Александр Тупеко Все статьи автора
16 февраля 2021, 07:49 1756

Старина без посредников: поиск сокровищ на барахолках становится популярен

Фото: ТАСС

Нужно набраться терпения, чтобы найти на барахолках и свалках действительно стоящие вещи. Зато они уходят к знатокам, минуя промежуточное звено.

Вопреки расхожему мнению, "вещи с улицы" приносят домой не только маргиналы, но и весьма благополучные петербуржцы. Да и на барахолки тоже ходят не только малоимущие граждане и хипстеры, которым нужны винтажные безделушки. "ДП" выяснил, что люди ищут на блошиных рынках и в ПУХТО и сколько могут стоить такие находки.

Винтаж не по карману: петербуржцы начали экономить даже на секонд–хенде

Винтаж не по карману: петербуржцы начали экономить даже на секонд–хенде

8144
Анна Серпер

Удивительное — рядом

Казалось бы, торговля бывшими в употреблении вещами давно перешла в онлайн: на "Авито" и других подобных сервисах можно легко найти и мебель, даже старинную, и грампластинки, и фарфор. А если платить не хочется, то "Вконтакте" есть множество групп, в которых отдают вещи бесплатно. Однако на сайтах бесплатных объявлений в последнее время всё чаще встречаются перекупщики, которые могут сильно завышать цены, а в пабликах вроде "Отдам даром" едва ли может попасться что–то действительно стоящее. И тут искателям на помощь приходят развалы и даже помойки.

Пожалуй, одна из самых популярных категорий, которые ищут в мусорках, — антикварная мебель. Как рассказала искусствовед Наталья Рахманкулова, одной из самых значимых таких вещей в её практике стало кресло Thonet конца XIX — начала XX века, которое было в отличном состоянии (сохранилась даже этикетка производителя). У перекупщиков антиквариата аналогичные кресла стоят сейчас в районе 15 тыс. рублей.

"Ещё была хорошая находка — в детском саду в ПУХТО выкинули манекен. Бежевый, обшитый бязью. А я то шью, то делаю брошки, поэтому и забрала его. Мне говорили, что на Удельном рынке такие стоят от 5 тыс. рублей, а в instagram–магазинах и до 30 тыс., — рассказывает Наталья Рахманкулова. — В процессе реставрации оказалось, что под обивкой он был оклеен старыми газетами с любопытными объявлениями. По ним я определила год выпуска — 1913–й. Интересно, как он оказался в здании 1987 года постройки?"

Знаток мимо не пройдёт

По мнению создателя telegram–чата "Покорители помоек" Ольги Царевской, мало кто задумывается о фамильных историях, семейных реликвиях, и часто вещи, связанные с жизнью целых поколений, отправляются на свалку.

"Под реликвиями я не имею в виду некую условную “Джоконду” из семейной картинной галереи, а сундук прапрабабушки, например, — говорит Ольга Царевская. — Я сделала чат в Telegram именно потому, что мне кажется — не только антиквариат ценен. Иногда простой чемодан с написанным внутри списком вещей, которые ребёнок взял в лагерь, — уже целая история из чьей–то жизни".

Экономика секонд-хенд: в ЕС становится зазорно покупать новые вещи

Экономика секонд-хенд: в ЕС становится зазорно покупать новые вещи

19859
Михаил Киселёв

По мнению руководителя издательства музыки на виниле и кассетах PMM Unlimited Сергея Ефремова, люди вновь осознают ценность осязаемых вещей — их опять интересуют старые пластинки, которые тоже в большом количестве можно найти на помойках или купить за символическую цену на барахолке.

Однажды Сергей поехал на "социальный рынок" у станции Сортировочная, чтобы купить очередную партию дореволюционных образцов, которые он коллекционирует, но даже не представлял, какая находка его там ждёт.

"У одного из продавцов среди разложенного хлама я обнаружил корпус от граммофона с сохранившимися механизмами, который купил за 500 рублей. Принеся его домой, по маркировкам выяснил, что это граммофон американской фирмы Zonophone. В начале XX века у неё было отделение в Петербурге, которое проработало всего пару лет. И на найденном экземпляре как раз стояло клеймо Zonophone St. Petersburg! Это редчайший образец, так как обычно аппараты этой компании встречаются с клеймами производства США", — обосновал редкость своей находки Сергей Ефремов.

Но, как правило, даже на барахолках, в особенности на популярном среди туристов рынке у станции метро "Удельная", продавцы знают истинную цену старинным вещам.

Однако есть и исключения: Сергей Ефремов вспомнил, как его коллега по собирательству купил за 2 тыс. рублей кабинетную статую балерины Дудинской, сделанную в сталинскую эпоху по модели знаменитого скульптора Елены Янсон–Манизер. Для сравнения: на "Авито" или интернет–аукционе "Мешок" такие экземпляры изредка попадаются примерно за 80 тыс. рублей, а на сайтах аукционных домов цена может исчисляться тысячами долларов.

Не только в России

Издательство PMM Unlimited планирует выпустить очередной номер своего художественного альманаха, который будет состоять из репродукций находок, сделанных на барахолке у Сортировочной. Туда войдут старинные фотографии, рисунки, записи из дневников и девичьих альбомов, документы, вероятно принесённые на развал с помойки. В издательстве подчёркивают, что в этот раз выпуск будет исключительно петербургским. В то время как в прошлых публиковались работы известных и не очень авторов из России, Европы и США.

Многие любители старины не ограничиваются питерскими барахолками. Посещая другие страны, обязательно заходят и на местные блошиные рынки. Сейчас эти люди, как и другие путешественники, с нетерпением ждут открытия границ.

"Несколько лет назад в Будапеште на блошином рынке Ecseri — одном из крупнейших в Европе, мне удалось встретить прелестные изящные табуретки Thonet по совершенно символической цене, — рассказывает коллекционер Константин Грабарь. — В области мелкой пластики и винтажных серебряных изделий шансов подыскать нечто оригинальное и гармоничное — ещё больше. И цена вопроса зачастую оказывается приятным сюрпризом. К примеру, дивную вазу работы знаменитого Эмиля Галле после некоторого торга удалось купить за 55 евро. Почистить и привести её в порядок на фоне такой цены было радостью — стоимость аналогов на Ebay достигает нескольких тысяч долларов".

С помойки — в галерею

Но не только любителей истории и коллекционеров интересуют вещи "секонд–хенд". Как рассказал заведующий отделом новейших течений Русского музея Александр Боровский, современные художники порой работают с found objects — найденными объектами.

Ярким представителем этого направления в Петербурге был Вадим Воинов, которого называли "посредником в беседе с выброшенными вещами". Ещё в советское время он начал создавать коллажи из предметов, оставленных жильцами в покинутых квартирах.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама