Андрей Тындик Все статьи автора
11 сентября 2019, 08:35 135

Спортсмены тоже платят. О разводах футболистов

Наше адвокатское бюро неоднократно участвовало в бракоразводных процессах известных предпринимателей, крупных чиновников и спортсменов. Так, мы представляли интересы Юлии Барановской, теперь уже бывшей жены игрока ФК "Зенит"Андрея Аршавина. Разбирательство закончилось тем, что суд решил взыскать 50% дохода спортсмена в счет алиментов на трех его детей. Затем мы представляли Юлию Барановскую в судебном споре между Андреем Аршавиным и Алисой Казьминой о взыскании алиментов. Алиса просила изначально 4,5 млн рублей, но сумма была существенно снижена до 1/6 дохода футболиста в пользу ребенка и 60 тыс. рублей в пользу самой истицы. При этом, поскольку Казьмина не состояла в официально зарегистрированном браке с Аршавиным, она не претендовала на его имущество.

Развод по–русски. Миллиардер Ткаченко делит активы в российском суде, а его жена — в испанском

Развод по–русски. Миллиардер Ткаченко делит активы в российском суде, а его жена — в испанском

7359
Дмитрий Маракулин

Сейчас мы представляем интересы уже бывшей супруги игрока ФК "Зенит" Анатолия Тимощука — Надежды.

Могу отметить, основываясь на опыте нашего бюро, ряд особенностей, характерных для подобных судебных процессов. Во–первых, такие бракоразводные дела всегда сопровождаются зашкаливающим эмоциональным фоном. Молодые долларовые миллионеры — это большая проблема: нет холодной головы, но есть эмоции, бьющие через край. Поэтому в такой ситуации очень сложно вести переговоры — они проходят в накаленной обстановке.

Во–вторых, подобные бракоразводные процессы проходят одновременно в нескольких юрисдикциях, поэтому можно говорить о транснациональности этих дел. В таких процессах применяются нормы международного законодательства, регулирующие семейные отношения.

В–третьих, публичность подобных разбирательств, что тоже вносит свою ноту в течение судебного процесса. К нам на заседания приходило 20 журналистов с блокнотами и камерами. Плюс здесь в возможности вынести на суд общественности сложную ситуацию, что может повлиять на недобросовестных участников процесса. При этом имеются, конечно же, и минусы: все происходящее попадает в интернет и остается там навсегда (право на забвение в этом случае нельзя применить, в законе прямо об этом сказано), исчезает конфиденциальность, что мешает сторонам достичь компромисса.

Одним из главных предметов спора по такой категории дел становится раздел имущества, а не спор об опеке над совместными детьми. Забрать ребенка у матери возможно, но очень сложно: придется, к примеру, доказать суду, что мать ребенка злоупотребляет алкоголем, принимает наркотики и т. д. Так было, в частности, в процессе Александра Кержакова, еще одного игрока ФК "Зенит", при его разводе с первой супругой.

Российские крупные бизнесмены и чиновники предпочитают тихие бракоразводные процессы.

Сегодня, полагаю, национальное семейное право нуждается в доработке. Возьмем распространенную ситуацию, когда муж имеет официальный доход 15 тыс. рублей в месяц, но при этом располагает офисом на Невском проспекте с 10 секретарями, ездит на Maybach, дает интервью о куче своих бизнесов и т. д. В цивилизованных странах в этом случае суды могут самостоятельно определить доход такого человека, чего российские не делают. В итоге подобная ситуация для мужа может закончиться не только серьезной суммой выплаты алиментов, но и тюремным сроком за неуплату налогов.

Андрей Тындик, старший партнер Юридической конторы Гессена

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама