Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
3 июня 2020, 08:16 6866

Градозащитный ГОСТ: в Петербурге появится новый рейтинг застройщиков

Фото: ДП

По информации "ДП", в городе появляется новый рейтинг застройщиков. Градозащитники собираются поделить их на этичных и неэтичных и рекомендовать покупателям учитывать это. Неэтичными назовут построивших жилье на месте снесенных ради этого исторических зданий, первые уже есть. Все они говорят "ДП", что памятники не сносили и им опасаться нечего. Но зачисленным в "белый список" все равно приятнее.

"Я очень люблю советовать друзьям и знакомым, в каком доме им стоит покупать квартиру, а в каком нет, исходя из отношения застройщика к наследию. Убеждена, что не стоит тратить деньги на жилье в центре на месте снесенных исторических зданий, потому что хорошо жить там не получится", — обратилась к единомышленникам член президиума петербургского ВООПИиК Анна Капитонова. Она вместе с коллегами запустила проект "Где не стоит жить в Петербурге". Пока он существует в социальных сетях и мессенджерах, но "есть планы эту идею развивать и дальше уже делать сайт", рассказала она. Градозащитники хотят собирать примеры неэтичного и этичного строительства в центре.

Не как Росси и Растрелли: Архитектурный рейтинг "ДП" вызвал бурную реакцию

Не как Росси и Растрелли: Архитектурный рейтинг "ДП" вызвал бурную реакцию

554
Вадим Кузьмицкий

К первому относятся новостройки, ради возведения которых что–то разрушили (в них призывают не покупать квартиры), к этичному — проекты, где с историей обошлись бережно (там, наоборот, жить рекомендуется). "Главная цель — сделать трендом понимание того, что нужно сохранять, а не сносить и что сохранять — это важно", — пояснила Капитонова.

"Я хотела бы больше писать про хорошие примеры. И мне интересно, если кто–то намерен сохранить здание, больше об этом рассказывать. Мы, конечно, рады хорошим новостям и готовы ими делиться", — добавила градозащитница.

Похожие публикации (о положительных примерах) делает в Livejournal "Живого города" и координатор этого движения Дмитрий Литвинов.

Есть и хорошие новости

Позитивным примером, в частности, градозащитники называют капитально отремонтированные с сохранением облика(за исключением, быть может, конфигурации кровли) и разделенные на квартиры–студии дореволюционные дома №22 и 24 по ул. Шкапина, об этом писал ДП. Застройщиками там выступили ООО "Ленинградская строительная компания" и ИП Константин Тимофеев. А также апарт–отель Aсqualina Apartments в Подъездном пер., 13, с похожей судьбой (также капитально отремонтированное дореволюционное здание) инвестора ООО "Альянс восток". Из больших проектов градозащитники отмечают жилой комплекс "Георг Ландрин" на Большом Сампсониевском пр., 77/7, учитывая намерение застройщика привести в порядок фасадный заводской корпус и приспособить его под жилье в стиле лофт.

Они были некрасивыми

Пандемия вынудила Смольный перенести слушания по Генплану в интернет

Пандемия вынудила Смольный перенести слушания по Генплану в интернет

1085
Вадим Кузьмицкий

Отрицательных примеров пока больше. Если для градозащитников формальная законность сноса и нового строительства в конечном счете не имеет значения и речь идет именно об общественном порицании, то застройщики, наоборот, упирают на отсутствие у снесенных построек статуса памятников и наличие разрешительной документации. Досталось чуть ли не всем основным игрокам. Они, впрочем, защищаются.

Попал в список завод "Самсон" на Лиговском пр., 271, у станции Боровая, краснокирпичные корпуса которого были снесены под жилье. Они представляли собой небезынтересный образец промышленной архитектуры, имели узнаваемый силуэт. Но оказались за пределами охранных зон, а потому были отданы под снос.

Проект реализует ООО "Музей техники" (холдинг Glorax Development). В Glorax Development "ДП" сказали, что завод "долгое время был заброшен со всеми сопутствующими последствиями — мусор, криминогенная обстановка, угроза обрушения". "Появляться здесь было опасно, и с эстетической точки зрения картина также была печальная. Полуразрушенные здания, обнесенные бетонным забором, практически в самом центре города представляли его неухоженным", — считает застройщик.

Памятников не было

ГК Setl Group (ООО "Остров сити") упрекают в том, что ее новостройки на 26–й линии В.О. (ЖК "Палацио") возведены на месте исторических корпусов чугунолитейного завода. "Здания на территории бывшего завода были снесены предыдущим собственником участка. Более того, холдинг Setl Group за свой счет воссоздал особняк Шопена, расположенный на территории ЖК "Палацио", — прокомментировали в холдинге, добавив, что квартиры пользуются спросом. ЗАО "РСТИ" (бывшему "Росстройинвесту") припомнили небольшой дореволюционный кирпичный завод, стоявший в Усть–Славянке на месте жилого комплекса "Петр Великий и Екатерина Великая".

"Когда мы приобрели участок для строительства жилого комплекса “Петр Великий и Екатерина Великая”, никаких зданий, имеющих историческую ценность и находящихся под охраной КГИОП, на территории не было. 97% квартир в данном жилом комплексе уже продано. Предполагаем, что оставшиеся квартиры будут реализованы к середине лета", — прокомментировали в пресс–службе РСТИ. Там добавили, что компания "бережно относится к историческим памятникам".

Жилой комплекс "Галактика" на Парфеновской ул. плох тем, что, с точки зрения градозащитников, в интересах его строительства были снесены пакгаузы Варшавского вокзала и малярная мастерская. Хотя сам факт разборки построек не ставится под сомнение, застройщик, АО "Эталон ЛенСпецСМУ", свою причастность отрицает. "Группа “Эталон” бережно относится к историческому наследию. Пакгаузы Варшавского вокзала были расположены на участке, не принадлежащем группе, к их демонтажу компания отношения не имеет. В рамках реализации квартала “Галактика” группа “Эталон” не проводила никаких работ по демонтажу объектов культурного наследия", — сообщили в холдинге.

На "Вулкане"

Холдинг "Л1" (формально застройщик — ООО "Л1–4") призывают к ответу за жилой комплекс "Премьер–палас" на Пионерской ул. (Петроградская сторона). Под него были снесены старинные корпуса завода "Вулкан". Оставлена водонапорная башня, признанная памятником. Но она так и не приведена в порядок. Директор по развитию "Л1" Надежда Калашникова вспомнила стихи барда Михаила Кукулевича, где "Вулкан" приводится в качестве примера "неустройства родного, в рытвинах лица" (которое, между прочим, поэту "дороже праздного геройства себя забывшего дворца"). "Я хочу видеть другое, не в рытвинах, лицо родного города, меня не радует неустройство и падающие балконы в центре", — сказала "ДП" Калашникова.

Что касается башни, то приспособить ее под детский сад оказалось сложнее, чем ожидали первоначально, проект дорабатывается, и вскоре его обещают предъявить общественности.

Наконец, претензии у градозащитников есть к двум проектам RBI. Во–первых, это апартаменты ArtStudio Nevsky на 2–й Советской ул., 4б, по документам оформленные как "дом творчества" (предполагается, что владельцы или наниматели апартаментов смогут в них творить). Причина включения — снос часовни с покойницкой при Рождественской больнице. Застройщиком выступило ЗАО "Северный город", входящее в группу. Также в списке жилой комплекс "Дом у Невского" в Полтавском проезде, 3 (формально застройщик — ООО "Петербург девелопмент"). Под него снесли старинные склады Буфеева.

Люди купят что угодно

"Мне кажется, что это больше пиаровское мероприятие, которое никак не повлияет на предпочтения покупателей жилья, потому что критерии, по которым они выбирают, известны", — полагает гендиректор ассоциации "Объединение строителей Санкт–Петербурга" Алексей Белоусов. Если локация на одном из первых мест, то "где–то, наверное, в пятом десятке это связано с нюансами, которые сопровождали стройку". "И в первую очередь не потому, что было что–то нарушено, а потому, не станет ли это основанием на каком–то этапе стройку остановить", — говорит он. "Работать должно законодательство, а не призывы и эмоции", — согласился экс–глава комитета по строительству Вячеслав Семененко.

Вместе с тем сами градозащитники говорят, что их инициатива имеет отклик: есть прецеденты, когда потенциальные покупатели отказывались от приобретения "неэтичного" жилья. Хотя эти примеры и немногочисленны.

"Как показывает практика, у нас люди будут покупать все что угодно", — сказал "ДП" градозащитник Дмитрий Литвинов. Пример тому — кварталы многоэтажек за КАД. Однако застройщики о своем имидже не забывают никогда, и любые действия в этом отношении лишними не будут.

"Кроме того, мы готовим такие списки в надежде, что хоть кто–нибудь из градоначальников обратит на это внимание", — сказал Литвинов.

Сегодня инвесторы, которые не сносят, а восстанавливают дома, не получают никаких преференций. Вместе с тем их затраты выше, так как реконструкция дороже нового строительства. Город мог бы, например, предоставлять им преимущества на торгах, рассуждает Литвинов. Но главная надежда — на жесткие охранные законы, добавил он.

В контексте

Есть хороший мультфильм — "Тайна Коко". В нем рассказывается, что если о тебе забыли в мире живых, то и в мире мертвых ты исчезаешь навсегда. Дома тоже порой исчезают, если о них забывают (или забывают, что они требуют особого отношения как культурное наследие).

Петербуржцы ценят свой исторический центр, но скорее как единое целое. В отдельности дома рядовой застройки обычно активно защищают (вплоть до массовых протестов) не потому, что эти здания сами по себе дороги большинству защитников. А потому, что защитники пытаются предотвратить появление под своими окнами многоэтажки большей высоты и площади.

Трудно требовать от людей эмоционального отношения к чему– то чуждому и далекому. Давно подмечено, что оказавшаяся вдруг на волоске судьба условного особняка княжны N–ской XVIII века, скорее всего, вызовет меньший переполох, чем угроза сноса условного СКК. В любом городе. Причем вне зависимости от архитектурных достоинств обоих зданий. Потому что СКК строился на глазах ныне живущих поколений, тысячи людей ходили туда на концерты, с ним связаны личные воспоминания многих. А про особняк все уж триста лет как забыли.

За позднесоветскую архитектуру вступается и Союз архитекторов, не в последнюю очередь, видимо, потому, что их учителя строили эти здания. На недавнем Градсовете в подобном контексте вспомнили даже станцию метро "Политехническая" (которая вполне соответствует своей эпохе, но не считается общепризнанным шедевром). Тогда главным архитектором был задан вопрос: "Можно ли сносить Сперанского?" Можно ли сносить зодчих прошлых веков — вопрос как будто не столь острый. По действующим законам для признания здания памятником архитектуры должно пройти не менее 40 лет.

Как показывает все тот же пример с позднесоветской архитектурой, это разумный срок: такие дома уже успевают стать классикой, но еще не успевают забыться. Поэтому мэрам и правительствам, которые заботятся о собственной популярности, можно рекомендовать расширять списки памятников, прежде всего за счет такого рода 40–летних зданий.

В других сферах культуры, кстати, чиновники хорошо поняли притягательную силу недавнего прошлого. Властям всегда удобно брать в обиход талантливых бунтарей не столь давно минувших лет. При жизни у поэтов и музыкантов бывают проблемы с правительствами. Покойные, они более не представляют опасности и со временем обрастают официальными почестями, превращаются в памятники, граффити — иными словами, становятся маркой на конверте.

Много работая в центре города, мы привыкли к пристальному вниманию со стороны "активной общественности". Пожалуй, без этого не обходится ни один наш проект. Как и без полного пакета разрешительной документации, который мы всегда получаем перед выходом на стройплощадку — в строгом соответствии с действующим законодательством. Без этого любой проект, и не только в центре, стал бы для девелопера непредсказуемой и очень дорогостоящей авантюрой. При этом у тех, кто обычно называет себя "градозащитниками", все равно нет доверия — ни к девелоперам, ни к имеющимся у них документам, ни к официальным инстанциям, которые эти документы девелоперу выдали. В ряде случаев дело доходит даже до судебных разбирательств, например, так было в свое время по проекту на 2–й Советской. И, как мы видим, даже результаты суда, особенно в пользу девелоперов, "активистов" ни в чем не убеждают. Возникает вопрос: что же является целью этой борьбы — защита города или что–то другое? И кто полезнее Петербургу: девелоперы, которые преобразуют заброшенные, захламленные территории и дают им новую жизнь, или те, кто с ними за это судится? В практике RBI есть множество примеров позитивного преобразования среды, восстановления исторических зданий и сооружений. И мы очень благодарны тем экспертам, которые ценят наш вклад в сохранение и развитие Петербурга. По счастью, их голос обычно громче и весомее, чем у большинства так называемых "активистов".
Михаил Гущин
Михаил Гущин
директор по маркетингу группы RBI
Мне кажется, что этот проект интересный. Объекты нового строительства ставятся в рейтинг по критерию сохранения среды и наследия. По тому, где были разрушены исторические объекты. Я вот обращаю внимание на такие вещи. И у меня не возникает вопроса, почему нужно это делать. А так — в целом–то понятно, что покупатели разные. Но это и есть некий элемент культуры и воспитания покупателя.
Александр Кононов
Александр Кононов
зампред петербургского ВООПИиК
Я не видел самого списка. Нужен конкретизированный подход, говорить вообще нельзя. Какие–то здания представляют ценность. И их нужно восстанавливать и приспосабливать под сегодняшние нужды. А какие–то можно и снести. Важна правовая сторона дела. Если здание является памятником, то сносить его нельзя. Если оно было построено до 1917 года, то оно тоже не подлежит сносу, за исключением какой–то крайней степени аварийности. Если объект снесен незаконно и на его месте построены новые здания — то, конечно, эти новые здания достойны порицания. Если, повторяю, это сделано в нарушение правовых норм.
Михаил Мильчик
Михаил Мильчик
зампред Совета по сохранению культурного наследия Петербурга
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама