Почти пушкинский дом: чем туристов удивит заповедная глушь Псковской области

Автор фото: Ольга Миронович

В Плюсский район Псковской области туристы едут, чтобы своими глазами увидеть сохранившуюся в первозданном виде русскую помещичью усадьбу XVIII века и пещерный монастырь времён Ливонской войны.

В заповедной глуши на границе Плюсского и Гдовского районов Псковской области есть поистине уникальный старинный домик. Это дворянская усадьба конца XVIII века в стиле ампир, чудом сохранившаяся с тех самых времён. Причём в этом доме уцелели не только колонны на входе, но и витраж из венецианского стекла.
Этот барский дом никогда не горел и не подвергался разорению. А самое удивительное, что в нём с 1785 года беспрерывно живут люди. Известно, что в последний раз его штукатурили 130 лет назад, а полы в его бальной комнате меняли в 1816 году (судя по закладной серебряной монетке, которая была засунута на память между досок).
Находится этот невероятный дом в деревне Лог Лядской волости, примерно в 160 км от Пскова и в 220 км от Санкт–Петербурга. Чтобы до него добраться, надо доехать до Струг Красных, а дальше отправиться в сторону посёлка Ляды и после деревни Дряжно свернуть на грунтовку… Зато вы попадёте прямиком в XIX век и сможете пощупать альковные цветастые шторы 1896 года. И вам даже придётся подсвечивать тамошнюю старину карманным фонариком, чтобы как следует разглядеть провинциальный помещичий шик "времён очаковских и покоренья Крыма" (поскольку достижения цивилизации этих мест не особо коснулись и в эту поездку их надо брать с собой).

Дом ветеранов Бородино

Официально это дом–музей известной российской и советской писательницы Маргариты Владимировны Ямщиковой, которая публиковалась под псевдонимом Ал. Алтаев.
А неофициально его называют ещё и домом Лариных, потому что вот примерно в таком герои "Евгения Онегина" и жили. Не зря же в своё время Семён Степанович Гейченко (организовал воссоздание мемориального музея–заповедника А. С. Пушкина "Михайловское" в Псковской области. — Ред.) обследовал этот особнячок вдоль и поперёк, прежде чем приниматься за восстановление дома Пушкина в Михайловском.
Только плюсского Ларина звали Василий Иванович Зиновьев, и был он ветераном Бородинской битвы.
После него усадьбой "Лог" владел ещё один военный: генерал–майор Василий Николаевич Щетинин (георгиевский кавалер). Известно, что у него было "семь душ мужеска пола" крепостных.
Затем усадьба в деревне Лог досталась участнику Крымской кампании полковнику в отставке Г. фон Ремеру. Именно он в 70–е годы позапрошлого века сделал для своих детей в двери, которая вела из столовой на террасу, витраж из цветных венецианских стёкол под названием "Времена года". Говорят, теперь на этот витраж засматриваются даже хранители стеклянных коллекций Эрмитажа.
В конце XIX века полковник Ремер разорился, и его усадьбу выкупили в складчину трое зажиточных крестьян. Их интересовала пахотная земля, а не дом с шестью печами, которые слишком накладно топить. Поэтому на лето новые владельцы стали сдавать бывшее помещичье гнездо питерским дачникам, пока эту дачу не приобрёл для своей любовницы один петербургский бонвиван.

Красные и белые

Последней владелицей дома в деревне Лог была придворная дама Ольга Гориневская, которая однажды танцевала на балу с самим государем императором и помнила, как из Царского Села увозили в ссылку семью Николая Второго.
В Великую Отечественную эта дама не пустила к себе на порог немецкого офицера. Она ему сказала, что по причине её знатного происхождения и статуса одинокой женщины (её супруга расстреляли в 1938–м) ей было бы неприлично делить кров с посторонним мужчиной. И это, как ни странно, сработало. Даже полицаи квартировались во время фашистской оккупации не в этом доме, а в соседнем. А в подвале этого прятались партизаны, притом что их вожак после Октябрьского переворота грозился разобрать особняк Гориневской на доски.
Автор: Ольга Миронович

Между Пушкиным и Карлом Марксом

Но больше всего этому дому помогло то, что вместе с той бывшей придворной дамой, которая в советское время работала учительницей в деревенской школе и могла запросто подоить корову, в усадьбе "Лог" любила проводить время её лучшая подруга. Это была детская писательница Маргарита Ямщикова (Ал. Алтаев), которая в 1918 году стенографировала речи Ленина и редактировала письма читателей в газетах "Беднота" и "Солдатская правда" прямо из Смольного.
Её мать принадлежала к роду Толстых (её предок дружил с Пушкиным, а также переписывался с Марксом и Энгельсом), а отец был прямым потомком портретиста Рокотова. В крёстные к Маргарите позвали первого иллюстратора "Мёртвых душ" Александра Агина. Император наградил его за эту работу рубиновым перстнем, который художник потом положил в пелёнки своей крестницы с пожеланием ей трудолюбия.
И трудолюбия Ямщиковой — Ал. Алтаеву было не занимать. Она стала основоположницей целого направления в литературе (историко–биографической прозы), была чрезвычайно популярна и творчески плодовита. А ещё это она придумала серию "Жизнь замечательных людей", которую потом перехватил Максим Горький. Поэтому после её смерти старинный дом в деревне Лог Плюсского района сначала стал народным музеем Ал. Алтаева, а потом и государственным.
Благодаря чему в нём, например, сохранились гардины XIX века, антикварный рояль, керосиновые люстры и подсвечники, сделанные тем самым полковником фон Ремером из гранат и ядер.
Автор: Ольга Миронович

Почти подлинная атмосфера

Но главное, что сохранился сам дом. На сегодня это единственная в России барская усадьба XVIII века в стиле ампир, которая дожила до наших дней в первозданном виде (ну только что крышу всё–таки пришлось покрыть шифером, когда щепа прохудилась).
Вот почему культуролог Юрий Лотман считал, что там надо водить экскурсии под названием "дом Лариных".
Лотман писал, что "крепостные архитекторы и безымянные артели плотников", которые возводили подобные барские усадьбы, унаследовали от древнерусских зодчих "умение вписать постройку в пейзаж, делать дворянские дома наряду с церковными строениями и колокольнями, организующими точками русского пейзажа".
И барский дом в деревне Лог — ярчайший тому пример. Он стоит в окружении трёхсотлетних дубов и полуторавековых лип на крутом берегу реки Плюссы. К его парадному входу удобно подъезжать из деревни, а с его крыльца, обращённого в сад, открывается завораживающий вид на "псковские дали".
Взяв этот дом за образец, воссоздатель мемориала в Михайловском, правда, нарочно кое–что исказил. По обеим сторонам парадного крыльца Дома–музея Ал. Алтаева сохранились две будки, одна из которых в пушкинские времена, как это тогда было принято, служила "ретирадным местом" — а если попросту, то уборной. Поэтому в бытность Татьяны Лариной попахивало у таких парадных подъездов деревенских помещичьих домов — можете себе представить.
Первый директор "Михайловского" решил воссоздавать пушкинскую атмосферу не настолько скрупулёзно и поступил так же, как и очередная хозяйка усадьбы "Лог" в конце XIX века: они оба решили нарушить традицию и перенести ретирадную комнату подальше от главного входа.
Эту и ещё много занимательных подробностей про усадьбу "Лог" и её владельцев вам расскажет легендарная хранительница этого памятника старины Татьяна Николаевна Степанова, которая прямо в Мемориальном доме–музее Ал. Алтаева и живёт и поэтому принимает туристов в любое время дня и ночи.

Как в Печорах

Если уж вы выберетесь в Плюсский район Псковской области, то вам следует посетить ещё одно диковинное место. Это "Новые Печоры" в деревне Посолодино Должицкой волости — остатки древнего мужского монастыря под холмом, на котором стоит величественный храм Входа Господня в Иерусалим, построенный в конце XIX — начале XX века.
В храме сейчас идёт реставрация. Но туристов больше интересуют две монастырские пещеры. Одна из них находится под колокольней, и в незапамятные времена в ней, по преданию, произошло явление чудотворной иконы Сподручицы Богородицы Одигитрии. А другая называется "Федосеев ключик" (по имени некоего анахорета, который там подвизался). Она была так надёжно скрыта от посторонних глаз, что в советское время даже местные жители чуть не забыли, где она находится, и историкам пришлось её заново разыскивать, чтобы поставить под охрану.
Эти пещеры имеют такое же карстовое происхождение, что и в Псково–Печерском монастыре. А первое упоминание про пустынножителей, которые там обосновались (было их 12 вместе с игуменом), относится ко времени Ливонской войны, когда войска короля Стефана Батория разорили пещерный монастырь в Посолодино, после чего выжил только "игумен Пимен да пять братьев черноризцев".