Максим Заговора Все статьи автора
30 апреля 2020, 17:46 72

Топ кинопроектов последнего времени в жанре реалити-шоу

Фото: Ермохин Сергей

Говорят, прежде чем писать заметку на какую–либо тему, ее (тему) надо пробить в "Википедии".

Наша тема — реалити–шоу, и вот что о ней языком советской печати пишут в главном толковом словаре всея Сети: "Это разновидность развлекательной телевизионной передачи и онлайн–трансляции. Сюжетом является показ действий группы (или групп) людей в приближенной к жизненной обстановке". Допустим. Принято. Теперь вырезаем из этой формулировки "телевидение", как безусловный атавизм, и не без грусти соглашаемся, что сложившееся описание — это описание того положения, в котором мы оказались. Не убавить, не прибавить. Наша жизнь нынче — это и есть "приближенная к жизненной обстановка". Все, что мы собой представляем, — реалити–шоу. Мы — это наши посты в соцсетях, наше изображение на фото и видео, наш голос в телефонной трубке. Наша жизнь — это изображение жизни, ее имитация. И то же самое мы, конечно, хотим смотреть на экране. Экран, отдадим ему должное, отвечает взаимностью.

Бенефициар гнева. Главным фильмом недели стал "Дау"

Бенефициар гнева. Главным фильмом недели стал "Дау"

2888
Максим Заговора

Жанр реалити–шоу обретает на наших глазах новую жизнь. Самый популярный сериал последнего времени — это Tiger King на Netflix — американская история ужасов и анекдотов о людях, которые держат у себя экзотических животных. Сериал (и сам по себе вполне реалити) прошел, но зритель требует продолжения. Авторы выходят на главных действующих лиц и завершают кино отчетом о том, что происходит в жизни героев прямо сейчас. Мы смотрим и, конечно, требуем продолжения. Так рождается новое шоу.

Не хуже обстоят дела и у канонических представителей жанра. Возьмем, например, международный хит Circle, реалити–шоу, в котором герои попадают в выдуманную социальную сеть и общаются друг с другом с помощью аватаров. Этот изначально американский проект на грани телевидения и диджитала уже пересняли французы — на очереди остальная Европа и Азия. Планетарный хит, ей–богу. И если вы не понимаете, о чем речь, поверьте — дело в вас.

Или еще один хайлайт Netflix — "Слишком горячи, чтобы привязаться" — это вообще загримированный под эротическое шоу анархистский проект. Условия: дюжина девушек и юношей модельной внешности попадает на райский остров с максимально простой задачей — провести месяц без секса, петтинга и мастурбации. На кону — $100 тыс., за каждое нарушение сумма сокращается.

И что же происходит на второй день шоу? Правильно: герои начинают целоваться, обниматься и совокупляться, предпочитая любовь десяткам тысяч долларов. Весь мир смотрит и поддерживает участников. К черту заработок — даешь свободные отношения.

В высоком искусстве тоже время суровой правды жизни. Самый обсуждаемый проект года — конечно же, "Дау". А что это, если не реалити–шоу? Оно и есть, только беспрецедентного масштаба и бюджета под $100 млн.

Галопом по остальным европам. Хроники коронавируса — реалити, российская экономика — реалити (то еще шоу), бизнес в поисках внимания уходит в интертейнмент — тоже реалити, переписка в "Фейсбуке" — это реалити–шоу от литературы. И так далее, и так далее.

Реалити — это мы все. В лучшем случае можем разделиться на производителей контента и потребителей. В худшем — нечего тут и делить. "Я царь — я раб — я червь — я бог!" — говорили наши глупые предки. "Я контент — я контент — я контент — я контент", — отвечаем им умные мы.

Самая мощная индустрия развлечений переживает беспрецедентное испытание

Самая мощная индустрия развлечений переживает беспрецедентное испытание

6263
Максим Заговора
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама