Кто владеет "Петербургом"?

Есть ли у Петербурга официальный бренд? Кто имеет право законно использовать новый метабренд, не так давно разработанный по заказу городского правительства? И можно ли легально разместить на своей продукции изображение Медного всадника, кораблика Адмиралтейства или Эрмитажа? Об этом и многом другом "ДП" поговорил с патентным поверенным, директором Санкт–Петербургского филиала юридической фирмы "Городисский и Партнеры" Виктором Станковским.

Что такое "бренд" с юридической точки зрения?

— Понятие "бренд" с точки зрения законодательства — а точнее четвертой части Гражданского кодекса — раскладывается на пять составляющих. Товарные знаки, они же знаки обслуживания, фирменные наименования, коммерческие обозначения, наименования места происхождения товаров и абсолютно новый объект, который появился буквально с июля 2020 года: "географическое указание". Но, когда говорят "бренд", все–таки имеется в виду товарный знак, в котором уже есть наполнение, внутреннее содержание. И вот про это внутреннее содержание мы как раз и готовы говорить на примере петербургских брендов, начиная с самого главного, с бренда Санкт–Петербург.

Не так давно Смольный анонсировал новый метабренд города. Кто имеет право использовать этот знак?

— Да, был сложный конкурс, итоги его бурно обсуждались, и вот наконец родился городской метабренд. В декабре прошлого года были поданы заявки в Роспатент на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака. Надо отдать должное — молодцы, не запустили эту ситуацию, заявку подали сразу по окончании конкурса. Заявка подана на имя комитета по развитию туризма Санкт–Петербурга, то есть товарный знак будет принадлежать городу. По практике, которую мы наблюдаем, сейчас, спустя 8–10 месяцев, можно ожидать регистрацию, то есть внесение товарного знака в государственный реестр и присвоение номера свидетельства.

А его использование, в соответствии с Гражданским кодексом, может регулироваться путем выдачи лицензионных соглашений, сведения об этих соглашениях должны будут направляться в Роспатент. Кстати, регистрация товарного знака защищает не только внешний вид логотипа, но и тот перечень товаров и услуг, на которые он распространяется. В данном случае регистрация интересна тем, что решили это перечень вообще никак не ограничивать, он включает всё — и все варианты товаров, и все варианты услуг. Даже если мы выпустим космическую ракету и поставим на нее логотип Санкт–Петербурга, на это тоже надо получить разрешение у комитета. В списке есть и сувенирная продукция, и продукты питания, и одежда, и многое другое.

Если кто–то нелегально выпустит продукцию с таким логотипом — какие проблемы он получит?

— На полном законном основании комитет сможет направить письменную претензию с предложением либо убрать данное обозначение с товара, либо приобрести на законном основании право на его использование на условиях, которые, очевидно, комитет должен разработать. Понятно, что это будут коммерческие условия, потому что на всех брендах всех городов — а тем более туристических столиц — во всем мире все зарабатывают. В Париже, Мадриде, Барселоне, Венеции.

И если компания, нелегально использующая метабренд Петербурга, не выполнит предложений или юридических требований комитета по развитию туризма, он вправе обратиться в арбитражный суд. С очень большой долей вероятности может рассчитывать на запрет использования и изъятия данной продукции из гражданского оборота с ее конфискацией. Дополнительно к этому могут быть предъявлены материальные требования в виде компенсации, которая по закону составляет от 10 тыс. до 5 млн рублей — причем данная сумма не требует какого–либо документального подтверждения, она устанавливается судом исходя из характера правонарушения. У нас уже есть сложившаяся практика по нарушениям в области товарных знаков, причем не только в таком офлайн–режиме, но и в сети интернет, при использовании на сайтах. И не только в отношении товаров, но и при оказании услуг.

А можно ли использовать слово "Санкт–Петербург" без заключения соглашения с городом?

— Если мы говорим о Петербурге как о географическом понятии, то оно не является предметом исключительного права с точки зрения Гражданского кодекса. И такое регулирование уже относится на уровень субъекта федерации. То есть должен появиться закон по регулированию использования названия, который много раз пытались у нас в городе принимать.

В этом году было постановление губернатора, в котором указывалось, что компания, которая использует в своем фирменном наименовании слово "Санкт–Петербург", должна соответствовать определенным критериям — быть крупнейшим налогоплательщиком, находиться в Петербурге и т. д. Но в отношении товарных знаков таких ограничений не было, и наше региональное законодательство никак это не ограничивало. Как, в принципе, и вопрос использования символов Петербурга — если мы говорим об узнаваемых городских объектах.

Медный всадник, кораблик, разведенные мосты и другие знаковые места?

— Да, они. Эти символы — они чьи? На сегодняшний момент получается, что по большому счету ничьи. На сегодняшний момент общее федеральное положение, которое содержится в Гражданском кодексе, — если есть некий узнаваемый элемент в виде городского символа, то компания вправе подать заявку на изображение, которое содержит данный символ. Но это должно быть географически обосновано, компания должна быть из Петербурга. И тогда данный символ будет включен в состав товарного знака, но не как основной элемент, а как элемент композиционный. Например, всем известные магазины дьюти–фри — у них в логотипе есть кораблик Адмиралтейства.

Законодательство нам говорит, что, когда такого рода элементы в знаках появляются, требуется согласие некоего компетентного органа, а у нас в Петербурге этого компетентного органа нет. Губернатор должен своей властью его определить — например, комитет по туризму, пусть он занимается всеми символами, либо какой–либо другой комитет.

Есть еще одна сложность, она связана с музейным законодательством. У нас во многих зданиях, которые являются символами Петербурга, расположены музеи. А Закон о музейной деятельности предусматривает необходимость получения согласия дирекции музея на использование внешнего вида здания, в котором он расположен, для сувенирной и прочей продукции.

Успешно внешний вид здания монетизировал Русский музей — у них, насколько я знаю, есть ряд лицензий с производителями конфет и шоколада, — а также Эрмитаж, который тоже открыт к подобного рода сотрудничеству, и Музей истории Петербурга, к которому относится Петропавловская крепость.

Вы упомянули новый объект исключительного права. Что это?

— Новый объект, который активно начали использовать с 2020 года, — "географические указания". Он пришел к нам из зарубежной практики, там географические указания очень активно защищаются.

На каждой бутылке вина, к примеру, обязательно написано: geographical indication. Таким образом, в России произошла еще одна стадия гармонизации законодательства по интеллектуальной собственности с зарубежным — появился термин "географическое указание". Заявки уже поступают, а некоторые, поступившие первыми, уже рассмотрены. Среди них очень много минеральной воды и очень много кондитерской продукции.

Но мы просмотрели базу данных, и, к сожалению, мы не увидели ни одного географического указания, поданного от петербургского заявителя. Самое ближнее, что мы нашли, — "калитки карельские", они идут под номером 241. Они молодцы, уже 29 января подали заявку, а в мае получили регистрацию.

И кто становится правообладателем карельских калиток?

— Правообладатель в данном случае Суоярвский хлебозавод. Но если товарные знаки — это исключительное право только правообладателя и никого больше, то географические указания имеют особенность.

Они выявляются, регистрируются на кого–то первого, а все остальные, кто находится в данном регионе и выпускает сходную продукцию, вправе присоединиться к этой регистрации. То есть Суоярвский хлебозавод получил свидетельство 241/1, а если присоединится другой хлебозавод, он получит свидетельство 241/2 и так далее. Но все они обязаны находиться только в Карелии и обязаны маркировать эту продукцию. Понятно, что производство этой продукции можно открыть где угодно, но не могут появиться карельские калитки производства московского хлебокомбината.

В Петербурге, повторюсь, пока таких заявок нет. Зато в Ленинградской области, в городе Выборге, есть выборгский крендель. Будем надеяться, что все–таки появятся географические указания и у нас в городе.

Мы призываем все предприятия нашего города внимательнее посмотреть на свою продукцию. Официальное использование санкт–петербургской символики является хорошим способом ее продвижения, тем более когда активно развивается внутренний туризм. Ну а мы, как фирма патентных поверенных, готовы помогать оформить ваши права на товарные знаки и отстаивать их всеми возможными способами.

Алексей Буцайло Все статьи автора
28 августа 2020, 11:03 1964
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама