Нелли Шульман Все статьи автора
3 ноября 2017, 12:03 1206

История без секса. Революция по самой природе своей асексуальна

Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, какое большое место ты занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитями связана с мыслью о тебе.

Чего они хотели. Статья 1917 года о том, кто виноват и что делать

Чего они хотели. Статья 1917 года о том, кто виноват и что делать

2714
Дмитрий Прокофьев

…Решив прервать связь на стороне, женатый мужчина Владимир Ульянов дает отставку любовнице Инессе Арманд. В декабре 1913 года она пишет отчаянное грустное послание, где упоминает даже о дружбе с его женой. Ленин в конце концов возобновляет связь, держа Арманд при себе, пользуясь ее средствами, знанием языков и многочисленными знакомствами.

Иногда он даже делает ей комплименты: "Я уверен, что ты из числа тех людей, кои развертываются, крепнут, становятся сильнее и смелее, когда они одни на ответственном посту…" Арманд безропотно пребывает на ответственном посту, влезает в мелкие склоки и свары, делает всю необходимую работу и в конце концов умирает еще совсем молодой.

Рекламный слоган будущего сериала "Троцкий": "Будьте мужчинами, оплодотворите ее" — очень верен. Русская, да и любая другая революция совсем не про секс. Она про сексуальное насилие, использование служебного положения в личных целях, про разочарование и крах иллюзий, про неспособность к нормальным отношениям и безвременную смерть.

Революция не предполагает фривольных мыслей. "Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой. Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты провел расставание. Нет, я думаю, что ты это сделал не ради себя…" — пишет Арманд. "Занимайся, дьявол тебя бери, какими хочешь любовями и болезнями, но если взял партийное обязательство, то выполняй или вовремя передай другому…" — отвечает ей Ленин, рассказывая о другом человеке. Намек, тем не менее, ясен. Любовь и партия несовместимы. Любящий, да и просто сексуально удовлетворенный человек непригоден для партийной работы и революционного движения. Поэтому оплодотворение, о котором кричит Троцкий из сериала, на самом деле всего лишь сублимация — революция по самой природе своей асексуальна.

Новости партнеров
Реклама