понедельник, 29 ноября 2021
$

Жильё, футбол и балаганы: жизнь и отдых петербуржцев

Автор фото: Антон Ваганов

Как доходные дома стали основой жилищного строительства в Петербурге XIX века и чем себя развлекали постояльцы — в обзоре, подготовленном в рамках спецпроекта "Четыре века делового Петербурга".

Строительство и недвижимость

И мне веет весною отрадной,
И мне кажется чудным дворцом
Петербургский, серый, громадный,
Похожий на тысячи — дом.
Т.Л. Щепкина-Куперник (1912)
В XIX веке, как и в XVIII, за обликом столицы пристально следили российские императоры и государственные органы. Благодаря заботе царственных особ и выделяемых на грандиозное строительство денег Петербург украшается ансамблями Стрелки Васильевского острова, Сенатской площади, Александринского театра. Смелые проекты архитектора К. Росси предполагали не просто строительство отдельных зданий, а пробивку новых улиц, сооружение сложных гидравлических систем, которые работают и поныне.
К 1840-м годам выработались новые правила застройки Петербурга, которые прибавились к правилам XVIII века, — создание прямых улиц, постройка домов по "красной линии" из кирпича или камня, запрещение деревянного строительства в центре столицы. Петербург рвался вверх, прирастая этажами, но был остановлен постановлением 1841 года об ограничении высотного строительства. Мерилом стал карниз Зимнего дворца (11 саженей, или 23,4 метра), а обоснованием запрета строить дома выше этого ориентира выступило опасение, что обыватели будут смотреть на императорскую резиденцию свысока. Это правило просуществовало вплоть до 1917 года и сформировало так называемую "небесную линию" Петербурга, прерываемую отдельными доминантами — шпилями Адмиралтейства и Петропавловского собора и куполами церквей.
К середине XIX века также был регламентирован надзор за строительством и обликом зданий. Разрешение на постройку или перестройку обывательских (частновладельческих) домов выдавало Строительное отделение Городской управы, но с условием: если дом выходит на Невский проспект, от Адмиралтейской площади до Лиговского проспекта, на Большую Морскую улицу и на набережную реки Большой Невы от Николаевского до Александровского моста, то оно должно утверждаться через министра внутренних дел самим императором.
Регламентация строительства в XIX веке стала жизненно необходимой. В 1880-1890-х годах ежегодно строилось в среднем около 540 домов, из них 280 каменных и 260 деревянных, и при этом надстраивалось и частично перестраивалось ещё около 300 домов. К концу века в городе начинается настоящая строительная лихорадка — в 1897 году было построено 498 каменных и 564 деревянных дома.
В этот период активно занимались строительством частные подрядчики, а их доброе имя всегда служило гарантией качества и добросовестной работы. Недаром большинство фирм носили имена своих основателей, даже если управляли предприятиями уже их потомки. Такие фирмы не нуждались в широкой рекламе, и одно только упоминание имени, например Пантелеймон Бадаев, уже гарантировало хорошую работу. Фирма, основанная в 1855 году Трифоном Осиповичем Бадаевым, в 1871-м перешла к его сыну Пантелеймону, который осуществлял в Петербурге такие крупные подрядческие работы, как строительство Политехнического института, Городского кредитного общества. Обороты этого предприятия достигали 800 тыс. рублей в год. С 1906-го дело перешло к его сыну Василию Пантелеймоновичу. Он построил в Петербурге здание страхового общества "Россия" (Большая Морская, 37), Петербургского международного коммерческого банка (Английская набережная, 6) и т.д. Фирмы, подобные этой, как говорится, в рекламе не нуждались.
Если первую половину XIX века можно назвать временем ансамблевого строительства, финансируемого государством, то во второй половине века диктовать свои условия будут деньги новых капиталистов, промышленников, удачливых и предприимчивых крестьян. И они вкладывают свои средства в жилищное строительство, основой которого становится доходный дом. При условии что большая часть населения Петербурга жила в съёмном жилье, строительство дома для сдачи внаём долгое время было одним из лучших способов вложения капитала.
Такой дом возводили, стараясь полностью застроить участок жилыми флигелями, которые образовывали знаменитые дворы-колодцы, страдавшие от недостатка света и воздуха. В результате в Строительный устав, который регламентировал застройку русских городов, пришлось внести правило не делать площадь внутренних дворов меньше 30 квадратных саженей (135 м2). Но домовладельцы всё равно умудрялись увеличивать доходную площадь дома. Нельзя строить выше карниза Зимнего? Но можно возвести мансарду — дополнительный этаж со скошенной крышей. Нельзя выходить за красную линию улицы? Но можно предусмотреть в проекте эркер, который увеличит площадь квартир начиная со второго этажа. Да ещё и угловая башенка вполне может стать жильём.
Кроме того, система кредитования жилищного строительства давала возможность брать ссуду ещё на стадии котлована, затем, закладывая в Петербургском кредитном обществе начатую постройку, взять следующую ссуду и так до окончания строительства.
Петербургский доходный дом представлял собой целый мир — своеобразный Ноев ковчег, где социальная стратификация была вертикальной. В одном доме могли жить генерал со своей семьёй в квартире из шести-восьми комнат на втором этаже, а под крышей в комнате-гробе мучился философскими вопросами убивец Родион Раскольников. Красочное описание пёстрых обитателей доходного дома даёт Н.В. Гоголь в письме к матери в 1829 году: "Дом, в котором обретаюсь я, содержит в себе 2-х портных, одну маршанд-де-мод, сапожника, чулочного фабриканта, склеивающего битую посуду, декатировщика и красильщика, кондитерскую, мелочную лавку, магазин сбережения зимнего платья, табачную лавку и, наконец, привилегированную повивальную бабку".
Доходные дома заполняют Петербург, но, как ни странно, не решают жилищной проблемы, а лишь ухудшают санитарное состояние города и здоровье петербуржцев. Город требовал кардинальных изменений, которые в XIX веке только начнут разрабатываться.
Обветшавшие или устаревшие дома прошлого века перестраиваются, в центре города появляются новые уникальные ансамбли. Эту традицию впоследствии переняли многие современные девелоперы. Ярким доказательством является, например, ЖК "Новый Невский" от группы компаний "ПСК".

Досуг и развлечения

Столичный город предоставлял огромные возможности для проведения досуга всех слоёв населения. Были здесь и театральные представления на любой вкус, разнообразные питейные и увеселительные заведения. А самыми демократичными развлечениями были народные гулянья на Масленицу и на Пасху.
До конца XIX века для народных гуляний в Петербурге выделялись центральные площади — до 1873 года Адмиралтейская, а с 1873 по 1898 год — Марсово поле. Здесь за считаные дни вырастали катальные горки, качели, карусели и, пожалуй, самые важные и интересные для зрителей театры-балаганы разных размеров и качества. В балаганах Малафеева, Лемана, Берга, Егарева шли технически сложные, построенные на эффектах представления.
Для многих именно балаганное представление стало первым знакомством с театром и народным искусством. Огромное впечатление представления в масленичных балаганах и вся обстановка ярмарочного гулянья произвели на художника Александра Бенуа и композитора Игоря Стравинского. Позднее их детские впечатления воплотились в музыке, декорациях и костюмах балета "Петрушка".
В балаганах попроще публику чаще всего завлекали экзотическими зрелищами — шпаго- и огнеглотателями, "диковинными" животными. По рассуждению одного из таких балаганщиков, "дураков в Петербурге ещё непочатый угол: собаку о трёх головах показывал — балаган от народу ломился. У Богомолова из лавки кошку взял да сделал вывеску, что де дикий японский кот".
На масленичных и пасхальных гуляньях в Петербурге непременно устраивались катальные горки, которые достигали в высоту 26 метров. Их устраивали и на льду Невы напротив Стрелки Васильевского острова, и на площади перед Адмиралтейством, и на Марсовом поле. Горки заливались водой, и по образовавшемуся ледяному склону можно было съехать или в специальной тележке, в которую могли поместиться до шести человек (так называемые "дилижаны"), или на специальном соломенном коврике, пересчитывая "пятой точкой" все выбоины и ухабы. Особой удалью считалось съехать с гор стоя на коньках или на лыжах. На горах работали молодые парни — катали, разгонявшие тележки и поднимавшие их обратно наверх гор.
После Нижегородской ярмарки 1896 года в Петербурге начали устраивать так называемые "американские горки", где в качестве движущей силы стали использовать электричество.
Местом проведения досуга были петербургские трактиры и рестораны. Наиболее знаменитые петербургские рестораны первой половины XIX века носили имена своих знаменитых создателей: французов Леграна, Сен-Жоржа, Симона, немца Клее, итальянца Александра. В таких ресторанах можно было заказать блюда и французской, и итальянской, и немецкой национальной кухни. Блюда русской кухни можно было найти в трактире или на Невском в ресторане Палкина. Как вспоминал современник: "Теперь русский трактир та же французская растеряция, только со множеством зеркал и канделябров с сальными свечами. Русского тут только борода и постное масло".
Зачастую петербургские трактиры и рестораны становились своеобразными клубами единомышленников. "Талон" на Невском, 15, был любимым заведением Александра Сергеевича Пушкина. В начале XIX века были популярны "Кюба" на Большой Морской, 16, и "Дюссо" на Большой Морской, 11. Особенно это было характерно для второй половины XIX века, когда некоторые трактиры облюбовали представители различных литературных и газетных кругов. Для газетной братии таким клубом стал трактир "Капернаум" на Владимирской площади, 7, а "генералы от литературы" восьмидесятых годов во главе с Некрасовым избрали для своих вечерних встреч ресторан "Малый Ярославец" на Большой Морской, 8, славившийся русской кухней.
"Свои" клубы были и у купцов. В ресторане при гостинице "Мариинская" (Чернышев пер., 3) собирались часто за столом крупные торговцы, чтобы в душевной обстановке заключить многомиллионную сделку и тут же её обмыть. Здесь было царство русской кухни, больших денег и тихих переговоров.
Трактиры "Углич", "Сенная биржа", "Ягодка" и др. служили не только местом встреч и своеобразного отдыха горожан, но и оригинальными биржами, где обсуждались и устанавливались цены на товары и составлялись прогнозы по торговле теми или иными товарами, поступавшими оптом на Сенной рынок.
В 20-30-х годах XIX века особой популярностью горожан стали пользоваться кондитерские лавки, хозяева которых устраивали при них небольшие кафе. Большинство из них находилось, конечно, на Невском проспекте. В кондитерских Амбиеля (Невский, 45), Малинари, "А-ла-реноме", "О-берже-Фидель" за 50 копеек можно было заказать кофе, к которому обязательно подавали сахар, крошечный молочник со сливками и бисквиты. Здесь же можно было почитать свежие газеты, поиграть на стоявшем в зале фортепиано.
К богатой театральной жизни Петербурга, которая требует отдельного рассказа, в 1827 году прибавляется цирк Турнера, а в декабре 1877-го — цирк Чинизелли на Фонтанке, первый каменный цирк в России.
В 1896 году — спустя всего 4 месяца после премьеры в Париже — в столице России проходят первые кинопоказы. Вскоре новый вид досуга становится невероятно популярным — к 1913 году в городе работает уже 134 постоянных кинотеатра.
Ещё одним популярным и азартным зрелищем были конные бега, которые зимой проводились на льду Невы, а в 1880-х годах на Семеновском плацу (сейчас — Пионерская площадь перед Театром юного зрителя) был оборудован специальный ипподром. Там же проходили крупные городские мероприятия. Так, в 1893 году на ипподроме состоялся первый в России футбольный матч.
Увлечение спортом не ограничивалось футболом. На льду Фонтанки у Симеоновского моста рядом с цирком или на льду Юсуповского пруда проходили хоккейные матчи, соревнования фигуристов. С середины XIX века развивается велосипедный спорт, в конце — автомобильный. В Петербурге в XIX веке создаётся множество спортивных легкоатлетических обществ.
Ещё одним популярным видом развлечения для определённых кругов на рубеже веков становится воздухоплавание. Для сбора средств на сооружение Комендантского аэродрома образуется товарищество "Крылья". Небесные первопроходцы сперва относятся к полётам как к экзотичному досугу — но именно так закладывается фундамент для развития авиации в стране.
Материалы подготовлены при участии Российской национальной библиотеки .
Уличная выставка " Четыре века делового Петербурга " открыта с 10 мая на Большой Морской улице и с 10 июня — на Малой Садовой. Выбор этого места не случаен — именно на этой улице, в здании Главного штаба, когда-то размещалось Министерство финансов Российской империи. Стенды, каждый из которых посвящён одному из веков — XVIII, XIX, XX и XXI, — в наглядной форме представляют информацию о развитии промышленности, торговли, банковского дела, связи и коммуникаций, сферы развлечений и т.д. Ещё на одном стенде — информация о деловых СМИ, которые выходили в Петербурге в разные века. Материалы также публикуются на сайте dp.ru и в наших социальных сетях. Генеральный партнёр выставки — группа компаний " ПСК ".
В работе использовано издание: Барышников М.Н. "Деловой мир Петербурга".