Светлана Зобова Все статьи автора
3 февраля 2017, 15:58 24258

В Петербурге провалена программа строительства больниц и поликлиник

Фото: Антон Ваганов

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко провалил амбициозную программу Валентины Матвиенко по строительству 32 объектов здравоохранения более чем на 30 млрд рублей. В городе нет силы, которая могла бы сплотить врачей и строителей в борьбе с медицинским долгостроем.

«Деловой Петербург» провел ревизию всех городских медицинских учреждений, построенных, строящихся и только проектируемых в городе. Ситуация с ними очень далека от идеала. В каждом отдельном случае можно говорить о неких объективных причинах, по которым та или иная поликлиника не достроена или не принимает пациентов. Но если посмотреть на проблему в целом, становится понятно: в нашем городе, по сути, не существует системы контроля и управления этой отраслью. Ответственность разделена между двумя ведомствами, специалисты которых, мягко говоря, не очень довольны друг другом.

Борьба, обнал и возрождение СССР: как работают и как зарабатывают профсоюзы

Борьба, обнал и возрождение СССР: как работают и как зарабатывают профсоюзы

25441
Светлана Зобова

В следующей части статьи «Деловой Петербург» подробно разбирается в судьбе каждого из медицинских долгостроев в Петербурге

И врачи, и строители за глаза рассказывают друг про друга неприличные анекдоты и сетуют на предельную некомпетентность оппонентов и их нежелание идти на компромисс. Они не могут довести вместе почти ни одного дела до конца. Но и на открытый конфликт, который помог бы переломить ситуацию и установить новые, работающие правила игры, никто не идет.

Единичные примеры успешного открытия новых больниц или поликлиник либо скрывают за собой печальную историю долгостроя, либо вообще курировались федеральными чиновниками и уровень администрирования и ответственности там был совсем на другом уровне. Кроме федеральных объектов в этом исследовании не учитывались и те, где проводился лишь ремонт - только полная реконструкция или новое строительство.

«ДП» получил от комитета по строительству и комитета по здравоохранению очень подробные ответы о причинах задержек по десяткам объектов и сложностях со вводом работающих учреждений. Однако как сделать так, чтобы все эти процессы не проходили так из рук вон плохо, с таким надрывом и так болезненно для всех участвующих сторон, ответа нет.

Благие намерения

На то, чтобы обеспечить мегаполис остро необходимыми ему тремя десятками современных медучреждений, предыдущая администрация города во главе с Валентиной Матвиенко отводила около 30 млрд. Однако за время работы нынешних властей строительным фирмам удалось получить из бюджета меньше 10 млрд рублей, с горем пополам построив лишь считаные единицы объектов. В комитете по здравоохранению говорят о недофинансированности отрасли на 13,6 млрд рублей из-за перебоев в строительстве.

В некоторых случаях качество их работы привлекало прокуратуру, кое-где из-за ошибок и просчетов портилось дорогостоящее медоборудование, и повсеместно сроки срывались на многие годы. И нельзя сказать, что причина лишь в плохих строителях и проектировщиках: даже тех, кто пытался передать врачам откровенную халтуру и нагло врал, власти продолжают привлекать к новым подрядам.

Боткинская больница останется в центре Петербурга, но подвергнется реновации

Боткинская больница останется в центре Петербурга, но подвергнется реновации

3470
Наталья Ковтун

«ДП» обсудил эту проблему с десятком городских главврачей, и их заместителей, а также строителями и чиновниками. И у нас сложилось ощущение, что Петербург не стал северной медицинской столицей не столько из-за кризиса и недостатка финансирования, сколько из-за бюрократии и полного отсутствия реально работающей системы управления городскими застройками. Ведь в некоторых случаях очевидно, что, если бы чиновники вообще ничего не делали, было бы гораздо лучше, как это было, например, в истории с закрытием роддома на ул. Вавиловых.

Больничный Петербург

Покидая Петербург, Валентина Матвиенко оставила в наследство много амбициозных объектов, в том числе и в области здравоохранения. Она предполагала, что к 2016 году будут реконструированы и построены 32 медицинских учреждения — новые корпуса больниц, детские и взрослые поликлиники, стоматологии, станции скорой медицинской помощи, диспансеры (постановление правительства №149 от 10.02.2011).

К концу 2016 года городские власти смогли построить и запустить лишь шесть объектов из этого списка, еще четыре учреждения формально возведены, но между их руководителями, комитетом по строительству и подрядчиками идут ожесточенные споры о качестве работ. Остальные объекты были либо заморожены, либо вообще остались без подрядчика и с устаревшими проектами.

Поначалу губернатор Георгий Полтавченко был, похоже, настроен продолжать развивать здравоохранение Петербурга. В 2012 году он дополнил список Матвиенко еще несколькими десятками адресов. Проектные и строительные работы по ним должны были быть завершены в 2013-2014 годах.

Например, губернатор обещал реконструировать морг при Бюро судебно-медицинской экспертизы, спроектировать хоспис, построить несколько женских консультаций, спроектировать лечебные корпуса психбольницы им. Кащенко, построить тубдиспансер в Колпино.

Чуть позже планы Матвиенко — Полтавченко оформились в отраслевую программу здравоохранения. В документе изначально было указано, что до 2015 года чиновники должны были организовать строительство либо реконструкцию медицинских объектов для 36 тыс. посещений в сутки и 29 станций скорой помощи.

В реальности же строительство объектов здравоохранения не первый год является самой провальной статьей адресно-инвестиционной программы. В 2016 году ни по одному из строящихся медицинских объектов не были на 100% выбраны отведенные в бюджете деньги. По некоторым объектам освоение финансирования составило 0%.

На затягивание сроков строительства указывали прокуратура и Контрольно-счетная палата. Сменялись вице-губернаторы по строительству и председатели комитета по строительству, но вопросы у чиновников не менялись.

По просьбе «ДП» комитет по строительству перечислил все объекты здравоохранения, которые были построены либо реконструированы за последние 10 лет. По данным чиновников, за 3 года до прихода Полтавченко, в 2009-2011 годах, было введено 11 крупных объектов. За время его работы, с 2012 по 2016 год, чиновники отчитались также об 11 объектах, два из которых до сих пор не работают, а остальные были открыты значительно позже сдачи. В комитете по здравоохранению привели иные данные. Чиновники подсчитали, что с 2006 по 2016 год были завершены строительные работы в 28 учреждениях. Хотя по программе Полтавченко должны были отремонтировать либо с нуля построить 63 объекта. Разница объясняется тем, что чиновники двух комитетов взяли разные диапазоны дат. В действительности же оба списка прямо указывают: с приходом команды Георгия Полтавченко строиться медицинские учреждения стали гораздо хуже, чем раньше.

Как рассказывают «ДП» более чем хорошо знакомые с вопросом медицинские специалисты, на выездных совещаниях во время очередного разбора полетов чиновники всё врем спрашивали у подрядчиков одно и то же: «Почему объект не строится? 5 лет на объекте, а все на нулевом этапе. Сколько аванса отработали? Кто сделал такой плохой проект?». Подчиненным делались выговоры, с подрядчиками разрывали контракты и выписывали штрафы, но ситуация не менялась: срок сдачи зданий отодвигался, а смета увеличивалась.  

К 2016 году список объектов строительства сильно сократился: часть проектов перешла в разряд долгостроев либо отодвинулась на неопределенный срок. На сегодняшний день в адресно-инвестиционной программе значатся 14 объектов здравоохранения, и почти все они долгострои периода Матвиенко.

Опрошенные «ДП» строители подсчитывают: в среднем на проектирование крупного медицинского учреждения необходимо 1,5 года, еще 3 года уйдут на возведение объекта. Небольшую подстанцию скорой помощи можно сделать за год. В Петербурге же реальные сроки в разы больше — многие учреждения строятся от 5 до 15 лет.

Причины налицо

В Смольном считают, что причиной фактического срыва грандиозных социальных планов является недостаток финансирования. Так, в 2017 году самый знаменитый петербургский долгострой «Зенит-арена» «съел» почти миллиард рублей. Но это лукавство, ведь по факту из бюджета снимались строчки с объектов, которые, очевидно, стояли заброшенными, и тратить деньги на них было просто некому.

Кроме того, по мнению чиновника, в затягивании сроков строительства виноваты нерадивые подрядчики, которые готовят некачественные проекты и не просчитывают свои риски. Как нетрудно догадаться, в этой системе координат чиновники не виноваты в том, что их окружают неумехи и жулики.

Но есть и более сложный взгляд на этот вопрос. В одной из крупнейших городских больниц рассказали о том, что за парадными реляциями и пресс-релизами чиновников кроются серьезные трения между комитетами по строительству и здравоохранению, а также между профильными вице-губернаторами. Ведь до тех пор, пока больницы или поликлиники строятся, пополняется бюджет комитета по строительству. Даже медицинское оборудование покупают строители. А когда больницы начинают принимать пациентов, деньги на них выделяются уже через комитет по здравоохранению. Разумеется, это не значит, что строители намеренно затягивают стройку. Конечно, они хотят побыстрее избавиться от долгостроев. Но никакой личной ответственности за срыв сроков и некачественную стройку сотрудники комитета по строительству не несут.

Высокопоставленный чиновник, который работает в комитете по здравоохранению еще со времен Валентины Матвиенко, говорит, что последние 4-5 лет им с вице-губернатором Ольгой Казанской пришлось вести "очень серьезную борьбу" со строительным блоком в Смольном. Описывая положение дел в комитете по строительству, чиновник говорит о неразберихе и сетует на частую смену руководства.

Показателен такой пример. «ДП» обратился к «строительному» вице-губернатору Игорю Албину с просьбой объяснить, почему Боткинская больница, которую он публично обещал вот-вот открыть еще в 2015 году, до сих пор не принимает пациентов. Однако он не стал ничего объяснять, переложив ответственность за ситуацию на сотрудников комитета по здравоохранению. Но те говорят, что строительством занимаются именно в комитете по строительству, и по секрету рассказывают о длинном списке брака и недоделок, на которые подрядчики требуют от врачей закрыть глаза и принимать объект в недоделанном виде. Разумеется, этот спор может длиться бесконечно. До тех пор, пока кто-то не примет на себя ответственность за весь проект в целом.

Нет ответственности

Собеседник «ДП» из медицинской среды, который высказывался несколько предвзято по отношению к строителям, полагает, что ни у кого, кроме врачей, нет цели ввести объект. В результате чиновники то оборудование не то закупят, то логистику не просчитают, то штрафуют медучреждение. «Слишком много политики и денег на каждом этапе. Все забюрократизированно и коррумпированно до невозможности... Самое главное, чтобы отчет был правильный на бумажке», — сказал собеседник.

Он удивляется тому, что комитет по строительству при Георгии Полтавченко «не трясется» из-за ежегодного неисполнения бюджета — при Валентине Матвиенко, мол, не потратить отведенные в бюджете на год деньги для чиновников было крайне тяжелым проступком.

Другой высокопоставленный медицинский администратор видит корень зла не в коррупции в целом, а, скорее, «в бардаке» и в том, что «не работает система»: «Нужно, чтобы каждый сотрудник знал свой функционал и какие последствия его ждут в случае провала. Шаг влево, шаг вправо, и можно на минном поле подорваться. А сейчас никакой ответственности за ошибки, по сути, нет, и персональной вины никто за собой не чувствует».

В комитете по строительству нет конкретного отдела или специалиста, отвечающего именно за объекты здравоохранения. Как правило, по каждому из них назначается персональный куратор. Значительная часть функций — в ведении подконтрольного комитету Фонда капитального строительства и реконструкции, который долгое время возглавлял Андрей Молотков. Именно к нему была обращена критика со стороны Игоря Албина по поводу многочисленных долгостроев и недобросовестных подрядчиков. В итоге в апреле 2016 года он покинул свой пост, который до сих пор вакантен.

В структуре комитета по здравоохранению есть один высокопоставленный профессиональный строитель — Игорь Гончар, глава управления развития учреждения здравоохранения. Однако он занимается вопросами ремонта и реконструкции тех объектов, которые курирует его комитет.  С 2014 года комитет по здравоохранению также наделен функцией проектирования объектов здравоохранения. Казалось бы, это логичный шаг, чтобы уменьшить риск создания проектов, не подходящих для медиков, которые потом придется переделывать на ходу. Но за последние 3 года комитет по здравоохранению не освоил почти 40% денег, выделенных на проектирование: 158 млн из 250 млн рублей, отведенных в его бюджете на ПИР.

Игорь Гончар подробно ответил на вопросы «ДП», пояснив, что из восьми запланированных объектов проекты были выполнены по шести. Проблемы возникли по одному очень крупному объекту на 100 млн рублей — новых корпусов Детской городской больницы №1. Из-за того что в прошлом году были изменены положения закона об охране культурного наследия, пришлось менять задание по объектам, прилегающим к историческому Полежаевскому парку. Примерно такие же трудности возникли и с другим проблемным объектом — «Детскими Дюнами». Правда, там к сложностям охраны памятников добавилось и банкротство компании-проектировщика, «Оборонмедстроя».

Вредительство

Одно из самых неприятных следствий постоянного затягивания ввода медучреждений — преждевременная закупка дорогостоящего медоборудования. Ведь когда крупный чиновник говорит, что больницу или поликлинику вот-вот откроют, компьютерные томографы и аппараты МРТ (а на них тратятся десятки миллионов рублей) его подчиненным приходится покупать волей-неволей. И никто потом не несет ответственность за то, что потом они должны будут несколько лет провести на складе. Мало того что не принося пользы больным, так еще и пропуская гарантийный срок и иногда даже портясь от неправильных условий хранения.

По мнению медицинских экспертов, в преждевременной закупке оборудования тоже есть циничный чиновничий расчет: можно будет отчитататься, что город уже купил все необходимое для строящейся больницы, и требовать от медицинской администрации поскорее принимать плохо построенное здание.

«Здравоохранение не очень интересует руководителей города, на мой взгляд. Потому что там больше политических вопросов, — полагает гендиректор ООО «КОРИС ассистанс (Санкт-Петербург)» Лев Авербах. — Мне кажется, нет некой политической воли. Никто не говорит: «Давайте доделывайте!» — как со стадионом, например. Кроме того, койки в больницах начали сокращать, меняя нормативы. Столько коек в Петербурге, сколько было нужно по прежним правилам, не нужно».

Еще один представитель частной медицины считает, что «социальному» вице-губернатору Ольге Казанской (сейчас уже бывшему) и председателю комитета по здравоохранению Валерию Колабутину не хватает медицинского образования.

Соучредитель компании «Оборонмедстрой» (бывший «Хоссер») Сергей Фурманчук считает, что проблемы возникают там, где «проектирует тот, кто никогда этого не делал, и строит тоже». Фурманчук считает, что каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Однако, приходится признавать: наличие большого опыта и даже медицинского образования, к сожалению, не гарантирует безупречной работы, как, к примеру, в случае «Росстройинвеста» и Боткинской больницы, «Петрокома» или того же «Оборонмедстроя», который сейчас банкротится, бросив несколько крупных недостроенных учреждений здравоохранения.

В следующей части статьи «Деловой Петербург» подробно разбирается в судьбе каждого из медицинских долгостроев в Петербурге.

Медицинские учреждения

Источник: АИП

Новости партнеров
Реклама