Павел Горошков Все статьи автора
17 ноября 2017, 12:25 1216

Владельцы Петербургской лизинговой компании спасают от Сбербанка "золотые парашюты"

Сбербанк в деле о банкротстве Петербургской лизинговой компании оспаривает зарплаты и выходные пособия владельцев ПЛК Дмитрия Горизонтова и Марины Воробьевой, а также ликвидатора Владимира Бурлакова — на общую сумму более 22 млн рублей.

Сбербанк пытается оспорить в арбитражном суде выплаты, сделанные трем топ-менеджерам компании-банкрота в феврале-апреле 2015 года, на общую сумму более 22 млн рублей.

Кредиторы Петербургской лизинговой компании обнаружили рекордный счет на оплату юруслуг

Кредиторы Петербургской лизинговой компании обнаружили рекордный счет на оплату юруслуг

7954
Павел Горошков

Подозрения банкиров вызвали, во-первых, зарплата ликвидатора и основного владельца Петербургской лизинговой компании Владимира Бурлакова: 640 тыс. рублей за декабрь 2014 года, 1,5 млн рублей за январь и 880 тыс. рублей за февраль 2015 года. Во-вторых, зарплата бывшего гендиректора ПЛК Дмитрия Горизонтова: по 500 тыс. за январь, март и апрель 2015 года, а также выплаченный в мае 2015 года "расчет при увольнении" на сумму 1,6 млн рублей. В-третьих, целый каскад компенсаций при увольнении совладелице ПЛК Марине Воробьевой: 268 тыс. рублей от 6 февраля, 793 тыс. рублей от 9 февраля, 682 тыс. рублей от 10 февраля, 133 тыс. рублей от 11 февраля, 1,6 млн рублей от 12 февраля 2015 года, 3,7 млн рублей 13 февраля, а также зарплаты за январь (500 тыс. рублей) и февраль (499 тыс.) и расчет при увольнении (1,6 млн) рублей.

Всего, по данным банка, ликвидатор получил 3 млн рублей за 2 месяца, экс-гендиректор — 3,6 млн рублей, а основная владелица (которая, очевидно, совмещала в компании множество должностей и получила увольнительные за каждый из покинутых постов) — 16 млн рублей.

Конкурсный управляющий ПЛК Елена Замарацкая поддержала ходатайство Сбербанка. Позиция банка сводилась к тому, что среднерыночная зарплата в Петербурге, по данным "Петростата", на указанный период составляла 43685 рублей. Бурлаков, по данным банка, с марта по май 2015 года получал 25 тыс. рублей в месяц.

Дмитрий Горизонтов, являвшийся гендиректором ПЛК и совладельцем 13% долей ООО на протяжении многих лет, последний трудовой договор, по которому он стал советником генерального директора, предусматривавший повышение зарплаты и высокие увольнительные, по данным банка, заключил с работодателем в октябре 2014 года, когда компания уже находилась в предбанкротном состоянии.

Марина Воробьева тоже была уволена в мае 2015 года с должности советника генерального директора.

Железобетонное основание для парашюта
Арбитраж

Железобетонное основание для парашюта

85

Все трое, по мнению банка, на своих должностях ничего не делали, и платить им было не за что. На что юристы ответчиков в суде возражали, что выплаты составляют меньше, чем 1% от стоимости активов банкрота, с момента этих выплат прошло больше года, так что оспорить их нельзя.

Суд первой инстанции отказал банку, сейчас дело рассматривается в апелляции.

Филигранное банкротство

Петербургская лизинговая компания обанкротилась в декабре 2014 года с долгами на общую сумму 1,3 млрд рублей вслед за своим главным заемщиком — группой "Ространсстрой" (таковая лопнула чуть ранее после коррупционного скандала в сфере строительства для нужд погранслужбы).

Крупнейшими кредиторами ПЛК являются Сбербанк и Глобэксбанк (по 231 млн), ФНС (203 млн), ВТБ (194 млн), "КИТ–финанс" (153 млн), а также Лесбанк (54 млн), "Стройкредит" (21 млн) и "Российский капитал" (13 млн).

Однако в течение 2 лет процедуру фактически контролировал должник: конкурсное производство было введено по заявлению ликвидатора, которым выступил сам бенефициар фирмы Владимир Бурлаков. Конкурсным управляющим был назначен Олег Флусов.

Действия управляющего сразу вызвали недовольство банкиров. Вместо того чтобы (как они рассчитывали) создать каждому банку отдельный счет и аккумулировать на нем средства, поступающие от лизингополучателей по заложенным в их пользу договорам, он принимал платежи на общий счет и тратил их по своему усмотрению. Когда же банки — Сбербанк и "Глобэкс" — попытались опротестовать это, Флусов оспорил в апелляции их залоговый статус. А когда банкирам все-таки удалось установить свои требования как залоговые, большая часть денег якобы уже была освоена.

По данным юристов Сбербанка, Олег Флусов потратил на правовое сопровождение процедуры беспрецедентную сумму — более 150 млн рублей. Это 67% всей суммы, полученной по договорам лизинга (223 млн рублей за время конкурсного производства). Как заявили на одном из заседаний представители ФНС, за правовые услуги ООО "Юрбизнесконсалт" и ООО "Прогресс сервис" получили по 21,5 млн рублей, ООО "Лизинг-брокер" за "информационно-юридическое сопровождение" — 40,2 млн рублей, ООО "Ваше право" за бухгалтерские услуги — 10,5 млн рублей, ООО "Базис" за охрану — 8,8 млн рублей и т. д.

Интерес иного плана

Банкиры стали опротестовывать действия управляющего и добились его отстранения. Назначенная на место Флусова Елена Замарацкая стала активно содействовать Сбербанку.

"Сбербанк неспроста занимает крайне активную позицию в деле о банкротстве ПЛК, — прокомментировал ситуацию Дмитрий Горизонтов. — Нам сменили управляющего, нынешняя управляющая лояльна Сбербанку, и все остатки активов, которые были на балансе, она задешево продает. Ведь, по сути, у ПЛК был только один действительно проблемный актив — обязательства "Ространсстроя", который мы обанкротили и взяли под контроль процедуру. Все остальное — вполне ликвидные активы, по которым должники, лизингополучатели, исправно платили. И большинство из них на торгах были выкуплены самими лизингопоолучателями за сумму, близкую к номиналу.

Если копнуть поглубже, то именно с "Ространсстроем" связана нынешняя активность Сбербанка. Потому что мы ему должны чуть больше 200 млн рублей, а в "Ространсстрое" долги перед Сбербанком достигают 2,5 млрд. Прежний менеджмент Сбербанка нам говорил: отдайте нам эту процедуру! А мы все-таки хотели получить какую-то прибыль и не согласились. У "Ространсстроя" основной актив, где сосредоточены в том числе и наши предметы лизинга и все финансовые вложения, — железнодорожный перегрузочный комплекс во Мге. Мы надеялись найти на него покупателя и отбить свои потери. Но когда в нашей процедуре банкротства заступил новый управляющий, лояльный Сбербанку, мы ничего не получили. Сейчас никто никаких доверенностей на представление интересов ПЛК в деле о банкротстве "Ространсстроя" уже не дает, и Сбербанк спокойно там всем заправляет".

Новости партнеров
Реклама