Александра Конфисахор alexandra.konfisahor@dp.ru Все статьи автора
15 марта 2013, 10:57 1274

"Деловой Петербург". Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко: Это год экспериментов

Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко рассказал "Деловому Петербургу", какие проекты могут быть интересны потенциальным инвесторам, что регион готов предложить промышленникам и какие вопросы сейчас стоят перед властями наиболее остро.

Александр Юрьевич , последнее время ведется много разговоров о проектах на основе ГЧП. Однако закон был принят на скорую руку и в нем нет никакой конкретики. Будете ли вы его менять? Какие проекты ГЧП вы готовы предложить потенциальным инвесторам?

Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко возглавит попечительский совет ВК "Динамо-ЛО"

Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко возглавит попечительский совет ВК "Динамо-ЛО"

195

— Закон действительно рамочный, но это значит, что есть куда маневрировать. И пока отсутствие четко прописанных гарантий ответственности в нем не мешает нам работать в рамках закона.

Первый проект, который мы заявили совсем недавно, — строительство крупнейшего на Северо–Западе международного хаба в Девяткино. Честно скажем, в городе нет ни одного современного автовокзала, кроме того, который находится на Обводном канале. Инвестор готов сам построить все за свои деньги, но мы должны обеспечить развязки вокруг этого вокзала, безопасный съезд и заезд для автобусов на кольцевую дорогу. Это не подарок нам, понимаете.

Второй проект, который мы рассматриваем, — это строительство новой детской больницы в Сертолово. Мы будем строить новую больницу с поликлиническим комплексом. Объем инвестиций составит 3–3,5 млрд рублей. Для чего мы это делаем? Мы хотим вывести детскую больницу с ул. Комсомола в Петербурге. Это здание 1871 года рядом с Крестами, в которое уже непросто вместить новое оборудование. Кроме того, в Сертолово проживают 50 тыс. человек, но нет современной поликлиники. У нас уже есть несколько предложений, в том числе от иностранных компаний, совместно этот проект реализовывать.

Планирует ли Ленобласть поддерживать девелоперские проекты?

— Мы никаких новых условий придумывать не будем. Мы существенно упростили законодательство по предоставлению налоговых льгот инвесторам, теперь любые компании, инвестирующие в регион, смогут получить налоговые преференции без длительных процедур согласования.

Что касается операторов индустриальных парков, то мы будем помогать им решать проблемы, с которыми они сталкиваются. В первую очередь это подключение к инженерным коммуникациям.

Кроме того, мы четко определим статус индустриальных парков, чтобы в дальнейшем выстраивать работу по механизмам их поддержки.

Александр Дрозденко: в продаже завода "Сланцы" нет никаких плюсов

Александр Дрозденко: в продаже завода "Сланцы" нет никаких плюсов

494
Александра Конфисахор

В этом году мы сами начнем строить индустриальный парк и будем туда привлекать инвестора возможностью арендовать площади на привлекательных условиях. Мы, конечно, не пойдем по пути Китая, который сейчас привлекает инвестора тем, что за счет бюджета государства строит и площадку, и цеха, а потом все это практически бесплатно ему отдает. Но определенные преференции будущему партнеру готовы гарантировать.

Мы заложили в бюджете 390 млн рублей на индустриальный парк в Тосненском районе и около 350 млн рублей на строительство Северо–Западного центра трансфера технологий в Гатчинском районе (строится при софинансировании "РОСНАНО". — "Деловой Петербург"). В Волховском и Волосовском районах у нас пока реальных средств на индустриальные парки не запланировано. Посмотрим, как пойдут первые два проекта. По Тосненской площадке мы уже договорились с группой "Антолин". И ожидаем, что туда придут производители автокомпонентов.

Вообще, для нас этот год — год экспериментов. Я посмотрел, как работают коллеги в Калужской области. Они начинали с одной площадки, сейчас у них шесть площадок, развитие которых они финансируют из бюджета и с привлечением кредитных средств. Затем они возвращают деньги в бюджет, заполнив площадку, и затем вкладывают в новую.

Раньше мы из–за своего географического положения были настолько привлекательны, что инвесторы приходили и сами тратили деньги на инфраструктуру. Но теперь вопрос не в деньгах, а во времени.

Инвестор хочет прийти на подготовленные территории и быстро реализовать свой проект. Меня в этом убедило решение Siemens о строительстве своего завода по производству газовых турбин на площадке "ЮИТ". Это не самый дешевый индустриальный парк, но время для такой компании дороже денег.

А что происходит со строительством автозавода Fiat?

— Сейчас компания оценивает целесообразность строительства завода, потому что автомобильный рынок в Европе встал. Стоит ли сейчас инвестировать в новое производство — это главный вопрос. Но если завод в России будет, то мы уверены на 99,9%, что его построят на территории Ленобласти.

Как идут переговоры с Минобороны по военным землям и что область будет делать с этими землями?

— Нам готовы передать неиспользуемые военные земли, при условии что мы примем на свой баланс и военные городки. В Ленобласти есть несколько десятков городков, где военных уже нет, но они числятся за Минобороны.

Сейчас нам надо подсчитать, во сколько бюджету обойдется, если мы примем эти городки на баланс, и хотя бы по минимальной кадастровой стоимости оценить земельные участки, которые мы получим.

С точки зрения экономики пока не очень понятно, зачем нам добровольно брать на себя такие расходы. С другой стороны, есть социальный аспект. Там живут наши граждане. На одной из прямых линий военный в отставке из Ломоносовского района задавал вопрос, почему так происходит: никто не занимается домами, щели в стенах уже по 5–10 см, ремонт — что–то из области фантастики. И мы прекрасно понимаем, что еще 2–3 года — и эти дома начнут рушиться.

Думаю, до середины этого года мы баланс полностью посчитаем и уже вступим в фазу конкретных переговоров. У нас должно получиться, с Сергеем Шойгу контакт есть. Впрочем, Минобороны предлагает кое–что в виде бонуса.

Например, рассматривает вопрос о передаче нам 16 тыс. га земли Ржевского полигона. 16 тыс. га — это прилично, правда, там две трети заболоченные земли, лесные угодья, которые нельзя использовать под иные цели. Но мы же прекрасно понимаем, что развитие ряда населенных пунктов Всеволожского и Приозерского районов упирается как раз в Ржевский полигон, земли которого нам интересны и под промышленное использование. Это примерно 3 – 4 тыс. га. Впрочем, заберем все, что дадут.

В области остро стоит вопрос нехватки сельхозземель. Дело не в том, что земли нет, а в том, что она слишком дорогая для сельхозпредприятий. Планируете ли что–то делать, чтобы удешевить ее?

— Вы знаете, я выступил с предложением, когда министр сельского хозяйства приезжал в область. Я сказал, что закон об изъятии неиспользуемых земель сельхозназначения не работает, и предложил упростить порядок изъятия земель у нерадивых собственников. Можно, например, выкупать по кадастровой стоимости.

У нас сегодня около 150 тыс. га неиспользуемых земель сельхозназначения, и есть десятки проектов, где мы могли бы их реализовывать. Например, мы упустили одного крупного инвестора, который сейчас в Белгородской области строит крупнейший в Европе свинокомплекс. Он вел переговоры с Ленобластью, но мы не смогли подобрать земельный участок той площади, которая была заявлена.

Тем не менее это федеральный уровень. Что КУГИ делает в этом направлении? Например, недавно речь шла о земельном банке.

— Что тут можно делать? Договариваться, выкупать у пайщиков, у собственников. Да, с земельным банком идея замечательная, но очень сложен механизм. Видимо, придется еще раз, как говорит Лукашенко, перетряхивать кадры. Плохо работает ряд структур, которым было поручено это организовать.

Я уже сказал КУГИ: пропишите в уставе Фонда имущества раздел о возможности приобретения земельных участков, подготовьте заявку в бюджет, сколько на первом этапе нужно денег, чтобы начать выкупать их, и начинайте выкупать в дальних районах, где они дешевле. Имущества у Ленобласти не так много, оно уже все, слава Богу, учтено и закреплено, бесхозного нет.

Не опасаетесь, что в дальнейшем земля может быть куплена не так дорого — под нужды сельского хозяйства, а затем переведена под жилищное строительства и продана втридорога?

— Меня это не пугает. Мы перевели около 10% сельхозземель под иные цели. Это не так много и для нас выгодно. К примеру, стоимость одного квадратного метра земель сельхозназначения в 30 раз ниже, чем стоимость земли под жилищное строительство (под некоторые цели жилищного строительства и в 100 раз), а под промышленное производство — в 50 раз.

Переводя земли из одной категории в другую, мы в десятки раз увеличиваем поступление земельного налога в бюджет муниципальных образований. Конечно, нельзя оголтело все переводить.

Гораздо больше меня волнует, что у нас 25% земель сельхозназначения вообще не используется, оставаясь частной землей, поделенной на паи.

Городские предприятия в область переезжают все чаще. Кого стоит ожидать в ближайшее время?

— Переговоры с предприятиями ведутся, особенно с теми, кто расположен в центральных районах. Но кто из них поедет, еще большой вопрос. "Силовые машины" рассматривали две площадки — промзону Горелово, площадку "ЮИТ". Но им нужны большие инфраструктурно подготовленные площади от 70 до 100 га. Это же не трейдер, которому достаточно взять с собой компьютер.

На осенней сессии депутаты отказались принимать закон о льготах производителям алкоголя. Есть ли перспективы у этой отрасли в регионе?

— Водочный бизнес очень сложный, и все регионы, где он базируется, дают льготы по акцизам. Раньше в Ленобласти успешно работали пять заводов. Почему? Потому что действовал закон о льготах. Бюджет получал почти 3 млрд рублей ежегодно. Даже по нынешним меркам это сумасшедшие деньги. А бизнесмены получали 30 – 40% своих акцизов обратно. Все были довольны: производство модернизировали, выпускали водку класса премиум.

Я не скрываю, интерес к отрасли есть. Например, мы вели переговоры со Сбербанком по возрождению производства в Кингисеппском районе на базе предприятия "Веды". Сбербанк — основной кредитор этого производства. Мы даже рассматривали возможность создания государственной структуры, которая бы в рамках предприятия занималась бизнесом по производству алкоголя. Но если нет льгот, то и говорить нет смысла.

Был интерес и со стороны "Кристалла". Еще одна площадка во Всеволожском районе принадлежит Александру Сабадашу. Говорят, несмотря на то что закон о льготах был отклонен, желание производить алкоголь у него не отпало. Перспективы есть, и с точки зрения наполнения бюджета они очень даже приличные. Но пока вносить новый вариант закона я не буду. Ситуация должна созреть.

Если говорить о строительстве в Мурино и Новодевяткино. Почему область так жестко прижала застройщиков, отменив им градпланы участков?

— Мы договорились, я это официально заявляю. Мы требовали и требуем цивилизованной застройки. Где в Швеции или в Финляндии стоят высотные дома и нет придомовых территорий?! Без парковок, развязок, нормальных подъездных дорог! Садики, школы должны быть! И нас не устраивали планы застройщика по этим параметрам.

Теперь мы пришли к консенсусу: мы согласовываем новый градплан, где предусмотрен детский сад, подъездные пути и парковки исходя из количества людей, которые будут жить в этих домах. Еще NCC примет участие в строительстве школы в микрорайоне.

Хочу сказать: мы не хотим ни с кем воевать, правительство очень компромиссно.

Но мы хотим, чтобы и к нам относились как к цивилизованным партнерам, а не пытались через различные каналы на нас давить: якобы мы не поддерживаем бизнес.

В чем тут еще хитрость: когда я прихожу и покупаю у вас земельный участок под жилую застройку, я плачу вам не за квадратные метры земли, а за квадратные метры предполагаемого жилья.

И некоторые застройщики покупали земельный участок с одним проектом планировки. Затем они думают: а почему бы выгоду не удвоить? — и переделывают проект. И местная власть шла им навстречу — один раз поменяли, второй раз… Пришли бы в третий раз — и в третий раз бы поменяли! Такого мы допускать не будем!

Кстати, говорят, что Мурино зачищается под жилищные проекты ЛСР .

— Я думаю, у них таких планов нет. Но, если ЛСР придет и в Ленинградскую область строить жилье, это хорошо. Мне все равно, каким будет название компании, лишь бы соблюдали все регламенты и платили налоги.

Одно время активно обсуждалась тема объединения города и области. Ваша позиция не столь жесткая, как у вашего предшественника Валерия Сердюкова .

— Пока ни о каком объединении речи нет. Есть совместные проекты с петербургским "Водоканалом" по реконструкции систем водоснабжения, и есть координационный совет по развитию транспортной системы.

Возможно, мы будем пересматривать генпланы приграничных территорий и создавать новую концепцию развития прилегающих к городу земель. Насколько в будущем это повлияет на решение по объединению, не знаю.

Как вы работаете с соседними регионами помимо Петербурга?

— Мы хотим совместно с Карелией создать управляющую компанию по очистке Ладожского озера. Это экологический и экономический проект, связанный с реконструкцией очистных сооружений. Возможно, удастся привлечь иностранный капитал и задействовать механизмы ГЧП. Пока все находится в стадии обсуждения, но мы уже получили поддержку от полпредства в СЗФО.

 
 

Биография

Александр Дрозденко

> Родился 1 ноября 1964 года в Джамбульской области Казахстана.
> В 1986 году окончил Ленинградский сельскохозяйственный институт по специальности "экономика и организация сельского хозяйства".
> С 1996 по 2002 год — мэр Кингисеппского района, глава Кингисеппского района.
> С 2002 по 2012 год — вице–губернатор Ленобласти — председатель комитета по управлению госимуществом.
> С 2012 года — губернатор Ленинградской области.

 
 

 
 

Справка

Ленинградская область

> Доходы регионального бюджета в 2013 году прогнозируются на уровне 63,7 млрд рублей, что на 9,5% больше, чем в 2012 году. Расходы составят 70,6 млрд рублей.
> Внешнеторговый оборот, по данным "Петростата", в январе–июне 2012 года составил $26,4 млрд, в том числе экспорт — $9,8 млрд, импорт — $16,6 млрд.
> В 2012 году объем иностранных инвестиций в экономику Ленинградской области оценивается на уровне $1,4 млрд, из них $1 млрд — прямые инвестиции.

 
 

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама