Фото: Беликов Валентин

Труд, пот и слёзы: пандемия помогла архитекторам Петербурга выйти в новые регионы

Архитектурный бизнес Петер­бурга под конец года почув­ствовал себя на подъёме. Хотя первый период адаптации замедлил процессы, но затем сумевшие пере­строиться игроки принялись осваи­вать новые рынки.

ТОП-100 — 2020

ТОП-100 — 2020

17519

Меньше на дорогу

По данным системы "Контур.Фокус", деятельностью в области архитекту­ры в Петербурге занимаются около 2,6 тыс. игроков, причём несколько крупнейших (инжиниринговые ком­пании) контролируют по 2–3 млрд рублей выручки каждый. В топ–50 по­падают большие компании, занима­ющиеся более или менее авторской архитектурой ("Студия 44", "Интер­колумниум", "Евгений Герасимов и партнёры"). "Студия 44", крупней­ший игрок в этой сфере (выручка поч­ти 600 млн рублей), в 2020 году уве­личила портфель крупных проектов, выиграв конкурсы по проектирова­нию кампуса СПбГУ и парка на Туч­ковом буяне, а также получив кон­тракт на перепроектирование под гостиницу Павловских казарм на Мар­совом поле. В свою очередь, "Интерко­лумниум" (который по итогам 2019–го обошёл по выручке фирму "Евгений Герасимов и партнёры") этим летом представил необычный проект жи­лого дома на Чёрной речке, впервые в современной истории города пред­усматривающий перенос историче­ского здания.

При этом самым сложным и важ­ным для отрасли в целом в 2020 го­ду было освоение удалённой рабо­ты, отметил в комментарии "ДП" руководитель собственной мастер­ской архитектор Михаил Мамо­шин. Напомним, что из–за всеоб­щего перехода на удалёнку был пе­ренесён на несколько месяцев кон­курс на проект парка на Тучковом буяне, одно из ключевых архитек­турных событий года. Но если в начале весны, после ввода ограничи­тельных мер, зодчие учились ра­ботать на удалении внутри своего коллектива, то затем такая работа "перешла на диалог с заказчиками и со смежниками". В результате пе­тербургские архитекторы стали вы­ходить на новые рынки в регионах.

"На сегодняшний день стёрта грань между работой в городе и за его пре­делами, потому что формат органи­зации работы одинаков. Мы в Zoom общаемся с заказчиками и в Петер­бурге, и в Салехарде, и в Севастополе, и уже нет разницы, поскольку всё че­рез телевизор идёт, извините за тер­минологию", — рассказывает Мамо­шин. В свою очередь, КГА стал про­водить градостроительные советы по видеоконференцсвязи (с недав­них пор, к слову, Градсовет работа­ет в обновлённом составе). Всё это позволяет зодчим меньше времени тратить на дорогу и больше уделять основной работе.

Ещё один аспект всеобщей циф­ровизации — развитие BIM–проектирования (так называют под­ход, когда на будущее здание и все его системы разрабатывают единую информационную модель). В частно­сти, на состоявшемся недавно кон­курсе "Архитектон" был представ­лен проект церкви на Крестовском острове. Этот исполненный в рус­ском стиле храм — один из первых в России, спроектированных в BIM-формате. А со следующего года, как недавно рассказывал "ДП", ис­пользование цифровой технологии станет обязательным для всех про­ектов государственного заказа.

Мамошин не почувствовал спада в своей сфере (его компания не зани­мается крупными проектами мас­сового освоения территорий). То же говорит и ещё один топ–менеджер, чьё бюро занимается индивидуаль­ными проектами, Александр Кицу­ла. "Что касается работы моей мас­терской, определённое оживление в этом году происходило. Может быть, такое же оживление есть и по всему рынку", — предполагает Кицула. Он связывает оживление с тем, что отрасль приспособилась к очеред­ным изменениям, и речь не толь­ко о коронавирусе. "Мы притираем­ся к тем не очень удобным услови­ям, которые нам создают. Видимо, потому, что ничего другого, кроме как проектировать, мы не умеем", — рассказал "ДП" Кицула.

Не всё сладкое

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

"Не хватит — намоем": победитель проекта ТОП-100 — 2020

1287
Владимир Герасимов

Существенным фактором для отрасли стало утверждение в этом го­ду новой редакции закона "О гра­ницах зон охраны..." с уточнением понятия смежного уличного фрон­та и новыми высотными ограни­чениями. Уточнены в этом законе и сами зоны. Кроме того, были на­конец приняты границы Петербурга как исторического поселения вместе с регламентами, которые наложили дополнительные ограничения на застройку пригородных территорий. Готовится новая редакция генпла­на, а также на федеральном уровне полностью переработанная версия закона "Об архитектурной деятель­ности" (от него ждут лучшей защиты авторских прав; пока же в истории со второй сценой МДТ зодчим пришлось судиться из–за неоплаченно­го проекта).

Что же касается массового проек­тирования, то оно, отметим, в боль­шей степени зависит от объёмов строительства, которые поддержи­ваются благодаря льготной ипотеке. По оценке Александра Кицулы, рас­слоение компаний на массовых про­ектировщиков и тех, кто пытается за­ниматься авторской архитектурой, усиливается. Всё больше становится фирм, которые "специализируются на проектировании как на бизнесе". На практике это означает, что они разрабатывают рабочую докумен­тацию под проекты, эскизные реше­ния для которых сделаны другими людьми. Это приводит к снижению качества конечного продукта, по­скольку "когда за твой объект берётся кто–то другой, кто не понимает всех нюансов, это не очень хорошо". "Это, с одной стороны, здорово, когда тебе достаётся всё сладкое. Но кому–то тог­да достаются труд, пот и слёзы. Ну и на самом деле креативить тоже нуж­но, понимая, как это всё потом будет устраиваться", — знает Кицула.

Зодчий подчеркнул, что его бюро — полного цикла. Но так или иначе ав­торская архитектура по–прежнему востребована. Причём в этом го­ду наметилась новая тенденция: отечественных архитекторов стали приглашать для авторской доработ­ки зарубежных проектов (а не просто на рабочее проектирование, как это было раньше). Мамошин привёл при­мер с парком развлечений "Лукомо­рье". Концепция напоминающего ги­пермаркет здания–параллелепипеда с берёзками на фасаде, разработан­ная нидерландским бюро Jora Vision (известный проектировщик, кото­рый работал и над Диснейлендом), была разгромлена Градсоветом. Те­перь архитектуру дорабатывает Ма­мошин. Можно вспомнить и уже упо­минавшийся проект парка на Туч­ковом буяне — над ним голландское бюро West 8 работает в тандеме с рос­сийской "Студией 44".

Для меня главное — построение эффек­тивной бизнес–модели. На самом деле быть вла­дельцем бизнеса для меня никогда не было самоцелью.
Пётр Гавырин
Пётр Гавырин
"А Плюс Девелопмент", генеральный директор
Мы стремимся за­нимать лидирующие позиции в реализации масштабных, ком­плексных проектов, применяя опыт коман­ды профессионалов, спо­собных решать задачи управления проектами любой сложности.
Дмитрий Швайко
Дмитрий Швайко
"Росинжиниринг", генеральный директор

Материал подготовлен в рамках проекта ТОП-100 — 2020 .

Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
6 декабря 2020, 12:21 244
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама