dp.ru Все статьи автора
30 сентября 2020, 12:59 6569

Рейтинг промышленных предприятий — 2020

Перед бурей

"Стагнационный рост" — так характеризовали ситуацию по итогам года экономисты.

Промышленность Северо–Запада в 2019 году выросла на 3,1%, да и то за счёт Петербурга и области, где рост превысил 4,5%. Предприятия в Карелии и Архангельске увидели даже небольшой спад. Против производителей одновременно играли сразу несколько факторов.

Бедность тянет вниз

Фактор номер один — стагнация доходов населения, что сказалось на работе промышленников, ориентированных на потребительский спрос. Это прежде всего автопром (18,2% общей отгрузки обрабатывающих производств в СПб и 45% — в Калининграде), который в целом по России столкнулся с падением продаж на 2,3%.

Неслучайно завод "Ниссан" оказался на последней строчке рейтинга "ДП" — его выручка упала на 10%, убытки только растут, а долговая нагрузка остаётся высокой. Чуть лучше ситуация у других автопроизводителей. Калининградский "Автотор" всё же смог увеличить консолидированную выручку на 12%, а петербургский завод Hyundai нарастил выпуск на 7%. Корейцы, кстати, имеют хорошие шансы через пару лет вернуться в топ рейтинга, если смогут "переварить" приобретённые в кризис активы GM. Но это позже, сейчас они среди отстающих.

Вероятно, всё те же причины тянули вниз и петербургских производителей бытовой техники ("БСХ бытовые приборы" потеряли 3%). А исключением стали пищевка, табак и напитки — то есть всё то, что мы в принципе научились производить в России и от чего потребителю сложно отказаться в любой экономической ситуации, даже если из дома не выйти из–за пандемии.

Предприятия–зомби

Но и государство — не слишком хороший партнёр. По оценкам профессора СПбГЭУ Елены Ткаченко, в Петербурге в той или иной степени ориентированы на государственный заказ до 85% предприятий. Но условия, по которым приходится работать, часто оставляют их на грани жизни и смерти: "Существует статья 10 в 275–ФЗ ("методы госрегулирования цен на продукцию по гособоронзаказу". — Ред.), которая устанавливает норматив рентабельности, и в результате получается, что головной производитель имеет на выходе 2–3% рентабельности на государственный оборонный заказ. В наших условиях головной производитель — это холдинг. Он несёт ответственность: все инвестиции на нём, все кредиты на нём, но вся рентабельность — не у него. Большинство компаний, которые оказались в такой ловушке, не то что не способны рассчитаться по кредитам, они не способны даже проценты выплачивать, вынуждены перезакладывать имущество, и их спасает только то, что периодически вводится мораторий на банкротство стратегических предприятий".

Хотя в марте 2020 года стало известно, что "живущим впроголодь" предприятиям ОПК РФ будут списаны долги на сумму свыше 750 млрд рублей, меры этой не хватило надолго. Сейчас накопление долгов пошло по новой и будет продолжаться, пока государство не изменит правила игры, указывает эксперт.

Это видно и по цифрам отчётности. Хотя в 2019 году судостроение Петербурга оказалось ключевым бенефициаром госзаказа, кластер не чувствует себя уверенно. Так, Балтийский завод хоть и выиграл контракт на 100 млрд рублей, увеличил чистый убыток более чем в 6 раз (до 6,4 млрд рублей), Северная верфь — убыток в 6 раз сократила (до 534 млн рублей), и только Адмиралтейские верфи смогли получить прибыль (1,8 млрд рублей).

Санкции всё заметнее

При этом санкции на предприятия ОПК меньше влиять не стали. Сколько бы ни повторяли чиновники слово "импортозамещение", в реальности быстро найти аналоги импортным комплектующим сложно — а особенно в тех случаях, когда речь заходит о модернизации предприятия.

"У нас сейчас из–за санкций запчасти и какую–то инноватику через даркнет покупают и нелегально везут в страну, — рассказывает Елена Ткаченко. — Вот как ты потом будешь отчитываться об этих расходах? Мы изначально должны понимать, что инновации — это рискованное дело, что мы до победного конца 100% проектов не доведём точно и часть денег инвестор точно потеряет. Но в госсекторе работает другая логика: получил деньги — будь любезен отработать".

Это не значит, что всё безнадёжно. Весьма интересен опыт "Силовых машин", которые из–за санкций потеряли большой заказ для АЭС во Вьетнаме. В 2018 году компания продемонстрировала убыток 63,4 млрд рублей, за 2019 год удалось сократить его до 21,75 млрд рублей. В декабре 2019–го "Силовые машины" выиграли конкурс Минпромторга РФ и теперь получат 7 млрд рублей на НИОКР для разработки газовых турбин большой мощности. Важно, что за предприятием стоит достаточно успешный менеджер и миллиардер Алексей Мордашов, и сектор это всё–таки частный. Если проект состоится, он может стать образцом и источником весьма интересного опыта для российской промышленности. Но ждать придётся минимум до 2024 года.

Закат мировой кооперации

Наконец, есть и глобальный фактор, сдерживающий рост крупнейших экспортеров СЗФО, — это заметное торможение мировой торговли после кризиса 2008 года.

"Первое десятилетие XXI века радикально отличается от второго, — рассказывает Анна Федюнина, директор аналитического центра НИУ ВШЭ СПб. — В первом десятилетии на фоне высоких темпов роста мировой экономики наблюдалось потепление отношений между странами и либерализация торговли. После кризиса 2008–2009 годов отношения резко поменялись. Мы наблюдали ежегодное постепенное нарастание нетарифных ограничений в международной торговле, рост неопределённости. Протекционизм только усугубил и без того вялый выход из кризиса 2008–2009 годов".

А из–за пандемии ситуация стала ещё хуже. Если в 2009 году G20 специально собирались, чтобы хотя бы объявить о совместных действиях, то в этом году не было даже и этого. "Это означает, что впереди будет, наверное, ещё более сложное десятилетие с экономиками, которые не настроены на сотрудничество", — считает Федюнина.

Всё это не могло не сказаться на крупнейших экспортно ориентированных отраслях СЗФО, к которым традиционно относятся лесопереработка, нефтехимия и металлургия. "Сталь, промышленные металлы, удобрения и продукция лесопереработки — всё это относится к так называемым “базовым материалам”, которые чрезвычайно чувствительны к мировой промышленной динамике и состоянию мировой экономики. Эти отрасли почувствовали замедление в предыдущие 2 года, ещё до коронавирусного кризиса, на фоне торговых конфликтов США с КНР и ЕС, чьи рынки остаются для них основными", — констатирует Алексей Калачев, аналитик ГК "Финам".

Даже лидер Рейтинга "ДП" — компания "Северсталь" в 2019 году притормозила темпы роста (+6% против +20% годом ранее). По сути, компания оказалась на первом месте не из–за прироста выручки, а из–за высокой рентабельности бизнеса, роста основных средств и умеренной кредитной нагрузки. Среди всех гигантов промышленности она была лучше готова к кризису, а потому и победила.

Георгий Вермишев

Ждём быстрого выхода

Победителем Рейтинга "ДП" в 2020 году стало ПАО "Северсталь". Об итогах 2019 года "ДП" рассказал генеральный директор компании Александр Шевелев.

Генеральный директор ПАО "Северсталь" Александр Шевелев
Генеральный директор ПАО "Северсталь" Александр Шевелев
Фото: Коммерсант

Как бы вы оценили 2019 год для компании? Были готовы к кризисному сценарию в 2020 году?

— Прошлый год оказался неоднозначным для всей сталелитейной отрасли. Цены на мировых рынках продемонстрировали достаточно существенное снижение, спрос упал на фоне наблюдающегося замедления темпов роста мировой экономики. В начале прошлого года мы были более пессимистично настроены, затем ситуация улучшилась. Основным драйвером роста стала строительная отрасль — наш крупнейший сегмент с долей в общих продажах 57%. В начале этого года на вопрос о том, что мы ожидаем от 2020 года, я отвечал, что рынки настолько подвержены различного рода факторам, что любые прогнозы могут быть абсолютно бессмысленными: ситуация может кардинально поменяться по совершенно разным причинам. И это касается как мирового рынка, так и российского. И что мы видим сейчас? И это, к сожалению, подтверждается в реальности. Мы не то чтобы не ожидали начала пандемии, мы год назад вообще не знали о коронавирусной инфекции!

Мы не можем прогнозировать со 100%–ной точностью, что станет очередной причиной шторма или затишья на мировых рынках. Но компании должны проводить ревизию своих слабых сторон, зон для развития, развивать новые направления и продукты, чтобы быть менее уязвимыми для внешних факторов. У "Северстали" значительный опыт противостояния различным макрорискам. Мы уже продемонстрировали значительный прогресс в реализации наших стратегических приоритетов — контроле над издержками и предложении превосходного опыта нашим клиентам. Вместе с гибкостью каналов сбыта, широкой продуктовой линейкой, а также устойчивым финансовым положением это позволяет нам с уверенностью проходить непростые периоды, продолжать реализацию намеченных ранее стратегических планов.

Коронавирусный кризис — это не внутренний структурный кризис отрасли. И мы ожидаем, что выход из него будет относительно быстрым. Но при условии, что не будет значительного роста числа заболевших COVID и новых локдаунов, очень болезненных для любого бизнеса.

Вы уже побеждали в нашем промышленном рейтинге в номинации "Экспортёр года". Как ситуация с пандемией повлияла на экспорт в 2020 году? Правда ли, что китайцы на некоторое время полностью выпали из рынка?

— Первый квартал этого года был крайне непростым для всей мировой металлургии. Это факт. В феврале в Китае случилась вспышка эпидемии COVID–19. Жёсткие меры карантина в стране привели к остановке автозаводов и строительных проектов, снижая спрос на металлопродукцию. А с учётом того, что Китай — крупнейший производитель и потребитель стали в мире, это сразу ощутила вся мировая отрасль. Впоследствии ограничения, связанные с распространением коронавируса, вступили в силу в Европе и в России. Ожидания от замедления экономики и снижения спроса на сталь привели к негативной динамике цен на прокат, начиная с марта 2020 года, однако даже тот уровень цен был значительно выше нашей себестоимости. Надо сказать, что, первым ощутив на себе кризис, Китай первым и начал восстановление — благодаря жёсткой дисциплине, свойственной китайскому менталитету, страна достаточно быстро восстановила производство, а в апреле–мае мы увидели, что внутренние цены в стране практически вышли на допандемийный уровень.

В России девальвация национальной валюты, а также сезонное ослабление спроса привели к переориентации части наших продаж на экспортные направления. С точки зрения экспорта мы очень прагматичны и гибки. Мы быстро оцениваем ситуацию и переориентируемся на те рынки, которые именно сегодня предлагают лучшую цену и показывают спрос. Мы сумели воспользоваться гибкостью наших каналов сбыта и нарастили долю экспорта стальной продукции в I квартале 2020 года до 45%, а во II квартале — 44%. Важно подчеркнуть, что в том числе благодаря этому нам удалось сохранить загрузку мощностей, несмотря на слабый спрос на домашнем рынке. При этом домашний рынок всегда был и остается для нас приоритетным. Поэтому в июне, когда мы заметили на нём улучшение и восстановление премии, мы начали возвращать объёмы в Россию.

Собственно, вышесказанное доказывает, что нам удалось обеспечить бесперебойность цепочек поставок в период пандемии как в закупках, так и в продажах. Главный урок для нас всех должен заключаться в том, что в непростые времена нужно не просто технически обеспечивать каналы поставок (в том числе с точки зрения антивирусной безопасности), но как никогда раньше поддерживать клиентов и партнёров, ещё лучше понимать их проблемы и запросы, не уронить качество продуктов, сервисов и решений.

Девальвация 2020 года для вас вызов или возможность? Может ли это повлиять на инвестиционные планы с учётом закупки импортных технологий и оборудования?

— Девальвация для нас как минус, так и плюс. Положительный эффект девальвации мы ощущаем при экспорте продукции. Однако, как вы правильно заметили, ослабление рубля может повлиять на стоимость закупки зарубежного оборудования. Кроме того, у нас валютный долг.

Что касается капекса, в текущей волатильной ситуации важны гибкость и скорость реакции на внешние факторы. Поэтому в апреле мы скорректировали свою инвестпрограмму на 15% в сторону понижения до уровня $1,45 млрд. Сокращение инвестиций не затронуло основные проекты компании: реконструкцию домны N3 и коксовой батареи № 11, запуск которых запланирован во втором полугодии 2020 года. Речь шла о точечных и менее приоритетных проектах.

Как оцениваете уровень экономической интеграции Северо–Западного региона — какие функции "Северсталь" выводит в Петербург, а какие оставляет в Череповце?

— Северо–Западный регион был и остаётся для компании "Северсталь" стратегическим регионом присутствия. Логистическая близость к основной производственной площадке в Череповце позволяет участвовать в реализации крупнейших проектов. С использованием металлопроката "Северстали" построено огромное количество объектов инфраструктуры, например ЗСД, "Лахта Центр", Дворцовый мост и т. д. "Северсталь" на протяжении многих лет успешно сотрудничает с потребителями, производство которых расположено в Северо–Западном регионе. В последние годы мы усилили свои позиции, переведя часть функций по работе с клиентами в Санкт–Петербург. Это касается команды продаж, которая ориентирована на работу с клиентами топливно–энергетической отрасли. Основная причина — быть ближе к ключевым потребителям и производственным активам, ориентированным на производство продукции для топливно–энергетической отрасли. Это Ижорский трубный завод, стан–5000 производства трубного проката и сервисный металлоцентр. Все предприятия расположены в Колпино на территории промышленной зоны Ижорские заводы.

Методика

Нынешний Рейтинг промышленных предприятий "ДП" уже пятый по счёту. В третий раз он выпускается при поддержке аппарата полпредства президента РФ по Северо–Западному федеральному округу и в партнёрстве с Высшей школой экономики в Санкт–Петербурге. Как и прежде, для оценки использовались исключительно объективные цифровые показатели, полученные из системы СПАРК.

Понятно, что 2020 год — непростой, а успехи прошлого меркнут на фоне сложностей, с которыми промышленным предприятиям приходится сталкиваться в настоящем. Нам и самим было бы очень интересно заглянуть в будущее и увидеть итоги "кризисного" Рейтинга, где наверняка будут и яркие тренды, и множество контрастов. Однако именно результаты более спокойного 2019 года позволяют судить о готовности предприятий к кризису. Ведь деньги, заработанные в прошлом году, станут подушкой безопасности, а долги, наоборот, потянут на дно.

Чтобы более полно оценить состояние промышленников, в этом году "ДП", по согласованию с партнёрами из ВШЭ, несколько скорректировал методологию. Центральным показателем для оценки успешности работы предприятия осталась динамика выручки. Для оценки инвестиционной активности в этом году мы использовали динамику основных средств. В обоих случаях для сглаживания экстремально больших и чрезмерно малых результатов применялась логарифмическая шкала (в таком виде цифры даны и в таблице). Также мы посчитали и учли рентабельность компаний за 3 года (сумма EBIT за три последних года, делённая на сумму выручки за три последних года).

За каждый из трёх показателей предприятия получали баллы по следующей формуле: Показатель предприятия / Среднее значение этого показателя среди всех предприятий (по модулю). После этого баллы складывались.

К итоговой сумме мы применили коэффициент в зависимости от уровня задолженности компаний (её мы посчитали как сумму долгосрочных заёмых средств, краткосрочных заёмных средств и кредиторской задолженности, делённую на EBIT за 2019 год). Здесь методика следующая:

Кредитная нагрузка 1–300% — коэф. 1,2;

300–500% — коэф. 1,1;

>500% либо отрицательное значение — коэф. 0,8.

В региональных рейтингах не учитывались данные крупнейших добывающих компаний — они выделены в отдельный подрейтинг, так как доля добавленной стоимости незначительна по сравнению с ценой добываемых природных ресурсов. По результатам анализа базы данных предприятий СЗФО также составлен рейтинг компаний по объёмам госзаказа среди компаний с выручкой свыше 10 млрд рублей.

К сожалению, положиться на "большие данные" в системе СПАРК получается не всегда, поскольку идеальной чистотой они не отличаются. Наиболее распространённое "загрязнение" — компания проводит реструктуризацию внутри группы и переводит новые активы на юрлицо предприятия.

Из–за этого показатели в отчётности резко возрастают, хотя в реальности положение компании не улучшилось. Мы постарались учесть такие отклонения и дополнительно запросили разъяснения от предприятий. Если ответа не поступало, "аномальный" показатель не учитывался в итоговой оценке.

Уважаемые друзья! Президентом Российской Федерации В. В. Путиным поставлен ряд стратегических задач по развитию и наращиванию промышленного потенциала нашей страны, созданию условий для выпуска высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции. Промышленность является основой и локомотивом экономики России. В условиях сложной эпидемиологической обстановки, связанной с распространением коронавирусной инфекции, промышленные предприятия Северо–Запада практически не останавливали свою работу, обеспечивая занятость и производство важнейших для нашей страны товаров. "Деловой Петербург" уже много лет профессионально освещает деятельность хозяйствующих субъектов Северо–Западного федерального округа России, формирует ставший традиционным рейтинг промышленных предприятий регионов нашего округа, позволяющий по заслугам оценить их производственный потенциал. Уверен, отечественная промышленность сохранит и увеличит темпы развития и выйдет в ближайшие годы на новый технологический уровень. Желаю вам плодотворной работы и успехов в достижении поставленных целей!
Александр Гуцан
Александр Гуцан
полномочный представитель президента РФ в СЗФО

Другие материалы, подготовленные в рамках проекта "Рейтинг промышленных предприятий — 2020":

Потерянное десятилетие

Долг вышел из моды

Нелёгкая принесла

Распались на фракции

Борьба за пищевую цепочку

Отрасль быстрого реагирования

Рекорды в прошлом

Свалились в локдаун

Под маской динамичности

Соблазнённые девальвацией

Фантастическая четвёртая

Ставка на цифровизацию

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама