Ольга Мягченко news@dp.ru Все статьи автора
25 июля 2017, 23:33 341

Кто ответит за паленый бензин

Более 20% АЗС в России торгуют некачественным топливом, а санкции за это, предусмотренные законом, мизерны: средний штраф — 28 тыс. рублей. Правительство РФ хочет ввести оборотные штрафы за фальсификат. Проблему качества топлива обсудили участники круглого стола "ДП".

Правительство РФ предлагает ужесточить требования к производителям и продавцам всех видов топлива: автомобильного и авиационного бензина, дизельного и судового топлива, топлива для реактивных двигателей и мазута. Соответствующий законопроект рассматривает Госдума РФ. Он предусматривает увеличение штрафов для нарушителей топливного техрегламента — вплоть до взимания 1% годового денежного оборота компании. Сейчас максимальный штраф для АЗС или производителей топлива составляет 300 тыс. рублей. За повторное нарушение новый законопроект предусматривает штраф 2 млн рублей, конфискацию топлива и запрет деятельности на 3 месяца.

Пойти на жесткие меры чиновников, по их словам, вынудила бедственная ситуация с качеством топлива. С 2011 по 2015 год объем штрафов для нарушителей установленных регламентов вырос с 2,6 млн до 68,3 млн рублей. Но количество нарушений не уменьшается: более 40% производителей и продавцов игнорируют технические требования. Причем чем дальше от Москвы и Петербурга, тем больше нарушений. В российской глубинке до 80% автозаправок торгуют фальсифицированным бензином и дизельным топливом.

О том, какие меры помогут повысить качество топлива, беседовали участники круглого стола, организованного "Деловым Петербургом".

Ситуация на рынке топлива сегодня похожа на ту, что была 15–20 лет назад на алкогольном рынке. Многие помнят время, когда бутылки с алкоголем часто были похожи на стеклянные игрушки с падающим снегом: встряхнешь ее — и в жидкости закружатся самые разные посторонние предметы, начиная от мелкого мусора и заканчивая тараканами. А сейчас по акцизной марке и при минимальных умениях с помощью смартфона мы можем отследить историю и производителя.

В 1990–х, когда вставал вопрос о законодательстве, обеспечивающем качество, позиция экономистов была полностью ориентирована на срочное обеспечение количества по доступным ценам. Качество откладывалось на потом.

В 2015–2017 годах по поручению правительства по всей стране была проведена серьезная проверка компаний, работающих на рынке нефтепродуктов. Результаты проверки очень показательны.

Из всех проверенных в 2015 году автозаправочных станций на 42,5% были выявлены нарушения. В том числе нарушения по физико–химическим показателям топлива — в 20%, из них 7% нарушений обнаружено на заправках, принадлежащих вертикально интегрированным нефтяным компаниям (ВИНК), остальные — на независимых АЗС.

Иными словами, фактически 20% всего топлива на АЗС можно было назвать фальсификатом.

Проведенная совместная работа дала результаты, и уже в 2016 году доля нарушений резко сократилась — до 18%. Все вздохнули с облегчением, решив, что результат достигнут.

Но в первом полугодии 2017 года опять зафиксировано 40% нарушений, включая 21% — по физико–химическим показателям. Из 22 АЗС–нарушителей 19 — это независимые заправки.

Часто приходится слышать мнение, что рынок сам себя отрегулирует: поставщики качественной продукции вытеснят некачественный товар. Но этот закон работает далеко не всегда. Это доказал нобелевский лауреат по экономике 2001 года Джордж Акерлоф. Он был удостоен премии за работу "Рынок лимонов — неопределенность качества и рыночный механизм" (лимонами в Америке называют подержанные автомобили).

В своей работе американский исследователь доказывает, что если покупатель не может оценить качество приобретаемого товара в той же мере, что и продавец, то в результате плохие товары вытесняют хорошие, вплоть до полного исчезновения хороших с рынка.

Выводы работы Джорджа Акерлофа заключаются в следующем: государство обязано удерживать некоторые регулирующие и контролирующие функции, инвестировать в эталоны. В противном случае конкуренция будет работать только на мошенников.

Это не означает, что государство должно увеличить число проверок. Наоборот, я сторонник перехода на риск–ориентированный подход, то есть на предотвращение нарушений, а не борьбу с ними. Наша главная задача — предотвратить поступление контрафактной продукции и минимизировать возможный ущерб.

При этом мы понимаем, что плановые проверки на топливном рынке недостаточно эффективны: трудно не подготовиться к проверке, если компания знает о дате прихода контролеров на АЗС не меньше чем за полгода.

Поэтому сейчас государство намерено активнее использовать экспресс–методы для контроля при предварительной проверке качества топлива. Это важное изменение, которое поможет улучшить ситуацию с качеством топлива.

Ведь, чтобы проверить качество топлива на АЗС по поступившей жалобе, мы должны получить согласование в прокуратуре. На это уходит 2–3 дня. За это время топливо, на которое поступила жалоба, уже ушло с заправки за счет оборотов. А экспресс–диагностика позволит быстро зафиксировать именно то топливо, которое находится в данный момент на АЗС. Сама по себе такая диагностика никаких правовых последствий для АЗС не имеет. Она только повод для проведения полномасштабной проверки.

Право проводить такую диагностику получат не только отделы Росстандарта, но и общественные организации. В этом году, возможно, и они смогут использовать экспресс–анализаторы.

В 2017 году также планируется внесение изменений в ГОСТ нефтепродуктов — появится возможность использовать на АЗС пистолеты для отбора проб нефтепродуктов. Это как раз то, что позволит использовать экспресс–диагностику. Сейчас забрать пробу топлива можно только через горловину топливного резервуара. А проводить такой забор должен специалист более высокого уровня подготовки, чем тот, что требуется при заборе посредством пистолета.

Еще одна проблема, которую предстоит решать, — усовершенствование нормативной базы по контролю качества топлива на разных этапах: от производства до продажи. Технический регламент Таможенного союза устанавливает требования к топливу. Но он не регламентирует процессы, связанные с топливом: хранение, реализация, транспортировка.

Очевидно, что топливо может измениться, если нарушать правила хранения: несвоевременно чистить резервуары, сливать в них топливо разных марок и партий.

Но эта проблема не учитывается техрегламентом. И именно на этом этапе происходят многочисленные нарушения.

Контроль за соответствием продукции требованиям техрегламента ведется только на заводах–изготовителях. Нефтебазы и АЗС проставляют в своих паспортах сведения о качестве топлива, взятые из паспортов изготовителей.

Мы же проверяем, как происходят связанные с топливом процессы.

В качестве примера расскажу о проверке одного известного крупного предприятия. Назовем его условно — компанией. Мы отобрали на ее АЗС 10 проб топлива. Компания, не имея своих складов, заключила договор на хранение топлива со сторонней нефтебазой. Для владельцев этой нефтебазы хранение топлива — второстепенный вид деятельности. И здесь в резервуары сливается топливо разных предприятий. Но нефтебаза в своем паспорте ставит данные о топливе из паспорта изготовителя. Когда мы проверили топливо на нефтебазе, оказалось, что многие показатели не соответствовали нормативным сведениям, указанным в паспорте.

Статистика показывает, что качество топлива на заправках вертикально интегрированных нефтяных компаний, а также в радиусе 100 км от Москвы и Петербурга несоизмеримо выше, чем на независимых АЗС и на заправочных комплексах в регионах.

Одна из серьезнейших проблем — присадки, которые добавляются в топливо. Часто после заправки автомобиля топливом с большим количеством присадок на нем просто невозможно ездить.

Например, в 2015 году мы проверяли заправки одной крупной сети и выявили в их топливе превышение по монометиланилину в 5 раз! Монометиланилин применяется для повышения в топливе октанового числа. То есть из бензина низкого качества, прямогона можно получить топливо, которое по показателю октанового числа будет соответствовать высококачественному топливу вплоть до 5–го класса. В 2016 году в ходе проверок превышения по монометиланилину не обнаружено, но зато содержание железосодержащих присадок было в десятки раз больше норматива.

Мы разработали свой механизм улучшения качества топлива. За основу взяли систему, разработанную Американской автомобильной ассоциацией еще полвека назад. Мы предлагаем методику добровольной сертификации "Качество сервиса на АЗС".

Ее принцип следующий. Каждой АЗС присваивается определенное количество звезд в зависимости от уровня сервиса на ней. Первоначальную проверку качества топлива проводит Росстандарт с помощью экспресс–методики. Компания, которая не боится за качество своего топлива, подписывает соглашение, предусматривающее такие проверки раз в год. Если в результате проверки будут выявлены нарушения, то у АЗС снимут какое–то количество звезд. И эта информация должна быть публичной — она будет нанесена на карту автозаправок в данном регионе в интернет–поисковиках.

Проводить такие проверки смогут не только государственные органы, но также и уполномоченные общественные организации, которым доверяет Росстандарт. Это исключит коррупцию, а также решит проблему бюрократических проволочек при проведении проверок. В итоге качество топлива повысится.

Большинство автовладельцев могут оценить качество топлива не по его показателям, а по тому, как на это топливо реагирует мотор автомобиля. В последние годы я не знаю случаев, чтобы в Петербурге двигатели выходили из строя из–за некачественного топлива. Я это объясняю высокой конкуренцией среди АЗС в Петербурге. Но в регионах это не редкость.

Особенно участились эти случаи после того, как стал набирать популярность внутренний туризм. Россияне поехали на машинах по стране, и автомобили стали глохнуть. А гибель мотора — это большая потеря для автомобиля.

Я скептически отношусь к рейтингованию заправок: никто не будет изучать эти рейтинги. А вот публикация данных проверок Росстандарта — дело полезное. Любой негативный материал, который просочится в СМИ, значительно повлияет на положение компании на рынке.

Так же скептически я воспринимаю идею, чтобы общественные организации занимались проверкой качества топлива. Оборудование для соответствующих лабораторий недешевое, сотрудники тоже. У общественных организаций нет денег на его покупку. А если их выделит какая–то коммерческая компания, то сразу появляется аффилированность и страдает объективность.

Автомобилистов волнует только недолив и суррогат.

Мое предложение — регулярно публиковать проверки.

Поправки в закон о контроле качества топлива предусматривают введение оборотных штрафов для нарушителей. Со взиманием этих штрафов могут возникнуть сложности. Прежде всего, нужно иметь в виду, что предусмотренные в действующем законе штрафы для нарушителей в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей на практике не накладываются. Приостановка деятельности АЗС–нарушителей также предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях, но не применяется.

Средний по России штраф для автозаправочных станций — около 28 тыс. рублей. Подсчитать же 1% от выручки конкретной заправки, чтобы наложить такой штраф, часто просто невозможно, потому что многие компании просто не ведут отдельного бухгалтерского учета по каждой АЗС.

Основная проблема с оборотными штрафами в том, что они не захватывают серый рынок. Я говорю о продаже топлива с бензовозов на трассах, из контейнеров, на ведомственных заправках. Такие торговцы не контролируются никем. При этом они занимают около 30% рынка дизельного топлива.

Оборотными штрафами эту проблему не решить.

Мы предлагаем составить перечень объектов, которые занимаются продажей топлива, — независимо от того, специализируется ли компания на торговле топливом через АЗС или это ведомственная заправка какого–то промышленного или иного предприятия. Компания, не внесенная в этот реестр, не получит права отпускать нефтепродукты.

Второе наше предложение — наладить вертикальный контроль. Ни одна компания не может гарантировать, что на ее АЗС не попадет некачественное топливо от недобросовестного перевозчика. К тому же у АЗС просто нет возможности содержать соответствующую лабораторию, которая стоит от 1 млн евро. Нужно контролировать по цепочке: обнаружено некачественное топливо на АЗС — проверяем, кто перевозчик, с какой базы, кто производитель. И наказывать всех участников процесса по цепочке.

Третье предложение: необходимо ввести акцизы на средний дистиллят, и эта мера, уверен, поможет убрать с рынка около 80% некачественного дизельного топлива.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама