Фото: Архив "ДП"

Подозрительное совпадение: облавы и легализация "стритовщиков" похожи на PR–акцию

Могут ли быть совпадением задержания уличных музыкантов накануне появления законопроекта об их деятельности, а сам документ — полезным?

Уличные музыканты в первой половине сентября оказались в центре всеобщего внимания. Пока на Невском проспекте их массово задерживали сотрудники полиции, в Мариинском дворце законопроект о регулировании их деятельности рассматривали депутаты ЗакСа. Сами "стритовщики" не рады ни тому ни другому. Действиями полиции они возмущены, а к депутатским инициативам относятся со скепсисом. Более того, многие считают, что активность полиции является своеобразной PR–акцией, которая должна подчеркнуть необходимость закона.

РАО слушает вас. Как петербургских бизнесменов штрафуют за музыку

РАО слушает вас. Как петербургских бизнесменов штрафуют за музыку

6208
Дарья Зайцева, Анна Серпер

Доигрались балалаечники

Среди музыкантов популярны несколько версий причин волны задержаний. Начиная с того, что гонения могут быть вызваны ковидными ограничениями, и заканчивая некой "личной неприязнью к уличным артистам одного из высокопоставленных сотрудников регионального ГУВД".

Правоохранители утверждают, что никаких особых причин нет и все задержания связаны исключительно с жалобами местных жителей на шум. Однако задерживали музыкантов по всему Невскому, в том числе и на точках, где поблизости нет жилых домов (например, на площади Восстания).

Музыканты, которым пришлось побывать в полиции, описывают задержания практически одними и теми же словами. Разница заключается в деталях поведения сотрудников правоохранительных органов: одни доверительно сообщали, что сами не имеют ничего против уличной музыки, но обязаны соблюдать приказ, другие злорадно хмыкали, мол, "доигрались балалаечники", и вели себя не вполне адекватно.

"В 78–м отделении полиции я просидел около четырёх часов. Составили протокол об изъятии инструмента и микшерного пульта, а также протокол об административном правонарушении. Я попросил выдать мне копию, мне сказали сначала поставить подпись в графе “Копию получил”. Я ответил, что не буду ставить подпись, пока не получу копию на руки. Тогда сотрудник полиции сказал, что ему проще будет написать, что я отказался от дачи показаний. И в результате копию мне так и не выдали", — рассказывает музыкант Андрей Шабанов.

Инструменты конфисковали не у всех, а вот оформление административного правонарушения производилось буквально под копирку — у полицейских экипажей при себе имелись заранее распечатанные бланки рапортов, куда им нужно было вписать только персональные данные задержанного. Претензии при этом были сформулированы довольно оригинально: музыкантов обвиняют в нарушении ст. 7.1 КоАП РФ "Самовольное занятие земельного участка".

"Приписать музыканту захват земельного участка — это всё равно что назвать его рэкетиром. Абсурд. Допустим, я барабанщик, у меня много инструментов, они действительно занимают место. Но вот если человек стоит и играет на флейте: он своими ногами тоже незаконно занимает участок?" — саркастически спрашивает музыкант Кирилл Дроздовский, чьи инструменты теперь тоже находятся у полиции.

Сакральная битва: кто поссорил парламент и Смольный

Сакральная битва: кто поссорил парламент и Смольный

24252
Максим Мунгалов

Не обошлось и без курьёзов. В одном случае у сотрудника полиции, очевидно, дрогнула рука и на солиста группы "Дешёвые драмы" Глеба Васильева протокол составили по ст. 7.11 КоАП РФ "Пользование объектами животного мира и водными биологическими ресурсами без разрешения", то есть за незаконную рыбалку. Спустя несколько дней из отдела позвонили и попросили приехать, чтобы исправить документ.

"Это какой–то цирк. Сначала человека несколько часов держали без связи, угрожая, что он будет тут сидеть несколько суток, если достанет телефон. Потом выдали ошибочный протокол. А теперь просят приехать, чтобы исправить. Никто никуда не поехал, конечно, мы ждём повестку в суд. Очень все хотим посмотреть, как это будет происходить", — возмущается представитель группы Евгения Анисимова.

Деньги счёт не любят

Общее число уличных музыкантов в Петербурге слабо поддается подсчёту, но, по оценкам участников сообщества, колеблется в пределах нескольких сотен человек. При этом они довольно хорошо горизонтально организованы — благодаря системе чатов определяется график выступлений на наиболее хлебных местах (главным образом на Невском и вокруг него), конфликты решаются путём переговоров. Все собеседники "ДП" наотрез отрицают практику каких–либо поборов со стороны полиции или криминалитета. Месячный заработок уличного музыканта, играющего в центре города, составляет около 30–40 тыс. рублей. У большинства к этому добавляются концерты в барах, на корпоративах и так далее.

К принятому 16 сентября в первом чтении законопроекту о регулировании своей деятельности музыканты относятся осторожно. Но однозначного негатива всё–таки нет.

"Я абсолютно не против узаконивания нашей деятельности. Если это поможет выступать на легальных условиях — почему нет? Единственное, что допустимый уровень шума в законопроекте ограничен 60 децибелами. Насколько я знаю, это просто уровень громкого разговора. На улице, где стоят музыканты, уровень окружающего шума может доходить до 100 децибелов. Соответственно, их просто слышно не будет", — рассуждает Андрей Шабанов.

С этим согласен и Кирилл Дроздовский: "Я не против регистрироваться. Может быть, когда власти увидят наши заработки, то они нам решат ещё и какие–нибудь субсидии выплачивать? А то все любят считать наши деньги, но никто почему–то не говорит о затратах. А они довольно велики. Это постоянная амортизация инструментов, всё время что–то ломается, нужно что–то докупать и так далее".

Регистрация без налогов

Тех, кто считает перспективы легализации сомнительными, тоже немало. "По существующему законодательству добровольные пожертвования не облагаются налогом. Почему новый закон должен противоречить федеральному законодательству и обязывать музыкантов, которые не выставляют цен на свои услуги, не продают билеты на выступления и в целом основной целью выхода на улицу имеют творческое самовыражение, регистрироваться как самозанятые? Опыт некоторых европейских стран — лицензирование, но не налогообложение. То есть разовая оплата за получение лицензии. И стоимость лицензии по соотношению к среднему уровню доходов граждан — минимальна", — делится мнением музыкант Ольга Коленченко.

По её словам, в музыкантской среде существует инициативная группа, которая довольно давно занимается изучением мирового опыта в области регулирования деятельности уличных музыкантов и налаживает связи с официальными структурами для продвижения собственного проекта закона.

Автор законодательной инициативы депутат Денис Четырбок в разговоре с "ДП" отметил, что срочное рассмотрение документа на первом после летних каникул заседании ЗакСа действительно стало реакцией на задержания музыкантов. Месяц, который отводится на внесение поправок ко второму чтению, депутат намерен потратить в том числе и на общение с музыкантами, чтобы учесть их интересы и предложения.

"Наша задача — успеть к следующему летнему сезону создать легальные точки для музыкантов, чтобы их не трогали. Ко мне уже обратились пять различных уличных музыкантов, желающих поучаствовать в работе над поправками. И весной, когда мы обсуждали тему правового регулирования, мы приглашали некоторых музыкантов в Законодательное собрание. В частности, Билли Новик изъявил желание поучаствовать в работе. Никаких ограничений мы вводить не будем, кто пожелает — пусть приходит. Наша глобальная цель — сделать так, как это организовано в Москве", — сказал он.

Уличная музыка — мощный инструмент сенситивного маркетинга территорий, на одном конце которого раздражающая музыка, диссонирующая с контекстом города, даже провоцирующая конфликты, а на другом — такое понятие, как sonicscape, то есть музыкальный ландшафт, являющийся одной из точек контакта туриста с городом или целой страной. Португалия — это фаду, Техас — кантри, Нью–Йорк — джаз. Территории, которые активно работают с дизайном и проектированием точек контакта, обязательно используют музыку. Яркий пример — New Road в английском Брайтоне. Одинаково важны право музыкантов самовыражаться и право местных властей синхронизировать официальный образ города с тем, что звучит на улицах. Так же, как регулируется наружная реклама.
Наталия Белякова
Наталия Белякова
старший научный сотрудник центра территориального и городского развития РАНХиГС
Регулирование уличных музыкантов — нормальная практика. В Москве для музыкантов, играющих в переходах, на станциях метро и на улицах, с 2017 года разработан специальный регламент: выступать они вправе только на специально отведённых площадках, звучание инструментов не может превышать 60 децибелов, а репертуар должна утвердить особая комиссия. В Мюнхене разрешено играть, только если получено одобрение горсовета — ярко–оранжевая бумажка, которая должна лежать рядом с футляром, чтобы полицейский её видел. Похожая ситуация в Лондоне. Наличие этих законов важно и для музыкантов, чтобы полиция не прерывала их выступления, и для жителей города: чтобы они понимали, когда могут пожаловаться на музыканта, а когда — нет.
Ольга Филипенкова
Ольга Филипенкова
директор по развитию курорта "Красная поляна", эксперт по развитию туристических дестинаций
Иван Воронцов Все статьи автора
21 сентября 2020, 09:39 360
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама