Маргарита Фещенко Все статьи автора
10 февраля 2021, 07:10 6913

Тысяча и две подписи: чем обернётся закон о просветительской деятельности

Фото: vostock-photo

Законопроект о просветительской деятельности, который сегодня во втором чтении готовится рассмотреть Государственная дума, грозит закрытием локальным лекториям и образовательным проектам. Под инициированным петербургскими активистами открытым письмом против его принятия подписались свыше 1000 представителей культуры, образования и науки. Представители этой сферы бизнеса не понимают, что их ждёт в будущем.

Законопроект о просветительской деятельности был принят Думой в первом чтении 23 декабря прошлого года и сразу же обеспокоил тех, кто имеет отношение к организации научно–популярных лекций, мастер–классов, экскурсий, воркшопов и даже ведению образовательных блогов. В среду документ должен пройти горнило второго чтения.

Просвещать и усложнять: бизнес раскритиковал регулирование научпопа

Просвещать и усложнять: бизнес раскритиковал регулирование научпопа

439
Дарья Дмитриева

Петербургский малый бизнес пока ждёт разъяснений от законодателей на федеральном уровне, но уже пытается подсчитать возможные убытки и даже готовится к закрытию. Среди причин — страх цензуры и боязнь вовсе лишиться прибыли из–за дополнительных издержек на получение лицензий. Причастные к сфере считают: из–за расплывчатости формулировки под запретом может оказаться любой "вневузовский" лектор — даже тот, что не выходит за пределы онлайн–проектов. Пока в тексте законопроекта под "просветительской" понимается деятельность "вне рамок образовательных программ", но в то же время направленная на "удовлетворение […] образовательных потребностей и интересов" человека.

Регламентировать планируется распространение информации, которая может повлиять на "духовно–нравственное, творческое, физическое и (или) профессиональное" развитие личности. Противоположную законодателям сторону — просветителей — смущает почти безграничная широта понятия. Их реакцией на нашумевший законопроект стало открытое письмо на имя президента, министров и депутатов, которое собрало 1002 подписи.

Цель (она же просьба) подписантов — отклонение законопроекта, среди доводов — возникающие предпосылки для цензурирования просветительской деятельности, боязнь изоляции в вопросе международного обмена и "бесконтрольное" делегирование регулирования правительству.

"Моя основная сфера деятельности — курирование выставочных проектов, но дело никогда не ограничивается развеской работ в галерее. Выставки сопровождаются дополнительной программой, а если введут ограничения, это усложнит и без того непростую работу в условиях почти полного отсутствия ресурсов. Или взять, например, Instagram — там у меня есть ряд постов с практическими советами художникам. Будут ли теперь также контролировать блогерскую среду? Боюсь, что да", — делится опасениями Лизавета Матвеева, петербургский куратор и инициатор открытого письма.

По мнению искусствоведа, автора культурно–образовательного проекта Art Junky и лектора Level one Елизаветы Климовой, законопроект задевает и без того незащищённые области: культуру, искусство, науку. "Это сферы со скромными зарплатами, сложным трудоустройством и крайне небольшими возможностями для реализации своих идей. Любые ограничения и бюрократические проволочки только навредят и оставят без работы многих специалистов", — уверена Елизавета Климова.

"Наш проект популяризирует современное искусство в спальном районе Петербурга. И так ясно, что это непросто. Мы благодарны всем лекторам, которые работают с нашей аудиторией бесплатно. Но в случае принятия закона непонятно, что нас ждёт. Власть получает дополнительные рычаги давления", — говорит Анастасия Пронина, куратор проекта Benua Art Garden.

Иностранное невмешательство

Качество дистанции: система образования нуждается в работе над ошибками

Качество дистанции: система образования нуждается в работе над ошибками

165
Вера Хейфец, Борис Мазо

Изначально законопроект был предложен очевидно непрофильным органом — временной комиссией Совфеда по защите госсуверенитета и противодействию вмешательству во внутренние дела России. С одной стороны, глава комиссии Андрей Климов в интервью СМИ говорил о назревшей необходимости регламентировать понятие "просветительская деятельность", мерах господдержки для "узаконенных" просветителей и борьбе с лженаукой. С другой — упоминал о связи несогласных с идеями прямиком из Вашингтона, а в качестве примера опасного "просветителя" приводил запрещённую в России организацию ИГИЛ.

"Мы, конечно, не имеем отношения к иностранному вмешательству. Будут страдать простые люди, которые хотят заниматься образовательной деятельностью. Мы, микробизнес, и так испытали большие проблемы из–за пандемии. В случае принятия законопроекта будем бороться, менять позиционирование. Но боимся, что сил уже не хватит", — говорит Евгения Ионочкина, представитель проекта "Музыкальная комната". В случае принятия закона предпринимателям придётся отказаться от уникального формата — концертов–лекций — в пользу стандартных музыкальных вечеров. По сути, дело сможет выжить, но лишится своего главного конкурентного преимущества.

Просветители боятся не только цензуры, но и возникновения экономических рычагов давления. Для кого–то узаконить свою деятельность и, например, получить предполагаемую лицензию нового образца может оказаться не под силу.

"Бюрократические издержки лягут на плечи наших пользователей, и всё это войдёт в цену билета — часть аудитории уйдёт сразу. К тому же снизится мобильность бизнеса. А в случае, когда мир нестабилен и постоянно появляются преграды — от пандемии до митингов, — подвижность особенно важна. В случае бюрократизации скорость вывода продуктов на рынок кратно уменьшится. Итог — снижение маржинальности и закрытие бизнеса", — делится прогнозом Наталья Карасёва, искусствовед и создательница проекта bigcity.art.

С двух сторон

По кому–то законопроект может ударить сразу с двух флангов. Пример — предприниматель Эльдар Джавадов. Одна из услуг его интернет–агентства EdvanceMedia — обучение маркетингу, и если раньше право на ведение подобной деятельности регламентировалось простым внесением дополнительного кода ОКВЭД, то сейчас ситуация так и остаётся неясной. В меньшей степени, но всё же пострадает и другой бизнес — сеть коворкингов The LEVEL Space, где есть лекционные залы. В случае внедрения запретов бизнесмен ожидает снижения количества клиентов среди коучей и лекторов на 20–30%. Правда, в этом случае спасает многопрофильность пространства: всё те же залы используются и для крупных переговоров, и для выездного корпоративного обучения сотрудников внутри компаний.

Пока же законопроект вызывает ряд вопросов и у специалистов в правовой области. Юрист Валерия Маламура считает, что просветительская деятельность вне стен учебных заведений запрещена не будет. Заниматься ею смогут и физические лица, и ИП, и юрлица. Но законной она будет лишь при соблюдении условий, которые установит правительство. И какими они будут — пока неясно вовсе.

"Большинство лекторов после принятия закона о самозанятых стали платить налог, получили возможность в числе прочего заниматься обучением как “репетитор”, “тренер”, “учитель” и прочее. Будет ли пересмотрен этот перечень и появится ли “специалист по просветительской деятельности“? Будут ли внесены какие–то ограничения в статус самозанятого?" — задаётся вопросами Валерия Маламура.

Границы того, где заканчивается образовательная или развлекательная и начинается просветительская деятельность, тоже пока не определены — градация не оговорена публично. И, пожалуй, при этом раскладе — перед вторым чтением, которое традиционно считается решающим, — опасения представителей культуры вряд ли можно назвать алармистскими.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама