения, которые оказались в "мораторном списке", делают акцент на авторской кухне, и выручка от продажи алкогольной продукции служит лишь дополнением к основному заработку. Поэтому у них есть возможность отказаться от реализации горячительных напитков и спокойно продолжить работу. Естественно, это скажется на среднем чеке, но не настолько, чтобы закрывать прибыльный бизнес или инвестировать в переезд в помещение побольше.

Метры считают

Денис Четырбок в разговоре с "ДП" отметил, что в ходе общения с предпринимателями из "списка ста" депутаты Заксобрания пришли к выводу, что многие представители общепита нуждаются в юридической консультации.

Совладелец сети заведений Pita’s Александр Крылов как раз говорит, что в новом законе расплывчатые и непонятные формулировки. "Мне, например, непонятно, как будет считаться площадь торгового зала. Если общая площадь помещения бара меньше 50 м2, он точно будет закрыт. Но если общая площадь немного больше — как ее будут считать: по дизайнерским планам, по планам проектно–инвентаризационного бюро, по планам, зарегистрированным в Росимуществе или где–то еще? Из–за этого могут возникнуть разные спекуляции", — возмущается Крылов.

Четырбок рассказал "ДП", что в целях недопущения двойственного толкования и перегибов со стороны проверяющих органов Заксобрание планирует конкретизировать понятие "зал обслуживания".

Среди опрошенных рестораторов большинство считают, что туалет и барная стойка не входят в площадь зала. Однако в понимании депутата залом обслуживания нужно считать всю площадь, куда есть доступ для гостей и которая используется для предоставления услуги общественного питания.

"Я считаю, что туалет и барную стойку стоит учитывать при подсчете метража. Стойка — это дополнительные посадочные места, а туалет — это гигиена посетителей, он как раз и отличает приличный бар от "наливайки", — добавляет депутат.

По его словам, у Заксобрания есть еще полгода на обкатку юридической базы.

Он также отмечает, что на данный момент в законодательстве нет точных определений, разграничивающих "наливайки" и авторские бары. Представители рынка говорят, что такого понятия, как "наливайка", вообще не существует в профессиональной среде: есть бары, пабы, кафе и рюмочные. Некоторые предприниматели, попавшие в "список ста", даже воспринимают такой термин как оскорбление, рестораторы запустили флешмоб #МойБарНеНаливайка.

"Сейчас все небольшие заведения для закона — это точки общепита, которые имеют лицензию на алкоголь. Нужно ввести в законодательный оборот понятие “авторский бар” и создать специальный реестр, попасть в который можно по следующим критериям: отсутствие жалоб со стороны жильцов, номинации в международных, российских премиях и рейтингах. Возможно, для этой группы баров будет предусмотрено исключение в виде максимально допустимого метража зала обслуживания — не 50 м2, а 30 или 20 м2", — рассуждает Четырбок.

Представителей барной индустрии такие новости по крайней мере обнадеживают. "Главное, что местные власти решили пойти на диалог и уже предложили к рассмотрению закон “Об авторских барах”. Я надеюсь, он позволит сохранить большую часть крутых представителей нашей индустрии", — рассказывает владелец бара Imbibe Дмитрий Михеев. Владелец бара "Хочу в Сибирь" Дмитрий Богданов говорит, что изначально они не понимали, попадает ли их заведение под запрет. Команда имела запасные варианты: перепланировка помещения или создание поп–ап–проекта, но сейчас они также надеются на то, что такие бары, как их, выделят в отдельную категорию.

А что вы на нас–то смотрите

В целом истерию в соцсетях устроили зря — урон концептуальным заведениям будет не такой существенный, как об этом принято писать. Особенно если закон "Об авторских барах" все–таки разработают. Другое дело, что готовить столь революционные нормы нужно, конечно, совсем с иным качеством. "Мы встречались с депутатом Денисом Четырбоком несколько лет назад и были готовы предоставить свою экспертизу рынка. Готовы к диалогу и сейчас. Более того, считаем необходимым провести встречу с участием депутатов ЗакСа с одной стороны и представителями бизнеса с другой перед утверждением соответствующего законопроекта в третьем чтении", — говорила "ДП" накануне решающего парламентского голосования Ирина Фёдорова, старший директор по работе с органами государственной власти региона Восточная Европа пивоваренной компании "Балтика".

Уж если такого гиганта, как "Балтика", народные избранники не удосужились подобно расспросить, то что говорить об одиночках–энтузиастах, содержащих авторские бары в центре Петербурга. Провал с информационным обеспечением, провал с объяснительной работой — и дальше, на волне хайпа, уже некому разбираться, сколько именно заведений пострадает от новых поправок. Не сделала этого власть (хотя неужели в пояснительной записке к законопроекту можно было не подсчитать число подпадающих под него заведений?) — не хотят слышать неудобные подробности и многочисленные "радетели за малый бизнес".

При этом, как отмечает директор представительства Федерации рестораторов и отельеров в Петербурге Александр Марков, для индустрии важен инвестиционный потенциал. Мало кто захочет вкладывать средства в направление, где часто меняют правила игры. "Сегодня запретили 50 м2, завтра — 70 м2. Нет никакой стабильности. В такой ситуации частный инвестор с небольшой суммой скорее откроет ларек с шавермой около метро, чем небольшой качественный бар. Вряд ли это поспособствует росту культуры потребления алкоголя", — считает эксперт.

Владелец кафе Pasta Fresca Павел Песок говорит, что подход к решению проблемы в корне неправильный. Так как алкоголизация общества происходит не за счет баров, а из–за крайне низких цен, которые устанавливаются алкомаркетами. Да и количество проданного алкоголя даже в крупном баре несоизмеримо с розничной продажей.

Интересно, что в период карантина наблюдался рост потребления алкоголя, хотя все бары были закрыты. "Весь общепит работал навынос и доставку, а доставлять алкогольную продукцию в России до сих пор запрещено. Так кто повлиял на рост потребления? Бары, крупные рестораны или же ретейл?" — задается риторическим вопросом Павел Песок.

В контексте

Знакомые пишут из Москвы: так что же теперь, в Питере — без тире и не пить? Разрушили всю региональную идентичность? И что же, говорят, у вас за Кировский район такой, дающий миру то Милонова, то Четырбока?

В Кировском районе живут суровые люди. Сейчас, правда, устои мира рушатся и район заселяют представители буржуазии. Но образ его все равно формируют не они, а настоящие, автохтонные жители. Которые голыми руками клепают танковую броню и сковородки на бывшем Путиловском заводе. Понятно, что они не едят мороженое «Радуга», а если и едят, то оно их не берет. Поэтому и депутата избрали себе бескомпромиссного, Виталия Милонова. Возвращаясь с завода, автохтонные жители любят расслабляться, и к их услугам после 22:00 работают "наливайки". Это немножко раздражает других автохтонных жителей, которые успели сходить в магазин до 22:00 и хотят выпить дома, наслаждаясь тишиной. И вот они идут жаловаться депутату, а депутат не сидит сложа руки.

Есть, правда, еще другой вид народа, местами злоупотребляющий "Радугой" и ходящий в барбершопы. Представители этого народа теперь фотографируются с хештегами «#МойБарНеНаливайка» и пишут в соцсетях, что им негде больше выпить крафтового пива и обсудить в дизайнерской атмосфере с коллегами, имеет ли смысл уже входить в американские акции.

Совершенно очевидно: эти два народа — разные, и любой закон, принятый в интересах одного, будет наносить ущерб другому. Но у депутатов ведь сердце болит за всех, поэтому они примутся совершенствовать свое детище во имя всеобщего блага. Появятся уточнения: если в заведении площадью менее 50 м2 пиво стоит дешевле 100 рублей и по стенам бегают тараканы, то это — "наливайка" и ее надо закрыть. А если дороже 300 и стены из покрытого лаком очищенного от штукатурки кирпича XVIII века, то это — авторский бар, оставить. Но чем сложнее механизм, тем хуже он работает. Особенно тяжело придется тем, у кого пиво по 200.

Коль скоро два народа вместе жить не могут, им бы следовало разойтись и провести между собой границу. Но это сложно придумать даже теоретически. Единственный выход — обидев часть населения каким–нибудь законом, немедленно принять другой, который доставит ей радость. Например, известно, что любители крафтового пива еще и любят ходить на митинги. А им это запрещают, бьют дубинками и тащат в полицию. Стало быть, надо принять закон: раз у нас теперь нельзя пить, то можно митинговать.

Антон Мухин

Я считаю, что бары и кафе с хорошими креативными концепциями не сильно пострадают от данных изменений в законе. Для таких заведений часто требуется большая площадь, так как концептуальные бары предполагают общение и времяпрепровождение гостей. Что касается винотек с собственным баром, которые достаточно популярны в Петербурге, то большинство из них работают как объекты–гибриды. Потому что осуществляют два разных вида деятельности, которые требуют отдельных лицензий — на продажу и на розлив алкогольной и спиртосодержащей продукции в объектах общественного питания. Если они работают в одном помещении, то, скорее всего, у них оформлена субаренда с одного своего юрлица на другое. Как они могут в этом случае пострадать, если просто юридически уберут один вид деятельности и останутся только магазином, уйдя от этого запрета. На рынке Петербурга все еще существуют рюмочные, некоторые даже с советских времен остались, которые наливают дешевый и не всегда качественный алкоголь, но многие из них и так работают без лицензии на розлив в объектах общепита. То есть это обычные магазины, которые уже занимаются нелегальной деятельностью, поэтому даже после принятия этой во многом популистской поправки продолжат делать то же самое. Какие законы ни принимай, они так же продолжат нарушать их.
Данил Герасимиди
Данил Герасимиди
Руководитель компании Gastro Norma
Наше заведение находится вне зоны риска, так как площадь бара больше 50 м2, но, кто знает, возможно, завтра мы проснемся, а уже будут внесены поправки в закон и площадь увеличат. Подписали петицию, потому что считаем этот закон, мягко говоря, странным. Он направлен на борьбу с "недобросовестными" заведениями, но в итоге страдают интересные концептуальные бары. Да, возможно, те самые "наливайки" в спальных районах пропадут, но люди с серьезным пристрастием к алкоголю все равно найдут свой продукт, например в недорогих сетевых заведениях.
Команда Бара
Команда Бара
"Компромисс"
У нашего бара есть необходимые 50 м2. Однако мы подписали петицию против нововведений, чтобы поддержать заведения, которые могут закрыться в 2021 году. Речь идет о проектах, которые радуют жителей Петербурга 5, а то и 10 лет. Основная масса небольших петербургских баров входит в рейтинги лучших заведений России и Европы, многие гастрономические проекты находятся в путеводителях для иностранных туристов.Петербург может стать менее привлекательным для гостей, так как бары — обязательный пункт программы посещения Северной столицы.
Валерия Петрова
Валерия Петрова
Владелица бара Boroda Bar
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама