Надежда Родиченко Все статьи автора
31 декабря 2019, 07:49 923

Заказывать весело. Как отразились поправки в 44–ФЗ на отрасли госзаказа

Фото: Vostock-Photo

Весной 2019–го были внесены поправки в ключевой для отрасли 44–ФЗ. При этом часть многочисленных изменений вступила в силу в середине года, а некоторые новации станут реальностью только в 2020–м.

Задачей "весеннего пакета" в том числе называлось ускорение нацпроектов за счет сокращения сроков процедур и упрощения закупок строительных работ. "Корректирующих 44–й закон изменений было много. Но все они либо дополняют, либо несколько видоизменяют уже действующие положения, — отмечает эксперт в области государственных закупок Наталья Малиновская. — Введена регистрация поставщиков через Единую информационную систему (ЕИС), реестр участников, изменены сроки проведения проверки ФАС по включению сведений в реестр недобросовестных поставщиков (РНП), изменены сроки обжалования действий заказчиков и предельная стоимость малых закупок у единственного поставщика".

Конкретный случай. Глава петербургского УФАС Вадим Владимиров о языке госзаказа

Конкретный случай. Глава петербургского УФАС Вадим Владимиров о языке госзаказа

372
Надежда Родиченко

Сбоило в заключение

Сфера госзакупок не только живая, но и "веселая". Иногда до слез, ведь цена ошибки (порой по не зависящим от бизнеса причинам) велика. Это важный канал сбыта, но государство при этом — весьма непростой контрагент. Особенно когда речь идет о внедрении высочайше одобренных технологических новаций. По замыслу инициаторов, переход на электронный формат проведения закупок позволил бы снизить коррупционные риски, в том числе отказавшись от бумажной волокиты. Однако, как известно, гладко только на той самой бумаге. Проблемы возникали и на начальной стадии — регистрации в ЕИС (система могла решить, что участник не зарегистрирован в ЕГРЮЛ), и на финальной, уже при заключении контракта (если дедлайн совпадал со сбоем в системе, это приводило не только к потере контракта, но к перспективе попадания в РНП).

В антимонопольной службе, может, к невольным пострадавшим и относились сочувственно, но помогали бизнесу лишь советом. "В связи с переходом всех закупок в электронную форму и наблюдавшимися в связи с этим техническими сбоями стало поступать огромное количество обращений, которые касались некорректной работы ЕИС и торговых площадок", — говорили в петербургском управлении ФАС. Однако отмечали, что незаключение контракта из–за сбоев в ЕИС "можно отнести к предпринимательским рискам", и в свою очередь советовали использовать очередную технологическую новацию.

"Чтобы неоднозначных ситуаций с ЕИС было меньше, ФАС настаивает на использовании заказчиками и участниками закупок информационной системы "Независимый регистратор", которая фиксирует любые действия сторон и может служить неопровержимым доказательством их добросовестного поведения", — пояснял замначальника отдела контроля федеральной контрактной системы городского УФАС Денис Нечаев.

Проблемы возникали и при взаимодействии заказчиков с банками, которые формально не являются участниками контрактной системы, но их роль в судьбе поставщиков трудно переоценить. Несвоевременная блокировка средств для обеспечения заявки на спецсчете в банке может обернуться тем, что компания пролетает мимо торгов. В течение года российские власти много говорили о необходимости введения ответственности для кредитных организаций при работе с госзаказом. Однако вопрос требовалось утрясти с Банком России. По состоянию на декабрь этого так и не произошло.

Явление картеля

В ноябре петербургское УФАС сообщило о раскрытии четвертого по счету картельного соглашения в сфере социального питания. Петербург, можно сказать, отличился дважды. В сферу внимания попала довольно крупная рыба (АО "Артис–Детское питание"). В то время как зачастую, по словам директора АНО "Институт повышения конкурентоспособности" Алексея Ульянова, "обвинения в картелях используются для зачистки рынка". Выручка АО "Артис–Детское питание" в 2018 году — 2,96 млрд рублей.

И кий с ним. Самые интересные закупки системы госзаказа

И кий с ним. Самые интересные закупки системы госзаказа

406
Анна Серпер

Также экспертов удивил состав участников одного из "питательных" картелей. "В него было включено и юридическое бюро. Обычно бизнес стремится, чтобы информацией о таком соглашении располагало как можно меньше лиц", — говорит руководитель группы юрфирмы Art de Lex Кирилл Дозмаров.

По его мнению, 2019–й стал знаковым с точки зрения расследования картельных сговоров в России по 178–й статье УК. До этого практика была такова: антимонопольные органы по стране выносили несколько сотен решений по делам о картелях, при этом количество приговоров по 178–й статье исчислялось единицами, так как уголовное законодательство предъявляет более высокий уровень требований к доказыванию. "За все время существования антимонопольных органов было вынесено всего семь приговоров по данному составу. УК, например, предусматривает в качестве обязательного признака преступления доход в определенном размере, а законодательство о защите конкуренции подобных порогов не устанавливает. Препятствуют синхронизации действий сроки давности: 3 года — для ФАС, 10 лет — для правоохранительных органов. Последние не решаются инициировать процесс без решения антимонопольщиков", — поясняет руководитель практики консалтинговой компании RBS Анастасия Яремчук.

В ноябре правительство внесло в Госдуму порцию антикартельных законопроектов. Предполагается ужесточение ответственности при одновременном смягчении наказания для тех, кто сотрудничает "со следствием". Эксперты полагают, что надежды властей могут оправдаться. "В КоАП давно есть норма, позволяющая избежать карательного штрафа тому, кто "сдастся" первым, — напоминает Анастасия Яремчук. — ФАС активно использует эту норму в собственных интересах. Хотя острым являлся вопрос оценки такого признания: нередко различное видение ФАС и "сдающихся" становилось камнем преткновения, разрешаемым в итоге в суде. Поэтому нет ничего удивительного в том, что теперь в законе будет прописана детализированная процедура этой своеобразной явки с повинной".

Что год готовит

Как бы печально это ни звучало для бизнеса, изменения 44–ФЗ продолжатся и в 2020–м. До сих пор законодательно не оформлено намерение сократить количество закупочных процедур с 11 до 3. Анонсированный "осенний" пакет поправок предусматривал также введение электронного документооборота на всех стадиях закупки, включая исполнение контракта, а также идею унификации требований к заявкам. В декабре документ еще проходил стадию согласования в правительстве, так что в Госдуму он поступит не раньше февраля 2020–го.

Не все поправки 44–ФЗ приветствуют участники рынка и эксперты. Однако еще большую аллергию вызывает у многих из них, равно как и у контролирующих органов, другой закон — 223–ФЗ. "Многие процедуры выкладываются таким образом, что, если высчитать сроки, поставка приходится на момент заключения договора. Стандартные сроки — 3–5 дней после заключения договора. Всегда ли они выполнимы, при условии что некоторые позиции требуют изготовления? И это только один из примеров", — приводит изъяны Наталья Малиновская.

"223–й можно сформулировать в один абзац: "Опубликуй свою закупочную политику и дальше ею руководствуйся". Он сам по себе слабый, и вдобавок к нему нет регламента. Поэтому, рассматривая жалобы в рамках этого закона, мы действуем по аналогии права, — говорит глава городского УФАС Вадим Владимиров. — При этом данные весьма показательны: в 2018 году среднее количество участников закупок по нему — 1,4, в то время как по 44–му — в 2–2,5 раза больше. Значит, компании видят, что в рамках 44–ФЗ можно попытаться и выиграть".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама