Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
9 сентября 2021, 07:05 2117

Важные петербургские стройки получат особый статус

Фото: Сергей Ермохин

Смольный возвращает в правовое поле "влияющие" на развитие города стройки. Прежде ими пользовались для легализации сноса в историческом центре.

Госстройнадзор на днях разместил для прохождения антикоррупционной экспертизы проект распоряжения "О штабе по вопросам реализации градостроительной политики Санкт–Петербурга". Среди его задач — "формирование и утверждение перечня объектов капитального строительства, влияющих на социально–экономическое развитие Санкт–Петербурга".

Петербургским застройщикам впервые назначили социальный оброк

Петербургским застройщикам впервые назначили социальный оброк

2343
Павел Никифоров

В пояснительной записке к проекту распоряжения отмечается, что "целесообразность создания рассматриваемого органа обусловлена потребностью в объективном и всестороннем рассмотрении возникающих вопросов, особенно в период распространения новой коронавирусной инфекции, в первую очередь в отношении объектов капитального строительства, имеющих важное социальное значение в области жизни и здоровья жителей Санкт–Петербурга, а также большое экономическое и культурное значение (дошкольных и общеобразовательных учреждений, объектов здравоохранения, объектов физической культуры и спорта, культурно–досуговой деятельности и других)".

Стоит отметить, что в самом проекте распоряжения понятие "объект капитального строительства, влияющий на социально–экономическое развитие Санкт–Петербурга", подробно не раскрывается, как не удалось обнаружить в нём и критериев отнесения построек к такого рода объектам.

Но старожилы помнят, что в городском регулировании подобная конструкция уже возникала в 2009 году и просуществовала несколько лет. Тогда это называлось "строительством зданий и сооружений, имеющих особое значение для социального, экономического, культурного и иного развития Санкт–Петербурга".

Подобная формулировка была включена в городской закон "О границах объединённых зон охраны". Под особо значимые объекты можно было сносить исторические здания, невзирая на режимы, при условии проведения историко–культурной экспертизы. Так, например, ради строительства современных корпусов были разобраны дореволюционные флигеля Мариинской больницы. Впоследствии эта скандальная норма была отменена.

Кому какой срок

Для оказывающих влияние объектов штаб собирается "принимать решения об обоснованности продления сроков проведения государственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий". Прохождение именно государственной экспертизы обязательно для мусорных полигонов и строек в границах особо охраняемых природных территорий, для проектов, сметная стоимость которых составляет более 10 млн рублей при условии финансирования из бюджета, а также для памятников архитектуры.

Госстройнадзор (в лице подведомственного ему Центра госэкспертиз) не первый год добивается включения в этот перечень также любых строек в охранных зонах, ссылаясь в данном случае на довольно абстрактные требования закона об объектах культурного наследия, по которому гарантируется сохранность памятников "в интересах настоящего и будущего поколений", и столь же абстрактные требования ЮНЕСКО, по которым каждое государство отвечает за сохранность памятников на своей территории (см. "ДП" № 87 от 08.07.2020).

Градостроительный кодекс гласит, что срок проведения государственной экспертизы не должен превышать 42 рабочих дня. Он может быть продлён по заявлению застройщика или технического заказчика не более чем на 20 рабочих дней — и только в отдельных случаях, определённых федеральным правительством, ещё не более чем на 30 дней.

Последняя норма, про 30 дней, была введена в Градкодекс недавно — в июле нынешнего года. В Госстройнадзоре в комментарии "ДП" связали свой проект именно с её появлением. В службе сообщили, что в развитие этой нормы подготовлен проект постановления федерального правительства, по которому региональные органы госэкспертизы могут на месяц продлевать сроки "в отношении объектов капитального строительства, влияющих на социально–экономическое развитие субъекта Российской Федерации".

В службе заверили, что "вопрос выявления проблемных объектов и разрешение задач, связанных с ними… находится вне компетенции штаба". Но эксперты сомневаются в том, что новый орган потребовалось создавать только ради продления сроков экспертизы (см. комментарий Владимира Аврутина на соседней полосе). Тем более что в городском правительстве не уточняют, в каких случаях и для каких конкретных строек может потребоваться продление.

Садовый инструмент

Ранее "ДП" рассказывал о системной проблеме с детсадами. По данным издания, стоимость многих из них значительно возрастала в процессе строительства в результате неоднократной смены подрядчиков.

Тогдашний вице–губернатор Евгений Елин в комментарии "ДП" увидел одну из причин в том, что "проектная документация часто бывает просто низкого качества", её потом "вынуждены переделывать". С этим пытались бороться, но проекты социальных объектов по–прежнему проходят экспертизу не с первого раза. Во всяком случае, по данным Единого государственного реестра экспертиз, с начала нынешнего года выдано семь отрицательных заключений на проекты школ, 15 — положительных.

Недавно Смольный учредил ещё одну институцию, названную градостроительной комиссией. Задачи её более узкие, чем у проектируемого штаба. Комиссия призвана определять справедливый размер оброка на социальную инфраструктуру, который придётся заплатить застройщикам, чтобы реализовать проект того или иного жилого комплекса (см. "ДП" № 118 от 30.08.2021).

Задержанное подворье

Речь может идти не только о детских садах и школах, поскольку мир важных для города объектов гораздо многообразнее. Среди свежих примеров городских объектов, которые подорожали в ходе строительства и несколько раз проходили экспертизу, можно вспомнить реконструированное здание библиотеки им. Маяковского на наб. реки Фонтанки, 44 (бывшее подворье Троице–Сергиевой лавры).

Контракт продлевался "в связи с необходимостью выполнения дополнительных работ" из–за изменений проектной документации (см. "ДП" № 83 от 21.06.2021). В ближайшей же перспективе может быть строительство здания на месте флигелей дома Басевича и соседнего детского сада для академии Эйфмана, которая считается городской организацией. Очевидно, что такой проект также потребует ручного управления, этим мог бы заняться новый штаб. В

Возглавляемый строительным вице–губернатором Николаем Линченко и включающий представителей всех профильных комитетов, он может играть роль малого правительства для непубличного решения деликатных вопросов в своей области, в том числе в сфере культурного наследия. Комитет по строительству, которому в штабе доверена организующая роль, может использовать его решения для усиления своей роли по отношению к КГИОП.

Штаб какой–то создаётся — как будто война у нас. У нас вроде войны нет, чтобы штабы создавать. И я не уверен, что штабы нужны. У нас есть уже комитет по строительству. Есть комитет по градостроительству. Есть Градостроительный совет. Есть вице–губернатор, который курирует строительство, и при необходимости при вице–губернаторе собирается совещание из представителей комитетов. Только что создана градостроительная комиссия при комитете по строительству. Она рассматривает градостроительные проекты и обязательства застройщиков по объектам социальной инфраструктуры. Почему в рамках этой же деятельности нельзя говорить и о продлении экспертизы? По–моему, это мелкая история, чтобы ради этого создавать какой–то штаб. Зачем ещё один орган — я не знаю.
Владимир Аврутин
Владимир Аврутин
Заместитель гендиректора Института территориального развития
Всё–таки охранное законодательство у нас регулируется определёнными законами, а не просто указаниями руководства города. Поэтому комиссии и штабы организовать можно, но следующим шагом нужно как минимум вписать их решения в 820–й закон (о границах зон охраны памятников. — Ред.) и другие законы. Иначе это не будет иметь отношения к культурному наследию. Сегодня с социально значимыми объектами в 820–м законе особенно не разгуляешься — и лучше так и оставить. Если комиссия просто решит, что, допустим, исторические здания эффективнее ремонтировать (а не сносить. — Ред.), то тут проблем нет. А если отступать от законов, отклоняться от их требований, то потребуется вписывать решения в эти законы. Нужно подождать развития событий и посмотреть, как они собираются использовать эту свою рабочую группу и насколько это будет связано с КГИОП.
Дмитрий Литвинов
Дмитрий Литвинов
Координатор движения "Живой город"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама