Ольга Ларина Все статьи автора
15 мая 2020, 15:33 15988

"Это не про заработок, это про выживание": что спасёт бизнес в Арктике?

Фото: коллаж Алены Марченко, фото: vostock-photo

Эпидемия коронавируса не обошла регионы Арктической зоны РФ, где вести бизнес и без того непросто. Что будет с малым и средним предпринимательством на Севере России после карантина, обсудили эксперты на заседании дискуссионного клуба Информационно-аналитического центра Проектного офиса развития Арктики (ИАЦ ПОРА). Проблемы предпринимателей в северных регионах имеют свою специфику, но предлагаемые меры актуальны для малого бизнеса всей страны.

Северным — северное

Готовы к худшему, но с верой в лучшее: "чёрный апрель" на Северо-Западе

Готовы к худшему, но с верой в лучшее: "чёрный апрель" на Северо-Западе

20486
Ольга Ларина

Главным и пока не решённым на федеральном уровне вопросом для северных регионов России остаётся проблема с северными надбавками к минимальному размеру оплаты труда (МРОТ). Субсидия в размере обычного МРОТ (12 130 рублей) для арктических регионов, где высок уровень региональных зарплат, крайне недостаточна.

В Якутии, например, где самый большой северный МРОТ (33 тыс. рублей), предприниматель тратит на сотрудника со всеми взносами, удлинённым отпуском и прочими "полярными преференциями" около 50 тыс. рублей. "Что значит 12 тыс. для этого предпринимателя? Просто на поддержку штанов", — отметила уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Саха (Якутия) Альбина Кычкина.

С тем, что предпринимателям северных регионов РФ недостаточно обычной для остальной России поддержки государства, согласна и уполномоченный по защите прав предпринимателей в Мурманской области Елена Тихонова. "Если государство обязало предпринимателей платить северные надбавки, то и предприниматели вправе рассчитывать на адекватную поддержку государства: помощь должна быть с учётом этих северных надбавок. Мне кажется, в этом есть прямая логика", — подчеркнула она.

В Мурманской области из 25 тыс. субъектов малого и среднего бизнеса под меры поддержки федерального уровня попадает 6,5 тыс. предпринимателей, из них заявления на федеральные субсидии в размере МРОТ подали всего лишь 1,3 тыс. "Мы с налоговой находимся в недоумении. Варианты разные, и не хотелось бы уходить в пессимизм, но люди не готовы сохранять зарплату сотрудникам, которые находятся на простое, то есть, видимо, уже пошли какие-то сокращения", — предположила бизнес-омбудсмен. При этом в Мурманской области ажиотажным спросом пользуются региональные выплаты предпринимателям, в которых как раз учтены "северные": то есть это не 12 130, а 27 899 рублей.

Что "прихлопнет" бизнес

По оценкам Торгово-промышленной палаты (ТПП) Республики Коми, порядка четверти бизнеса из этого кризиса не выйдет. Президент ТПП Коми Юрий Колмаков называет ситуацию "очень сложной" и говорит, что проще назвать тех, кто от кризиса не пострадал. "Бизнес начинает работать, но потери очень большие, а восстановление платёжного спроса населения будет небыстрым. Он и до этого был не блестящим, сейчас будет ещё хуже: люди будут просто бояться, а значит, потребуется время на привыкание и восстановление доверия", — отметил Юрий Колмаков.

Он также не исключает возникновения проблем между арендаторами и арендодателями. "Как только бизнес начнёт работу, арендодатель сразу предъявит прежние ставки по аренде, и это сразу "прихлопнет" бизнес", — опасается он.

Арктический мезальянс: зачем объединяться Архангельской области и НАО

Арктический мезальянс: зачем объединяться Архангельской области и НАО

42224
Ольга Ларина

В Республике Коми всё ещё сохраняется довольно строгий режим карантина, открытие магазинов непродовольственной торговли, предприятий сферы услуг, включая парикмахерские и салоны красоты, вновь отложено. При этом, по оценке бизнес-омбудсмена Бориса Титова, по мерам поддержки для бизнеса Республика Коми занимает только 71-е место.

Из того, что уже предложено властями, Юрий Колмаков считает неплохой поддержкой двукратное снижение налоговых ставок. "Но это всё будет отыграно бизнесом лишь в 2021 году. А сейчас требуются только деньги", — заявил президент ТПП Коми.

Новая логика для пострадавших

"Подход к определению пострадавших отраслей абсолютно несправедлив. Снижение оборота — наиболее показательный критерий", — убеждена уполномоченный по защите прав предпринимателей в Мурманской области Елена Тихонова.

Её коллега в Архангельской области Ольга Горелова считает ключевым вопросом настоящего момента изменение логики определения наиболее пострадавших отраслей, и эта логика не должна быть основана на ОКВЭД (общероссийском классификаторе видов экономической деятельности). "Очень сложно точечно определить, кто пострадал, а кто нет. Расшифровка кодов огромная, мы видим патовую ситуацию, когда нижестоящие коды включены, а вышестоящие нет", — пояснила уполномоченный по защите прав предпринимателей в Архангельской области Ольга Горелова.

Обосновать "иную логику", по её словам, тоже непросто. Так, например, есть предложения признавать пострадавшими всех по падению выручки (от 30% и более), но это сложно обоснованно подтвердить: есть те, кто применяет ЕНВД (единый налог на вменённый доход), есть проблемы с администрированием данных онлайн-касс, которыми к тому же не обязаны пользоваться все предприниматели. "То есть встаёт самый главный вопрос: логика должна быть иная, но как это сосчитать, соизмерить тех, кто реально пострадал, и доказать это?" — подчеркнула Ольга Горелова.

По её мнению, бизнес тоже должен сделать выводы из всей этой ситуации с кодами. "Виды деятельности, которые предприниматель ведёт, нужно периодически очищать. Мы же, когда замуж выходим или меняем место регистрации, меняем и документы. Наверное, и у предпринимателя должна отложиться в голове потребность наводить порядок в своих документах: бизнес, который создавался много лет назад по одному коду ОКВЭД, за годы мог серьёзно трансформироваться. И мы только сейчас, попав в ситуацию с коронавирусом, начали понимать, что на это стоило бы обращать внимание", — отметила Ольга Горелова.

Выход из ямы

Насколько сильным выйдет из кризиса бизнес Архангельской области, зависит от того, как быстро и насколько реанимируется спрос. Однако за время карантина поменялся и клиент, и структура потребления. По мнению Ольги Гореловой, работать придётся по-другому: в других форматах, а иногда — полностью трансформировать свои услуги.

"Если бы государство предоставило каждому гражданину РФ какую-то определённую сумму, то вот это бы могло поддержать покупательную способность, даже пусть в каком-то моменте", — считает президент Торгово-промышленной палаты Республики Коми Юрий Колмаков. По его мнению, без платёжеспособного клиента бизнесу после карантина придётся туго, особенно на Севере.

В Якутии около 50% предпринимателей чувствуют свою уязвимость, заявила Альбина Кычкина. "У нас бизнес — это не про заработок, это про выживание. Бизнесу придётся выходить из глубокой финансовой ямы. В Арктической зоне время выхода из этой ямы будет намного длиннее и критичнее", — считает она. Облегчить участь северных предпринимателей, по её мнению, могло бы сохранение налоговых каникул, при которых многие начинали своё дело, и ЕНВД — хотя бы на 2 года, до конца 2021-го. Об этом, к слову, просит федеральные власти не только бизнес Арктики: проблема с ЕНВД остро стоит и в Пскове, и в Великом Новгороде.

В арктические мегапроекты местный малый бизнес вовлечён мало, столько рабочей силы в регионах не найти (например, только на стройке в мурманской Белокаменке занято 10 тыс. человек, притом что во всём регионе 7 тыс. безработных).

Стратегия развития Арктики до 2035 года будет представлена на подпись президенту РФ Владимиру Путину уже в июле этого года. Но можно ли представить развитую Арктику без малого и среднего предпринимательства? А ему сейчас не до развития — сохранить бы то, что есть.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама