Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
6 октября 2020, 09:46 1010

Меньше малого: что не так с новой методикой расчёта МРОТ

Фото: Александр Сергеев

МРОТ в России будут считать по-новому. Это — реформа?

Начальство в очередной раз нашло золотой ключик, поворот которого решит проблему "работающей бедности". Раньше минимальный размер оплаты труда считался "от прожиточного минимума", а теперь будет "от медианной зарплаты по стране". В следующем году МРОТ будет равен 42% от медианного среднедушевого дохода за 2019 год. Всё как у больших — на уровне 40% от среднего заработка МРОТ находится в Канаде, Японии, Мексике. А ещё в Эстонии и Словакии. "Как у больших" — в данном случае имеется в виду не размер страны или экономики, а уровень развития институтов социальной поддержки.

Минтруд изменит метод расчёта МРОТ

Минтруд изменит метод расчёта МРОТ

80

Правда, в "живых деньгах" увеличение МРОТ выглядит не очень убедительным. В 2019 году медианный среднедушевой доход по России был 26 365 рублей в месяц. Соответственно, новый МРОТ будет 12 792 рубля. Предыдущий минимум составлял 12 130 рублей. Разница — 662 рубля. Восемь долларов по текущему курсу. "Освежённый" МРОТ в пересчёте на доллары окажется на уровне $160 в месяц (и то если курс рубля не снизится ещё). То есть $1920 в год.

Мексиканский образец

В той же Мексике годовой МРОТ составляет $2369 в год. Правда, там длиннее рабочая неделя и условный мексиканец работает 2148 часов в год. Такой же условный россиянин отрабатывает 1972 часа за тот же срок.

Получается, что в Мексике минимальная стоимость "рабочего часа" составляет 1 доллар и 10 центов. В России же цена такого часового минимума составит 97 центов. На 10% ниже, чем в Мексике.

Почему мы сравниваем Россию и Мексику? Потому, что эти страны близки по подушевому ВВП — у России он в 2019 году был равен $11 162, а у Мексики — $10 118. Да и вообще Мексика — это в некотором роде то, что всё время обещает (в смысле экономики) устроить у себя Россия. Классическая нефтедобывающая страна, сумевшая создать вполне конкурентоспособную современную экспортно ориентированную промышленность.

Давайте сравним доли от подушевого ВВП, которые Россия и Мексика выделяют на "минимальные зарплаты". Для РФ это будет 1920 разделить на 11 162 и умножить на 100% — равно 17%. А вот для Мексики этот условный показатель составит уже 23,4%. Можно сказать, что доля валового продукта, которую Мексика выделяет на оплату труда, — приблизительно, конечно, — в 1,4 раза выше, чем в России.

МРОТ за воротник: что новенького Смольный предложил безработным

МРОТ за воротник: что новенького Смольный предложил безработным

309
Светлана Афонина

А есть ли ещё какая–нибудь интересная для сравнения страна, где доля подушевого ВВП, расходуемая на оплату труда, была бы похожа на мексиканскую, а доля МРОТ от медианного дохода соответствовала бы российской?

Если считать в процентах от подушевого ВВП, очень подойдёт Малайзия. Её подушевой ВВП примерно равен российскому ($11 136), а минимальная зарплата составляет $2369. 21% от этого самого подушевого ВВП идёт на минимальные зарплаты — всё равно даже Малайзия оценивает вклад своего работника в экономику выше, чем Россия. (Кстати, средняя зарплата в Малайзии тоже выше — $8700 в год.)

Две России

Стоп, скажете вы, давайте говорить честно. Основа благосостояния российской экономики — сырьевой комплекс, а в нём–то занята совсем небольшая часть россиян. Можно даже сказать, что страна разделена на "Россию бюджета" и "Россию рынка". В "России бюджета" обитает примерно 70 млн человек из 110 млн взрослого населения. Это до 45 млн пенсионеров и инвалидов, 16 млн бюджетников (от вооружённых и невооружённых наёмников власти до врачей–учителей) и ещё 10 млн человек, напрямую или косвенно работающих в госкомпаниях и ГУПах. А все остальные около 40 млн — из "России рынка" — примерно поровну делятся на занятых в частной экономике и промышляющих собственным трудом. При этом "Россия бюджета" как раз и содержится в первую очередь за счёт денег сырьевого комплекса, а всем остальным начальство советует работать за минимальную зарплату, не претендуя на долю нефтяных доходов.

Именно поэтому для оценки, велик или мал российский МРОТ, надо сопоставлять Россию с какой–нибудь сырьевой страной. С Мексикой сравнение не очень в пользу РФ, надо искать что–то ещё. Есть ещё Норвегия и Саудовская Аравия или Австралия, но тут разница в доходах людей слишком очевидна. Другая энергетическая сверхдержава — Нигерия — имеет слишком низкий подушевой ВВП.

Подсказку, где искать образец для подражания, может дать новейший доклад НИУ ВШЭ "Россия в новую эпоху: выбор приоритетов и цели национального развития". Там прямо говорится, что "…ключевая проблема обеспечения устойчивого развития российской экономики состоит не столько в наличии масштабного сырьевого сектора… сколько в недостаточном качестве обрабатывающего сектора, преобладании в нём относительно простых операций и производств, основанных на использовании труда низкой квалификации…"

При этом, подсказывают эксперты "Вышки", никакое "ресурсное проклятие" развитию экономики не мешает, "о чём свидетельствует опыт некоторых стран с крупными сырьевыми экономиками: в частности, Канада, играющая в глобальном производстве прежде всего роль поставщика сырья, обладает тем не менее сложной экономикой, производящей и экспортирующей большие объёмы товаров высокой степени переработки, близких к конечному потребителю". Кстати, канадский МРОТ как раз составляет 47% от подушевого ВВП. Доля повыше, чем в РФ, но не критично.

Зачем тратиться?

Вот только в абсолютных цифрах МРОТ в Канаде выше, чем МРОТ в РФ, на порядок — $11 в час против $1. Подушевой ВВП Канады ($46 212) тоже больше российского ($11 162), но всего в 4,14 раза. Таким образом, на оплату труда канадская экономика выделяет значительно большую долю средств, чем российская, — и развивается.

Так это и работает, мог бы сказать нобелевский лауреат Пол Ромер, когда дорогой (а не дешёвый!) труд служит драйвером экономики. "Дороговизна" заставляет использовать этот труд максимально эффективно, а это мотивирует предпринимателя внедрять технические инновации, повышающие производительность.

Вложения в инновации требуют высококвалифицированного персонала, а такой персонал дефицитен, стоит дорого и требует вложений в образование, а вложения в образование тянут за собой инновации.

Но никаких серьёзных вложений в инновации РФ и не делает. Упомянутый доклад НИУ ВШЭ свидетельствует, что на протяжении 18 лет доля затрат на исследования и разработки в ВВП не превышала 1,3%, а в 2018 году снизилась до 1%. По уровню расходов на R&D Россия занимает 36–е место в мире.

А зачем, собственно, тратиться, скажут хозяева экономики, если именно дешёвый труд позволяет нам поддерживать бюджетную стабильность и сберегать драгоценную валютную выручку? Если бы нужно было развитие — увеличили бы долю ВВП, направляемую на зарплаты. Зачем, если можно просто проценты переписывать?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама