Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
28 июня 2019, 08:28 1698

Монополия на моногорода. Развитие моногородов предполагает увеличение рабочих мест

Репродукция картины Э.Лисснера "Соляной бунт в Москве"
Репродукция картины Э.Лисснера "Соляной бунт в Москве"
Фото: РИА Новости

О традиции приписки работных людей к градообразующим производствам

На реализацию новой программы развития моногородов (прежняя, рассчитанная на 2016–2025–й, признана неэффективной и прекращена полгода назад) планируется направить в общей сложности 57,3 млрд рублей за 6 лет.

Лупа для ярма. Отмечая юбилей Фридриха фон Хайека

Лупа для ярма. Отмечая юбилей Фридриха фон Хайека

818
Дмитрий Прокофьев

По цене трех бутылок

Не сказать чтобы денег выделялось много: меньше, чем по 10 млрд в год. Однако в данном случае эти суммы должны будут улучшить жизнь 13,5 млн человек, проживающих в 319 "моногородах". Значит, на каждого моногорожанина в год придется по 707 рублей дополнительных государственных расходов. Даже не 10 евро. То есть сумма, равная цене трех бутылок водки или шести чашек кофе.

Вообще–то успех (или неудача) любого долгосрочного проекта зависит не только от суммы выделенных на этот проект средств, но и от степени адекватности поставленных целей. Предыдущая программа поддержки моногородов, закрытая в конце 2018–го, фокусировалась на создании рабочих мест, не связанных с действующими градообразующими производствами. Предполагалось, что таким образом отток населения из моногородов удастся остановить. Рабочих мест — во всяком случае на бумаге — появилось более 400 тыс. Но, согласно данным Счетной палаты, в 2017–2018 годах моногорода покинула треть миллиона человек. Видимо, качество этих рабочих мест было таким, что никак не могло заставить народ продолжить жить "по месту прописки".

Предыдущий опыт в новой программе учтен, и теперь упор предполагается сделать на привлечение частных инвестиций и развитие инфраструктуры. Производной от этих мероприятий должно стать опять–таки увеличение количества рабочих мест, снижение уровня безработицы и увеличение "числа довольных социально–экономической ситуацией горожан". Которые в этом случае не должны будут хотеть покидать моногород.

Но что–то подсказывает, что спустя пару лет и эта программа моногородского развития будет признана негодной.

Бывает и такое

Еще в 1936 году Илья Ильф и Евгений Петров, вернувшиеся из путешествия по Соединенным Штатам, написали книгу "Одноэтажная Америка", любимую всеми поклонниками творчества этих писателей. Неизвестным широкой публике осталось их письмо главному читателю Советского Союза — товарищу Сталину. Авторы сочли необходимым донести до вождя главное: "16 000 километров пути дают нам право утверждать, что в любом пункте Соединенных Штатов человек может найти абсолютно все удобства... В пустыне было решительно все, что можно найти в Нью–Йорке, Вашингтоне или Сан–Франциско! И плату с нас везде брали умеренную, хотя, пользуясь безвыходным положением путешественников, могли бы содрать сколько угодно…"

Атос из Подмосковья. Как личные конфликты современных аристократов росту экономики

Атос из Подмосковья. Как личные конфликты современных аристократов росту экономики

2545
Дмитрий Прокофьев

Отсутствие различий в качестве жизни в каком–то Литл–Колорадо и в Нью–Йорке поразило визитеров из СССР. Впрочем, сделать так, чтобы в условном "где–то далеко" оказались массово доступны те же бытовые блага, что и в Москве, не смог и сам товарищ Сталин. Да и не пытался, поскольку имел совсем другие цели.

Просто запретить

Корни системных проблем развития российских городов с приставкой "моно" лежат глубже, чем принято считать. Основы того, что с течением времени стало называться красивым словом "моногород", заложил царь Алексей Михайлович три с половиной столетия назад. Государь вообще был любителем хитрых экономических инициатив, введение которых оборачивалось кровавыми бунтами, такими как Соляной и Медный. Именно при этом монархе вошла в обиход практика "приписывания" государственных крестьян и казенных мастеровых к частным горным заводам. Владельцы должны были "вносить в казну железом", а взамен получали право практически неограниченной эксплуатации. Любопытно, что первые заводы с "приписным населением" появились именно там, где сейчас существует наибольшая концентрация "проблемных" моногородов — на Южном Урале и в Карелии.

Одновременно царь Алексей позаботился и о том, чтобы подорвать фундамент экономической самостоятельности "посадов" — торговых и ремесленных слобод, жителей которых сложно было принудить к исполнению "государевых повинностей". Сделал он это просто. Сначала московский царь запретил "посадским людям" продавать и закладывать собственные дворы, погреба и амбары. Как бы мы сказали сейчас, вывел из свободного оборота частные складские и логистические комплексы, которые могли бы использоваться для хранения произведенных товаров. В точности как в XXI веке российское начальство настаивает на госмонополии на трубопроводы и железнодорожные рельсы. А потом под угрозой смертной казни царь Алексей заставил посадских людей "записаться в тягло".

Тягло и повинности

Практику развития моногородов с успехом продолжил сын царя Алексея. Деловитый император Петр называл вещи своими именами и говорил не о "предотвращении оттока населения", а об окончательном прикреплении к заводам "государственных крестьян" и "казенных мастеровых". Указ 1721 года позволял дворянам и "купецким людям" покупать целые деревни, с тем чтобы те считались нераздельными от заводов. Беглецов же с них указано было бить кнутом и ссылать в каторжную работу.

Внучка царя Алексея, императрица Анна, позаботилась о том, чтобы владельцы заводов в моногородах не испытывали проблем и с наймом рабочей силы. Указом 1740 года им предоставлено право в случае, если вольнонаемные будут "просить дорого", принуждать "приписных" людей к лишней работе, выплачивая за это деньги по установленной (то есть заниженной) таксе.

Окончательно освободиться от "тягла" горнозаводские крестьяне смогли только лет тридцать спустя после провозглашения Манифеста об отмене крепостного права.

Не просите дорого

Впрочем, освобождение было не столь долгим. Товарищ Сталин взялся за индустриализацию, и половина нынешних моногородов — это бывшие лагерные пункты и номерные стройки, колючую проволоку вокруг которых сняли в только в 1950–х.

Хочется спросить начальство: почему оно так уперлось в необходимость прекращения оттока населения из моногородов? Они, а точнее — слободы при заводах, как было и при царе Алексее, вовсе не являются становым хребтом экономики (за исключением нефтяных столиц, но там как раз все нормально). Четверть российского ВВП создается всего в двух городах — Москве и Петербурге. И для функционирования заводов в моногородах вовсе нет потребности в таком количестве рабочей силы, как та, которая сосредоточена там сейчас.

Ответ следует искать в указе 1740 года. Сохранение моногородов в их прежнем виде лишает "вольнонаемных людей" возможности "просить дорого" за свою работу. Избыток рабочей силы по сравнению с предложением объективно приводит к снижению ее стоимости — чего, собственно и хотят государственные "купецкие люди". А удобство граждан в приоритеты не входят — в противном случае начальство думало бы о том, как переселить жителей туда, где эти удобства доступны.

Справка

Правительство РФ подготовило проект госпрограммы развития моногородов на 2019–2024 годы. О ее разработке заявил вице–премьер Виталий Мутко. В планах — диверсификация экономики моногородов. Сейчас в России 319 таких населенных пунктов на территории 61 региона, в них проживает 13,5 млн человек (9,2% населения страны). Больше всего кризисных моногородов в Приволжье (21) и Сибири (20), в Северо–Западном и Центральном федеральных округах (по 18).

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама