Иван Воронцов Все статьи автора
13 июля 2020, 09:14 10853

Продукты съедают бюджет: рост доходов петербуржцев не успевает за инфляцией

Фото: Сергей Ермохин

Жители Петербурга и Ленинградской области тратят на продукты питания около четверти семейного бюджета.

Как только в конце коронавирусного туннеля забрезжил робкий свет, все принялись обсуждать, какими мы выберемся из него. Очевидно, что изменится все — от макроэкономики до структуры бизнеса и потребительских привычек. Между тем не лишним было бы понять и то, с чем мы входили в кризис. Опубликованный на днях Петростатом доклад "Денежные доходы и их использование в домашних хозяйствах Санкт–Петербурга и Ленинградской области" как раз об этом. В нем сравниваются данные за 2018 и 2019 годы, которые собирались на основе выборочного обследования 930 домохозяйств в городе и 505 — в Ленобласти.

Запас на чёрный день: объём депозитов растёт вопреки низким ставкам и доходам

Запас на чёрный день: объём депозитов растёт вопреки низким ставкам и доходам

7389
Евгений Петров

"Полтора землекопа"

Средний размер домохозяйства в городе и области в 2019 году был абсолютно идентичен — 2,4 человека. Основным источником дохода для большинства из них, как несложно догадаться, являются доходы от трудовой деятельности — 85,4% в городе и 77% в области. Пенсии формируют бюджет 14,2% домохозяйств в Петербурге и 22,8% в 47–м регионе. Отличия от прошлого года незначительны и колеблются в пределах 1,5%.

Авторы доклада скрупулезно фиксируют все изменения персонального состава. Так, например, средняя численность рабочей силы в городе снизилась на 7% и составила 1,56 человека на одно домохозяйство. В области этот показатель, наоборот, подрос на 2% и достиг 1,62 человека. Неработающих пенсионеров в Петербурге стало меньше на 1,6%, а в области — на 6,9%. Количество безработных сократилось на 0,6% в Петербурге и выросло на 0,1% в области. Ну и так далее. Все эти показатели, невольно напоминающие старую шутку про полтора землекопа, говорят, по сути, об одном — на уровне простых людей ни город, ни область не переживают каких–то заметных потрясений. Нет и взрывного роста. От года к году жизнь меняется слабо. Оптимисты и патриоты вольны называть это стабильностью, пессимисты и западники — стагнацией. Зато, надо полагать, в докладе следующего года картина будет значительно динамичнее, а разница показателей куда нагляднее.

Инфляция начинает и выигрывает

Средний годовой доход на одного человека в городских домохозяйствах составлял 466 742 рубля. Это всего на 1% больше, чем в 2018 году, так что рост доходов петербуржцев явно не успевает за инфляцией. В 2019 году, напомним, она была 3%. В области дела с положительной динамикой получше, хотя абсолютные цифры заметно скромнее. Средний доход в 2019 году там увеличился на 12% и достиг 311 709 рублей.

Средние расходы за год в Петербурге сократились на 6%, а в области выросли на 15%. Причем, что интересно, в обоих регионах это произошло в основном благодаря группе из 20% домохозяйств, имеющих самый высокий уровень дохода. В Петербурге эта группа в 2019 году стала тратить на 12% меньше, а в области — на 19% больше. Объяснить это с наскока не так–то просто, но вероятнее всего, что статистика расходов отражает миграцию между регионами. Обитатели коттеджных поселков зарабатывают деньги в Петербурге, а тратят их там, где живут.

При этом в городе произошло заметное изменение структуры расходов. Если в 2018 году у петербуржцев 65,5% расходов относились к категории потребительских, 9,6% приходилось на налоги, сборы и платежи, а почти четверть (24,9%) оставалась на "другое", то в 2019 году потребительские нужды стали съедать 78,8%, налоги и сборы — 11,6%, а на "другое" осталось всего 9,6%. В области потребительские расходы составили 84,6%, налоги и сборы — 12,1%, другое — 3,3%. Здесь опять–таки царит стабильность: разница между годами исчисляется долями процента.

Неприкосновенный запас. Коронавирус вызвал бум спроса на доставку продуктов

Неприкосновенный запас. Коронавирус вызвал бум спроса на доставку продуктов

3975
Карашаш Ногаева

Продуктовая зависимость

О структуре потребительских расходов имеет смысл поговорить отдельно, тем более что расписана она в докладе детальнее всего. 27,1% от общего объема потребительских расходов в Петербурге — это траты на продовольственные товары. Еще 4,5% — на питание вне дома и 1,6% — на покупку алкоголя. В последнем показателе традиционно можно усмотреть поводы как для гордости, так и для невеселых раздумий о судьбах родины и сохранении традиций. Если суммировать все эти продовольственные траты и пересчитать их в проценты от общей суммы дохода, то получится, что петербургские домохозяйства потратили на пропитание (и пропивание) 23% своего бюджета. В 2018 году на еду тратили поменьше: 21,2%.

Для домохозяйств Ленинградской области картина получается следующей. Покупка продуктов составляет 33,9% потребительских расходов, питание вне дома — 3%, покупка алкоголя — 1,8%. При пересчете получается, что в среднем на питание уходит 28,4% годового бюджета. В 2018 году было 26,7%.

По разным оценкам, в среднем россияне тратят на еду до 30% своих доходов. Так что можно сказать, что Петербург и область выглядят на общем фоне благополучно. В то же время в докладе Петростата подчеркивается, что расходы на питание у 60% жителей области и 40% горожан выше среднего.

Расходы на покупку непродовольственных товаров с 2018 по 2019 год тоже выросли. В Петербурге на 15%, в области на 17%. На оплату услуг в городе стали тратить на 14%, а в области — на 10% больше. В докладе также указана стоимость фиксированного набора товаров и услуг за 2019 год. Для Петербурга это 17 450 рублей (на 2,3% больше чем в 2018–м), для области — 16 556 (на 3% больше). Как мы все помним, 17 тысяч — это как раз уровень доходов российского среднего класса. Так что можно считать, что все в порядке.

Существует закон Энгеля, сформулированный еще в XIX веке, согласно которому чем богаче домохозяйство, тем меньше доля его расходов на еду. Это справедливо и для стран — чем они богаче, тем меньше в них тратят на покупку продуктов. В Европе, например, средний показатель расходов на продукты питания — около 10% семейного бюджета. А самый большой уровень трат — в Румынии, около 27%. В США на питание дома и вне дома в целом тратится около 10% дохода. Следует, конечно, еще учитывать, на что именно тратятся эти деньги. Кто–то покупает только хлеб и макароны, кто–то может себе позволить деликатесы. Кроме того, во многих странах гораздо сильнее, чем в России, развиты сервисы доставки готовой еды и take away в ресторанах. Как правило, прослеживается тенденция, что чем выше расходы на сервис и ниже на еду, тем лучше благосостояние. Но везде можно найти какие–то местные особенности. Например, в США очень большие расходы на здравоохранение, а у нас оно бесплатное. Соответственно, в структуре расходов это будет отражаться очень по–разному, и напрямую сравнивать такие данные нельзя.
Юлия Раскина
Юлия Раскина
доцент факультета экономики Европейского университета в Петербурге
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама